Памятнику Александру II в Петрозаводске исполнилось бы 130 лет. ФОТО

Монумент Царю-Освободителю был построен на народные деньги, и народом же был уничтожен

2 октября 2015 в 15:24, просмотров: 3810

В знак особой любви к Петру потомки воздвигли в 1873 году – в честь 200-летия со дня рождения императора и 100-летия его завода – памятник, ставший ныне визитной карточкой нашего города. Монумент в районе городской набережной и поныне является украшением Петрозаводска. Обратимся к другим объектам изъявления народной любви к монархам: памятникам двум Александрам – Первому и Второму.

Памятнику Александру II в Петрозаводске исполнилось бы 130 лет
Семиметровый памятник убиенному самодержцу в Петрозаводске оказался лучше столичного

В знак особой любви к Петру потомки воздвигли в 1873 году – в честь 200-летия со дня рождения императора и 100-летия его завода – памятник, ставший ныне визитной карточкой нашего города. Монумент в районе городской набережной и поныне является украшением Петрозаводска. Обратимся к другим объектам изъявления народной любви к монархам: памятникам двум Александрам – Первому и Второму.

Царская пушка
Любим народом был царь Александр I, удостоивший Петрозаводск своим посещением в лето 1819 года, вскоре после победы над Наполеоном. Очевидцы писали, что восторженная толпа, завидев императорскую карету, остановила ее и, не дав Александру выйти, подхватила и несла аж до самой Петропавловской церкви на руках.
Венценосный гость побывал на «пробной батарее» (это место закрепилось в названии улицы – Пробная), где лицезрел стрельбу из орудий. Сохранились воспоминания о том, что канониры предупреждали государя: мол, при испытаниях заряд  пушки увеличивают втрое и есть риск разрыва ствола. Но Александр отказался укрыться в каменном каземате и остался неподалеку на бруствере. 24-фунтовая пушка ахнула и разлетелась на куски... Его Величество остался невозмутим, подошел к смотрителю завода Кларку и сказал: «Я очень рад, что видел разрыв орудия: это принадлежит тоже к достопамятности Петрозаводска». Ну, как не восхититься таким самодержцем?
Император вообще оказался свой в доску: на заводе он присутствовал при отливке пушек, сам поработал зубилом и рашпилем над одной из них, доведя орудие до кондиции. За что изумленные мастеровые соорудили царю необычную память, которую можно было бы назвать «Царь-пушка по-петрозаводски».

Чугунный портик во дворе Александровского завода, устроенный в память посещения завода императором Александром I в 1819году. Петрозаводск, 1890г.

Дело в том, что в допетровской Руси памятники не ставили даже Помазанникам Божьим, не говоря о простых смертных. Так себе – увековечивали князей и цесарей в лубочном посконно-сермяжном стиле. А Петр Алексеевич стал первым, кто заказал тогда еще безвестному итальянцу Бартоломео Расстрелли бюст реального человека, да еще прижизненный. Речь идет о петровском, как бы сейчас сказали, контрактнике –  добровольце потешного полка Сергее сыне Леонтьеве Бухвостове.
Но в 1819 году мода на бюсты и статуи даже венценосных вождей еще, видимо, не дошла до Петрозаводска, и работный люд удумал вот что. Пушку, которую касалась и лелеяла августейшая длань Александра I, выставили возле ворот завода, да еще оградили решеткой собственной искусной ковки. Чтобы, значит, подрастающее поколение, приходящее на производство, видело, что и сам царь не чурался рашпиля. Похоже, это был единственный по своей оригинальности памятник хозяевам земли русской.

Освободителю и Основателю
Александр II никогда не удостаивал Петрозаводск своим посещением. Но это не означает, что любовь к нему трудового народа и чиновничества была меньше. Император был известен не только как Царь – Освободитель крестьян и Основатель земства, как официально его именовали. Если о первом деянии Александра II знает каждый школьник, то второе остается в тени. Между тем оно, по сути, перевернуло все государственное устройство империи и дало стране выборные земские собрания. А земские депутаты получили право использовать часть собранных налогов по своему усмотрению. И наши олонецкие земцы этим мудро воспользовались.
Сегодня мало кто знает, что еще в 1873 году, благодаря этому закону, депутаты Олонецкого губернского земского собрания наметили строительство железной дороги от Санкт-Петербурга до Петрозаводска. Они понимали, что «чугунка» привлечет, как теперь любят говорить, инвестиции и создаст новые рабочие места. И первые изыскания по прокладке железнодорожного пути были сделаны на земские деньги.
Но 1 марта 1881 года Россию потрясла страшная весть: в Санкт-Петербурге террорист-народоволец Гриневицкий швырнул под ноги Александра II бомбу, император погиб. Олонецкий люд искренне опечалился, и уже 12 декабря губернское земство «единодушно желая увековечить память о Царе-Освободителе, Государе-мученике, в заседании постановило воздвигнуть в г.Петрозаводске на средства губернского земства памятник в Бозе почившему Императору Александру II и учредить капитал Его имени, с целью употребления процентов с этого капитала на уплату казенных податей для бедных крестьян».
Обратите внимание: этот документ полностью соответствует духу реформ почившего императора. И вот почему. Всего за 10 лет до этого губернатор Григорий Григорьев буквально выпрашивал на сооружение памятника Петру Великому 15 тысяч целковых у МВД России (интересно, что в то время полицейское ведомство заведовало и культурой: не только деньги выделяло, но и проекты утверждало, как было с памятником Петру I). А на сооружение монумента Александру II средства, согласно его же реформе, уже искало земское собрание. И как знак признательности человеку, давшему волю крестьянству, земцы создали «капитал» – проще говоря, фонд помощи свободным землепашцам.
Местом, где будет возвышаться памятник, была  выбрана Соборная площадь (сегодня носит имя верного ленинца Сергея Кирова).

