В Олонецком районе раскрыты два идентичных убийства, произошедших практически одновременно

Оба преступления были совершены по одинаковому сценарию: убили, спрятали, промолчали

7 сентября 2017 в 08:52, просмотров: 1166

Недавно в Карелии за решетку отправились два молодых жителя республики. Два жестоких преступника, которые умышленно (что доказано) лишили людей жизни. Осуждены и их подельники, причем двое из них – женщины. Казалось бы, не редкость – практически бытовые убийства, совершенные «по пьянке». Парадокс состоит в том, что оба трагических случая были совершены один за другим, в одном районе и по схожему сценарию.

В Олонецком районе раскрыты два идентичных убийства, произошедших практически одновременно
Заброшенная квартира в олонецком доме, где под полом укрыли тело одного из убитых. Фото из материала уголовного дела.

Трудно поверить, но убийцы и их подельники какое-то время после жили рядом со спрятанными трупами. Просто жили, ели, пили… В основном, конечно, пили.

История первая. Судалица

Вечером 25 февраля 2016 года Нине Нифантовой (фамилии всех персонажей изменены – ред.) позвонил бывший муж и вызвал ее на разговор. Экс-супруг Петров был пьян и очень настойчив. При этом требовал встречи в их бывшем совместном доме в деревне Судалица Олонецкого района. Они разошлись несколько месяцев назад, Нина жила с другим мужчиной – ранее судимым Сергеем Андреевым. Устав сопротивляться требованиям своего «бывшего», Нина собралась в деревню. Но не одна, а с любимым, поскольку боялась брошенного мужа. С собой она взяла выпить, а Андреева решили «спрятать». Ему удалось войти незамеченным в соседнюю нежилую комнату, откуда Сергей и наблюдал за общением бывших супругов. Все общение сводилось, собственно, к одному – выпивали. В какой-то момент экс-супруг стал оскорблять Нину и ее нынешнего сожителя. И все бы ничего, но Петров назвал Нину «шлюхой». Вероятно, в этот момент в голове Андреева, слышавшего все это, созрел твердый план: убить. Избавить Нину от мучений. Тем более что после его смерти лишенная родительских прав Нина снова сможет жить со своими детьми, ведь один из детей жил с матерью Петрова.

Недолго думая, Андреев вошел в кухню и наотмашь трижды ударил обидчика по голове обухом топора, который прихватил по пути на кухню. Удары пришлись в затылочную часть головы. Петров упал на пол, стал хрипеть и дергаться. Нина в ужасе выбежала на улицу, но потом вернулась и увидела, как ее сожитель буквально добивает свою жертву. Очевидно, что от такой травмы головы Петров и так бы умер, но Андреев вошел в раж. Он решил задушить обидчика – нашел в доме веревку и стал стягивать ею шею Петрова. Но задушить даже умирающего человека оказалось непросто. Тогда Андреев взял деревянную палку, обмотал вокруг нее веревку, накинутую на шею Петрова, и снова стал его душить – с силой проворачивая палку до тех пор, пока не наступила смерть. 

Нина находилась рядом. Она не мешала, хотя и не помогала – пока. После убийства Андреев и Нифантова еще молча выпили водки, после чего Нина ушла в комнату спать. Труп ее бывшего мужа лежал на кухне. Андреев продолжал пить на кухне, рядом с телом, и думал, как быть дальше. Снова в «зону» не хотелось, поэтому он решил избавиться от трупа. Он разбудил Нину и предложил ей помочь спрятать убитого. Андреев со знанием дела сообщил, что на голову трупа и на руку надо надеть полиэтиленовые пакеты и завязать – чтобы не текла кровь. Что они и сделали. Затем они взяли труп за руки и за ноги и вынесли его в сарай, закидав там мешками с одеждой. 

В квартире Нифантова с помощью моющих средств тщательно выскоблила полы от следов крови. Как потом говорила следователю – помогала Андрееву по доброй воле. Сжигая в печи одежду жертвы, нашла и перепачканный кровью кусок войлока – отрезок от валенка. Сожитель ей пояснил, что надевал его на топор для того, чтобы кровь не брызгала по сторонам. Что еще раз подтверждает, что убийство было совершено умышленно.

