Хроника событий Бизнес-омбудсмен Карелии вступилась за местных предпринимателей Депутаты Рады потребовали признать незаконной блокировку российских соцсетей на Украине Как за счет собственников жилья наполняют региональные бюджеты Итальянские производители хотят делать пиццу из волгоградской муки Украина хочет запретить россиянам заходить в воздушное пространство Крыма

Почему Карелия так и не приняла Александра Худилайнена

"Варяг" пытался договориться с республиканскими элитами - но ему "подставили ножку" и испортили характер

9 марта 2017 в 09:15, просмотров: 6294

Ни для кого не секрет, что ехать в Карелию Александр Петрович не хотел. Он уже практически сидел в кресле губернатора Ленинградской области, и только в последний момент оно досталось Александру Дрозденко. Худилайнена же отправили на периферию, дабы набрался опыта и себя проявил. То есть изначально он рассматривал наш регион как лишнюю ступеньку в карьере, о которую ему пришлось споткнуться.

Почему Карелия так и не приняла Александра Худилайнена
Он пытался быть "за народ, но без народа". Фото: пресс-служба правительства РК

Первое впечатление

Если судить по экономическим выкладкам, правление Худилайнена должно было стать для Карелии триумфальным. Сохранены все важные производства, включая Надвоицкий алюминиевый завод; начато строительство каскада Белопорожских ГЭС; уже в этом году завершится строительство нового Кадетского корпуса; наново заасфальтирован Петрозаводск, и поступили деньги на ремонт дорог в районах; началась перестройка злополучного Гоголевского моста; все уже привыкли к скоростным поездам в Санкт-Петербург и самолетам в Москву… Но, конечно, самое главное – он пробил Федеральную целевую программу по развитию региона и подтянул под нее полтора десятка миллиардов рублей. А то, что эти миллиарды в основной массе до республики не дошли – объективно не его вина. Как и не по его вине из Карелии разбежались реальные инвесторы, которых он приводил буквально десятками. Не Худилайнен вводил экономические санкции и принимал законы, благодаря которым вести бизнес в России стало слишком рискованно. Все, что от него зависело, он сделал.

Так почему же тогда даже в Москве почувствовали, что осенью народ за Худилайнена не проголосует? То есть выберут, конечно – но лишь силами электората «Единой России». А это значит – явка была бы настолько низкая, что уж лучше вообще кандидатуру не выставлять.

Почему Карелия так невзлюбила крепкого хозяйственника? Мне думается, причина не в деловых, а именно в личностных чертах Александра Петровича, которые проявились, когда его – отличного менеджера – заставили заниматься политикой.

Надо сказать, что в первый «переплет» Худилайнен попал сразу после назначения. Речь идет о фантастическом решении российского Минкульта назначить директором музея «Кижи» Андрея Нелидова, до того момента к музейному делу не имевшего даже отдаленного отношения. И, само собой, поднявшаяся волна возмущения подхватила и нового губернатора. Положение незавидное: все претензии музейщики высказывали именно руководителю региона, который к решению федеральных властей был совершенно непричастен. Поставьте себя на его место: перед вами митингует разъяренная интеллигенция, а вы абсолютно ничего не можете сделать. И даже прямо свалить вину на министра Мединского не можете, потому как вертикаль власти.

На мой взгляд, тогда Александр Петрович повел себя самым мудрым образом: он сочувственно слушал и ничего не говорил. Не обещал, не защищал – просто кивал головой. И каким-то естественным путем оказался за скобками скандала.

Одновременно начались танцы с оппозицией. Самым широким жестом нового главы стало назначение Александра Чаженгина первым замом по региональной политике. В то время Александр Валентинович находился в орбите «Справедливой России» – второй по величине фракции республиканского Заксобрания. Это кадровое решение плюс обещание по возможности не приводить «варягов» еще больше укрепили аналитиков в уверенности, что в Карелию пришел уравновешенный и дальновидный руководитель, который быстро со всеми договорится и займется наконец экономикой. Уверен, что так бы оно и вышло, если бы Худилайнена не подставили.

Ножи в спину

Первым серьезным экзаменом для нового главы стали выборы главы Петрозаводска в сентябре 2013 года. У действующего мэра Николая Левина были шансы сохранить пост, партия его поддерживала, но Худилайнен нашел другую кандидатуру – полковника в отставке Андрея Макаревича (человека, кстати, во всех отношениях достойного). Губернатор до последнего пытался протолкнуть свою креатуру, но вынужден был принять в расчет итоги многочисленных праймериз, которые Макаревич проигрывал. И хотя четкую и ясную поддержку конкретно Левину Худилайнен так и не высказал, в остальном согласился с линией партии. 

Как утверждают наши источники, своих выборных ресурсов у действующего мэра не было. Он и выдвинувшая его «ЕР» во всем полагались на команду Девлетхана Алиханова, к тому времени уже видного в республике «единоросса». И когда эта команда в решающий момент просто «не вышла на поле», результат был предрешен: Левин выборы проиграл, кресло градоначальника досталось вообще никому не известной девушке Галине Ширшиной, и власть в городе официально перешла от «Единой России» оппозиционерам. Не будем сейчас обсуждать, почему «алихановцы» бросили своего кандидата; важно то, что в Москве вину возложили в первую очередь на Худилайнена – главу региона.