Соборная площадь в Петрозаводске с памятником Александру II. Конец XIX - начало XX веков.

Это решение было принято не случайно. Если на Круглой площади (сейчас им.Ленина) располагался местный официоз – «присутственные места» губернской управы – и уже стоял бронзовый Петр, то Соборная была народной площадью. На ней изначально кучковался торговый люд. Рядом, где сейчас скверик с бюстом партийного секретаря Ивана Сенькина, находилась Сенная площадь. А на самой Соборной уже стоял белоснежный и златоглавый 56-метровый красавец собор во имя Сошествия Святого Духа – самое высокое во всей губернии здание и усыпальница народного любимца Блаженного Фаддея, небесного покровителя Петрозаводска, которого еще царь Петр привечал.

Курировать проект было поручено губернатору Григорьеву. В этом ничего удивительного нет. Григорий Григорьевич был инициатором создания памятника основателю города и изрядно поднаторел в этом деле. Губернатор не стал мудрствовать лукаво и заказал бронзовую скульптуру автору памятника Петру академику Императорской академии художеств скульптору Шредеру.

Секреты технологии
Иван Шредер был родом из остзейских баронов, окончил Пажеский корпус в чине корнета, участвовал в Крымской кампании. После войны всецело посвятил себя искусству, поступил в Императорскую академию художеств, стал любимым учеником П.Клодта, чьи кони украшают Аничков мост в Санкт-Петербурге. В послужном списке русского немца работа над памятниками Екатерине II, адмиралам Крузенштерну и Беллинсгаузену.
Разработать рисунок пьедестала взялся архитектор Антоний Томишко, чех по рождению, профессор Академии художеств по должности. Он остался известен в истории как один из авторов Великокняжеской усыпальницы в Петропавловской крепости, но увековечил свое имя проектом знаменитой тюрьмы «Кресты». 
Вопрос о материале для постамента отпал сам по себе: его «решено сделать из матюковского мрамора, пожертвованного В.Савельевым из арендуемых им Тивдийских мраморных ломок». (Об этом меценате известно лишь, что он был камер-юнкером, в то время арендовал «ломки», но позднее разорился. Разработки в Тивдии давно прекращены. А название знакомое? Конечно: ведь сейчас это центр проведения международных соревнований по водному слалому).
Зато каков был тивдийский мрамор! Его залежи открыли еще в середине XVIII века. Удивительный минерал имел более 30 оттенков – от бледно-розового до сиреневого. Его и сейчас можно увидеть в Зимнем, Таврическом, Мраморном дворцах Северной Пальмиры. На пьедестал Александру камер-юнкер-горнозаводчик выделил глыбу благородного темно-зеленого мрамора.
Работы начались, и тогда окончательно стало ясно: памятнику быть. 15 июня 1884 года состоялась торжественная закладка с молитвой и крестным ходом. Епископ Олонецкий и Петрозаводский Павел зачитал надпись на металлической доске, которую затем должны были вмуровать в цоколь пьедестала: «Лета 1884, месяца июля, в 15 день, в благополучное царствование Государя Императора Александра III-го и с Высочайшего Его Императорского Величества соизволения… земством сооружен сей памятник императору Александру II, Освободителю крестьян и Основателю земства, павшему мученической смертью от святотатственной руки цареубийц 1 марта 1881 года. Изображение отлито по модели скульптора И.Н. Шредера. Пьедестал сооружен по рисунку академика А.О. Томишко».
Под закладной камень будущего памятника, сделанный тоже из матюковского мрамора, были опущены монеты, специально выписанные для этого случая из государственного банка. Эта традиция существовала давно, и под постамент памятника Петру тоже клали монеты.
Прошел еще год. 30 августа 1885 года Петрозаводск увидел творение Шредера. Снова возносились молитвы, играл военный оркестр. Десятиаршинный (7,1 метра) памятник императору стоял в центре площади, укутанный покрывалом. И наступил момент, когда оно легко упало к подножию, и Царь Освободитель предстал пред восхищенными петрозаводчанами.