Еще несколько дней убийца и его помощница жили в этом доме, рядом с сараем, где спрятали труп. Пили практически беспробудно. Однажды подельники увидели, что из-под пакета протекла кровь. Они подложили какой-то шарф и закидали тело дровами. Были мысли и утопить тело Петрова, они даже купили что-то, чтобы колоть лед на водоеме, но сделать прорубь так и не смогли.

В эти дни пьянства в Судалицу приехала мать Нины, и Андреев рассказал ей о том, что «грохнул» Петрова. И даже показал труп в сарае. От ужаса та не сообщила в полицию и несколько дней пила успокоительные. Она знала, что дочь как-то причастна к смерти бывшего зятя. Нервы женщины не выдержали, и она сообщила своей знакомой: в нашем сарае лежит труп бывшего мужа ее дочери. Та незамедлительно позвонила знакомому полицейскому, чтобы тот проверил информацию. 

К этому времени к преступникам пришло осознание того, что надо скрываться. Андреев с Нифантовой уехали из Судалицы в Олонец и затаились. А полицейский пришел в сарай проверять тревожный звонок своей знакомой. Откинув из кучи дров несколько поленьев, он увидел труп со следами насильственной смерти и вызвал опергруппу.

Полицейские начали искать подозреваемых. Когда они постучались в съемную квартиру к Андрееву с Нифантовой, те просто не открыли двери. Дождавшись ухода полиции, Нина вышла из дома, взяла в микрофинансовой организации заем на 7,5 тысячи рублей, и они с сожителем уехали на такси в Лодейное Поле. Там сняли квартиру. Через несколько дней, 4 марта, в этой квартире их и задержали полицейские.

Психиатрическая экспертиза показала, что Андреев здоров. Смягчающих обстоятельств ему не нашлось, отягчающие – алкогольное опьянение. Он получил 9 лет колонии строгого режима. Его помощница и сожительница Нифантова была осуждена по статье «заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений» и отделалась штрафом – в 40 тысяч рублей.

История вторая. Олонец

Примерно в эти же дни, когда полиция искала Андреева и Нифантову, недалеко от места предыдущих событий произошло еще одно убийство. Точную дату восстановить так и не удалось, поскольку все участники и свидетели плохо помнят происходившее – ввиду бесконечного и беспробудного возлияния.

Времяпрепровождение двух товарищей, знакомых с детства – Леонова и Родинова, – было банальным. В свободное время (они не работали) и при наличии денег просто выпивали. Часто пили на родиновскую пенсию по инвалидности. У него с детства стоит диагноз – умственная отсталость. Эта особенность, говорили многие свидетели, не делала его агрессивным. Лишь выпив, он мог «цеплять» оппонента словами, «задираться», но на этом, как правило, все и заканчивалось. А знали Родинова многие, впрочем, как и Леонова. Олонец и так небольшой город, а уж в районе «деревяшек» и вовсе все знакомы.

В тот трагический вечер, примерно с 1 по 4 марта 2016 года, сценарий не менялся. Пили сначала в доме у Леонова, но так как должна была приехать домой мать, перебазировались в квартиру к Родинову. Благо идти было недалеко, соседний дом на той же улице. В ходе распития между товарищами произошел конфликт. Из-за чего – Леонов не помнит. Сначала словесный – матами, но ссора быстро переросла в драку. Леонов решил уйти, и уже в прихожей Родинов ударил его кулаком в грудь. Это и был страшный переломный момент. Леонов, разозлившись, ответил обидчику – кулаком ударил его по лицу. Удар был такой силы, что Родинов упал спиной на пол и при падении ударился затылком. Но эта травма не стала смертельной. Леонов просто его добил. Он подошел к лежачему собутыльнику и ногой, обутой в кроссовок, нанес ему не менее 6 ударов в лицо (нос). После этого друг детства потерял сознание. Он еще был жив. Вернее, доживал последние часы. Леонов успокоился, прикрыл дверь в квартире и прошел к себе домой, лег спать.

Посреди ночи Леонов решил помириться с Родиновым и пошел к нему домой. Зайдя в квартиру, увидел, что его друг лежит в том же месте, но в другой позе. Но самое страшное – признаков жизни не подавал. У головы на полу была лужа крови, кровь текла и из носа. Леонов понял – его друг умер. Отсутствие пульса на холодной, «деревянной» руке подтвердило опасения. Как потом покажет экспертиза – смерть наступила в результате тяжелой черепно-мозговой травмы. Произошел отек мозга и его дислокация. 