А тем временем и назначение Чаженгина вышло главе боком. Не могу точно сказать, почему Александр Петрович решил расстаться с Александром Валентиновичем – поговаривают, Чаженгин вовсе не собирался играть в команде губернатора, а занимался собственной политической карьерой. Но факт остается фактом: его отправили в отставку. Сделано это было без громких заявлений, в рабочем порядке, под эгидой переделки структуры правительства. Каково же было, я думаю, изумление Худилайнена, когда Чаженгин не ушел тихо и мирно, как это принято в «вертикали», а устроил публичный скандал. Несколько месяцев он судился с правительством о незаконном увольнении, давая возможность журналистам от души повеселиться – а значит, выставляя руководителя региона в довольно смешном свете.

Перерождение

Думается, именно эти два случая – предательство «алихановцев» и недостойное поведение «справоросса» – утвердили губернатора в мысли, что иметь дело с карельскими политическими элитами ни в коем случае нельзя. И он начал обороняться: принялся завозить министров из-за пределов республики, отмел любые попытки договориться с оппозицией, от руководства-обсуждения перешел к руководству-приказам.

Само собой, со сменой образа действий начал меняться и образ личности. К концу своей карьеры в Карелии Александр Худилайнен совершенно замкнулся, доверяя только верным (хотя зачастую не очень компетентным) людям. И как у всех властителей подобного рода, у него начали проявляться черты характера, изначально, мне кажется, ему не свойственные.  

Во-первых – паническая боязнь показаться слабым, причем под слабостью он понимал признание собственных ошибок. Кто-нибудь помнит, чтобы за пять лет правления Худилайнен хоть раз сказал – я ошибся, извините? Так, чтоб без президентского выговора? Я такого не припомню. Но ошибки были, в работе на такой должности их не может не быть, а упорное нежелание руководителя их признавать не позволяло их исправить.

Второе качество характера, сильно навредившее главе, – упрямство, порой ничем не объяснимое. Решил он, что Карелии необходимо собственное Министерство юстиции – послушал Константина Этингофа, возжелавшего это министерство возглавить. И сколько ему ни указывали, что в республике имеется Управление российского Минюста, которое прекрасно справляется с работой, – Худилайнен никого не слушал. В результате новое министерство прославилось разве только сочинением «Присяги члена правительства Карелии», ничего действительно путнего там не родили. В итоге Этингоф все-таки был отправлен в отставку, но министерство проедало бюджетные деньги без малого четыре года, пока в 2016-м его не ликвидировали.

Властность и полная закрытость губернатора были объяснимы, но также не прибавили ему популярности. После описанных событий народу он не доверял и даже не считал нужным это скрывать. Некоммерческие организации предлагают ему несколько кандидатур на должность детского омбудсмена, проводят отборочные туры – а он волевым решением назначает никем не поддержанную Оксану Старшову, и все тут. Весь Медвежьегорск, половина Заксобрания республики требуют избавить район от неоднократно оскандалившегося главы администрации Владимира Карпенко – Худилайнен просто не вступает в дискуссию… Такой стиль руководства, возможно, эффективен по результату, но от его применения нельзя ожидать политических дивидендов и широкой поддержки.

Сердце против головы

Пожалуй, самой характерной историей, демонстрирующей стиль руководства Александра Худилайнена, стала костомукшская «налоговая эпопея». К моменту его приезда в Карелию руководителем администрации города горняков стал Александр Лохно. На новом посту Александр Григорьевич начал чудить, изредка вылезая за рамки закона. Дошло до его открытого противостояния с главой города Владимиром Владимировым, который на основании прокурорской проверки отстранил Лохно от должности. Оба были вызваны к Худилайнену – и по приезде Владимиров подал в отставку (вернулся на завод инженером).

Есть только одна версия, почему губернатор поддержал Лохно. К этому времени «Карельский окатыш» перестал платить налог на прибыль в Карелии – «Северсталь» вошла в Консолидированную группу налогоплательщиков. Республика теряла огромные деньги. По всей видимости, руководитель горадминистрации убедил Худилайнена в том, что отсудит у ГОКа несколько миллиардов рублей в год путем изменения условий землепользования. Юристы сразу говорили, что идея совершенно нежизнеспособная – но губернатор поверил дорожнику Лохно…

Что в итоге? Ничего отсудить, конечно, не удалось. «Карельскому окатышу» изрядно помотали нервы, и он чуть было вообще не перестал помогать городу. Всеми уважаемый Владимиров ушел, одиозный Лохно остался. Никаких миллиардов бюджет не увидел. А в сложившейся ситуации все опять винили правительство республики – то есть Худилайнена. И никому не приходило в голову, что Александр Петрович честно пытался найти для Карелии деньги. 

…Причина отъезда Александра Петровича из Карелии лежит, так сказать, в области чувств. Его просто не полюбили. Выбираем мы, как показывает практика, не головой, а сердцем. Не столько тех, кто соответствует должности в профессиональном плане, сколько тех, кто нравится. В Москве это поняли, и Худилайнена отозвали. Хотя он стал одним из первых примеров того, что сейчас модно называть технократическим управлением – сухим и нацеленным на результат.

Санкции . Хроника событий



    Партнеры