Вот как описывает это знаменательное событие репортер «Олонецких губернских ведомостей»: 
«Император был изображен в общегенеральском мундире, с открытой головой, на плечи накинута порфира, спускающаяся аршина на 1,5 на пьедестал; поверх порфиры надета цепь ордена св.Андрея Первозванного; левой рукой он поддерживает мантию, а несколько вытянутой правой – держит свиток, на развернутой части которого написано «19 февраля 1861 года» (дата отмены крепостного права. – Авт.). Пьедестал вполне гармонирует с бронзой: он иссечен из темно-зеленого мрамора Тивдийских мраморных ломок...».
Следует заметить, что гораздо позднее, в 1896 году, в Москве тоже был установлен памятник Александру II, окруженный «сенью» в виде колонн, но современники отнеслись к нему совершенно по-другому. Эпиграмма неизвестного автора:
"Бездарного строителя 
безумный выбран план: 
Царя-освободителя 
поставить в… кегельбан".

Александр II, московский вариант

«Сталинская соколица» на царском подиуме
После октябрьского переворота, уже в 1918 году, вождь большевиков Ульянов-Ленин подписывает декрет о сносе по всей стране памятников, «воздвигнутых в честь царей и их слуг и не представляющих интереса ни с исторической, ни с художественной стороны». Исполком Петрозаводского горсовета реагирует мгновенно: памятники Петру I и Александру II снять, «привести их в негодный вид, использовав материал для новой отливки». На освободившийся пьедестал памятника Петру подотдел искусств горсовета планировал установить бюсты Карла Маркса, Фридриха Энгельса и почему-то графа Льва Толстого. Видимо, из-за общего сходства по степени растительности на лицах. Представляете это волосатое трехголовое чудище на одном постаменте?


Возможно, главный памятник Петрозаводска выглядел бы примерно так...

27 октября 1918 года памятник Александру II был разрушен. В большевистской губернской газете «Известия» была напечатана заметка, озаглавленная «Довольно! Постоял... уступи другому!»: В ней говорилось: «Человек пять рабочих за каких-нибудь 3-4 часа проделали эту процедуру. Они, наверное, и ставили его – им и пришлось его снимать. Но маленькая разница тут есть. Тогда, должно быть, гудели все колокола, парад, губернатор и т.д. Теперь же тихо-мирно... Мы не знаем, куда этот памятник будет направлен, но нам, казалось бы, можно его поместить в один из музеев, где бы можно устроить особую «царскую» галерею, чтобы будущее потомство могло посмотреть на своих «освободителей».
Стиль пролетарского журналиста не сравнить со «старорежимными писаками». Хотя одна здравая мысль о сохранении наследия прошлого у него была. Но величественный Александр II все-таки пошел на переплавку, как и пушка имени его предшественника. А статую Петра Алексеевича, изрядно попортив, уволокли в сарай во внутреннем дворике зданий бывшей Круглой площади. Изящные постаменты царским фигурам еще годы сиротливо простояли в ожидании бородатой триады или еще какого-то большевистского чудища. Но в 30-е годы на площади, где когда-то стоял Петр, началось сооружение монумента новому кумиру – товарищу Ленину. Императорский постамент бросили к статуе Петра, где они пролежали до 1940 года. Тогда, при создании Карело-Финской ССР, которая, по замыслу Сталина, должна была простираться по всей Скандинавии, памятник Петру восстановили, чтобы и дальше он грозил разным шведам.
А мраморный постамент Царю Освободителю переволокли на Левашовский бульвар – впрочем, он тогда уже носил имена немецких революционерок Клары Цеткин и Розы Люксембург. На благородный минерал водрузили гипсовую скульптуру летчицы в комбинезоне, зорко всматривающейся в бескрайнее небо.

Постамент из уникального мрамора стал гораздо ближе к народу, пусть и в перевернутом виде

Таких гипсовых баб – летчиц, колхозниц,  спортсменок с серпом, веслом или гаечным ключом – в 30-е годы в СССР было немеряно. Некоторые из них сохранились в Петрозаводске: у роддома на улице Кирова. А «сталинская соколица» стояла на царском подиуме до начала 50-х годов. По последним, непроверенным данным, царский постамент с советской летчицей был перевезен на территорию аэропорта «Пески», где, может быть, лежит и поныне.
В 2012 году о памятнике Александру II вспомнили. Была создана инициативная группа по восстановлению монумента, даже открыт банковский счет. Но идея не нашла поддержки ни у властей, ни у петрозаводчан. Может быть, потому, что решением "сверху" уже был утвержден памятник Александру Невскому – безликий, как советские тетки с веслом, да и никчемный для града Петра…




Партнеры