Ликвидное, никому не нужное

В деле о продаже здания «Петропита» поставлена жирная запятая

6 августа 2014 в 12:41, просмотров: 1655

Решение о том, что здание бывшего петрозаводского Комбината школьного питания было сдано в аренду незаконно, карельское управление Федеральной антимонопольной службы приняло 28 июля. И тогда же стало известно, что занимались «антимонопольщики» этим делом свыше 8 месяцев – еще в ноябре прошлого года к ним обратились за содействием работники республиканского УФСБ. 

Ликвидное, никому не нужное

Красивый уход

Вкратце напомню суть дела. Директор (теперь уже бывший) МУП«Петропит» Ольга Залецкая после трех экспертных оценок выставила на аукцион принадлежащее муниципалитету, но находящееся в ее хозяйственном ведении здание на ул.Калинина общей площадью 3237 кв.м. Минимальная стоимость строения была оценена менее чем в 18 миллионов рублей – при рыночной цене в два раза большей. Причиной стало то, что помещение было отдано в долгосрочную аренду на 49 лет. Выгнать арендатора возможным не представлялось, а значит – здание теряло инвестиционную привлекательность. В результате участие в аукционе приняла только Анастасия Кравчук – депутат Законодательного Собрания Карелии и супруга известного в республике бизнесмена и политика Василия Попова. В результате она и приобрела бывший хлебокомбинат по начальной цене. Это обстоятельство и вызвало интерес у правоохранительных органов.

Как показало журналистское расследование, арендатором помещения была фирма, руководимая директором принадлежащего Попову торгового дома «Ленторг» Александрой Корниловой. Через полтора месяца после сделки фирма договор аренды расторгла – и теперь здание на ул.Калинина снова стоит свои полноценные 34 миллиона.

23 апреля против Корниловой и Кравчук были возбуждены уголовные дела. Никаких подробностей о том, что именно им инкриминируют, Следственный комитет не давал, что наводило на размышления. И вот, похоже, появился документ, которого и ждали следователи: решение УФАС.

Установка на «добро»

Пытаясь докопаться до причин того, как ликвидное городское имущество «ушло» в частный карман на совершенно законных основаниях, мы не имели возможности выяснить ключевой момент: при каких обстоятельствах фирма Корниловой стала арендатором помещения? И теперь антимонопольное ведомство предоставило нам эту информацию.

Сделка по аренде была заключена в то время, когда «Петропит» проходил процедуру банкротства и им «рулил» конкурсный управляющий Александр Осин. Именно он подписал договор о сдаче здания в аренду, что и стало главной причиной его удешевления. И теперь УФАС признала действия Осина противоречащими закону «О защите конкуренции»: муниципальное имущество было сдано в аренду без конкурса.

Тем не менее праздновать победу правоохранительным органам рано. Как нам удалось выяснить, решение карельского УФАС наверняка будет обжаловано и, вероятно, впоследствии отменено. Дело в том, что написано оно было, что называется, с кальки – руководствуясь указанием «сверху». Существует письмо ФАС России №АК/15286, датированное апрелем 2011 года, в котором указана позиция антимонопольного органа в подобных делах: действие Закона «О защите конкуренции» распространяется и на юридические лица, находящиеся в процессе банкротства. Проблема в том, что суды встают на противоположную точку зрения.

Конкурс и конкурсанты

Что такое внешнее управление на предприятии? Когда фирма не может расплатиться по долгам, она начинает процедуру банкротства, которая разделяется на несколько этапов. Сначала – внешнее наблюдение, потом – внешнее управление. Собрание кредиторов выбирает внешнего управляющего, который должен принять меры для финансового оздоровления предприятия. Собственник – в данном случае это муниципалитет – теряет все рычаги управлении: вся власть в момент банкротства находится в руках управляющего, и он принимает решения самостоятельно, согласно утвержденному плану управления и советуясь только с кредиторами.

В нашем случае право распоряжаться своим имуществом потерял муниципалитет – а значит, имущество перестало быть муниципальным. Зато аренда этого помещения была включена в план внешнего управления и одобрена не только кредиторами, но и Арбитражным судом Карелии. А суд в своих действиях руководствовался постановлением Пленума Высшего Арбитражного суда РФ, который «…ставит приоритет норм закона о банкротстве перед нормами иных федеральных законов». То есть общий закон «О защите конкуренции» для Фемиды менее важен, чем специальный закон «О банкротстве».

Хотя в российском судопроизводстве нет прецедентной системы, судебная практика, безусловно, учитывается. В своем ответе комиссии УФАС Александр Осин привел в пример несколько подобных дел, одно из которых рассматривалось в карельском арбитраже и касалось совершенно такой же ситуации, и даже с тем же фигурантом. Некое ООО пыталось оспорить договор аренды помещения банкротящегося «Петропита», заключенный без конкурса – и получило отказ. Почему антимонопольщики проигнорировали судебную практику, остается загадкой.

Есть там еще пара моментов, вызывающих удивление. Один из самых очевидных: комиссия УФАС направила материалы проверки куда следует, для возбуждения административного дела по ст.14.9 КоАП РФ. Но эта статья подразумевает ответственность должностных лиц федеральных и региональных органов исполнительной власти и местного самоуправления, государственных внебюджетных фондов, а также организаций, участвующих в предоставлении государственных или муниципальных услуг. Нарушителем же выступает внешний управляющий, никакого отношения ни к одной из вышеперечисленных структур не имеющий.

Ненужное здание

Впрочем, все это – лишь юридический спектакль, интересный довольно узкому кругу наблюдателей. Широкую общественность интересует другое: что будет со зданием?

В свое время я высказывал гипотезу о том, что новый владелец его снесет и построит на этом месте жилой комплекс. Никакая другая идея просто не может прийти в голову. Помещение – бывшие цеха: офисы здесь не разместить, использовать как склад – дорого и неудобно. Но знающие люди обратили внимание на ошибку в моих рассуждениях: жилой дом здесь тоже не построить. По закону он должен отстоять от железной дороги на 100 метров, а тут и 80 нет.

Именно это обстоятельство – невозможность использовать помещения хоть для чего-нибудь – профессионалы и считают причиной того, что, кроме жены Василия Попова, в конкурсе на покупку этого сооружения никто не участвовал. Зачем оно потребовалось бизнесмену, вопрос открытый. Возможно, просто как имущество, которое можно предъявить в обеспечение банковского кредита. Впрочем, это его дело.

Даже если решение карельского УФАС будет отменено, есть еще пара моментов, за которые можно зацепиться, пойти в суд и добиваться отмены обеих сделок – и по сдаче здания в аренду, и по его продаже. В этом случае оно вернется в городскую собственность. Но возникает коллизия, даже две.

Во-первых, добиваться этого должна сторона пострадавшая, то есть муниципалитет. Вопрос: будет ли нынешняя городская администрация судиться с Василием Поповым, учитывая открытые дружеские отношения между ним и главой города Галиной Ширшиной?

И второе: а что получит город, если вернет себе здание? Помещение, за содержание которого платить надо, а разместить там нечего. Плюс – придется отдать Анастасии Кравчук 17 бюджетных миллионов.

Так что давайте запасаться попкорном и следить за развитием сюжета. 





Партнеры