Надо было что-то делать, но что? Не сдаваться же полиции, думал убийца. В этот момент он и задумал скрыть труп. Из квартиры убитого Леонов отправился в соседний дом – к знакомой Ирине Ефремовой. Разбудил ее, предложил выпить у него дома. Та не отказалась, в свои 25 лет она с удовольствием вела подобный образ жизни. По пути к дому Леонов сказал, что убил Родинова в его квартире. Она не поверила, но друг  предложил пойти с ним и убедиться лично. Бесстрашная Ефремова согласилась. Увиденная картина, несмотря на лужи крови, не убедила, и женщина потрогала тело – оно уже было холодным… Ирину затрясло от ужаса, и Леонов предложил выпить – успокоиться. Что они и сделали у него дома. 

В этот момент у убийцы уже был план, как поступить с трупом, но ему нужен был помощник. Ирине он предложил зайти к еще одному общему товарищу, живущему рядом – Сидорову Роману. Через некоторое время друзья вышли и все вместе пошли к Леонову – переодеваться в старую, ветхую одежду.

Ирина осталась в квартире преступника, а мужчины ушли в дом, где лежал труп. Из окна женщина видела, как они вытащили из подъезда тело и понесли его по улице, куда – не разглядела. Вернувшись, сожгли перепачканную кровью одежду. Оказалось, что труп Сергея они перетащили в нежилую квартиру в доме, где живет Ефремова, спрятали его под пол, прикрыв дверью – Леонов рассказал об этом  Ирине. Но помощь в сокрытии трупа нужна была и от нее. Когда подельник Сидоров, напившись, ушел домой,  Леонов попросил ее замыть кровь в квартире Родинова, чтобы скрыть следы. Она согласилась – по доброй воле: боялась, что друга посадят.  Леонов грел воду, менял ее, нашел тряпку, тазик. Все было сделано. А улики – таз и ветошь – Ирина выкинула в мусорный контейнер во дворе. После они пошли домой к Леонову и снова пили, пока Ирина не ушла к себе домой – «соседствовать» с трупом.

Через несколько дней с вахты вернулся ее сожитель Иван, которому она все рассказала. Но тот попросил ее успокоиться и забыть, особого интереса к делу не проявил, и больше этот вопрос они не обсуждали.

О том, что Родинов мертв, узнал и его родной брат – Олег. Они жили вместе, но в те злополучные дни Олег гостил у третьего брата в поселке Ильинский. Вернувшись домой, он почти неделю не мог найти Сергея. А потом, при совместном застолье с Леоновым, тот ему сам и сказал – «я убил Серегу». И даже показал, где лежит труп. Слова о смерти брата вызвали шок. Олег не знал, что дальше предпринимать, а потому пил вместе с убийцей своего близкого родственника, чтобы забыться. Беспробудно пьянствовали они около двух недель и убийство больше не обсуждали.

Все это время «заливала» стресс и Ефремова, живущая по соседству с покойником. Но однажды она не выдержала. Пошла в гости, где выпивала компания ее знакомых, и в процессе застолья вызвала на разговор одного из них – Лопарева. Она просила помочь ей похоронить убитого Родинова – рассказала все, как было. Не поверив сразу ее словам, Лопарев решил своими глазами заглянуть в тот самый страшный подпол, где за три недели окоченевший труп уже успели погрызть мыши. Лопарев отодвинул лежащую на полу дверь в сторону и увидел труп мужчины, из-под пола торчала голова. Труп был размещен на животе, лицом вниз, но он сразу же опознал Родинова. Лицо Сергея было в крови, со следами повреждения. После чего мужчина сразу позвонил в полицию, сообщил о происшедшем дежурному.  

Леонов от полиции не бегал, просто не сразу открыл дверь, когда приехали его брать. Он раскаивался, говорил, что не хотел убивать, но так получилось, и не был согласен с обвинением в части количества нанесенных ударов жертве. Говорил, что бил только по голове 7 раз (1 раз кулаком и шесть ударов ногой), а по телу Сергея не бил. Хотя патологоанатомы нашли на теле Родинова не менее 19 ударов – на груди, спине, шее. Впрочем, для Леонова это уже не сыграло бы роли, ведь смерть наступила в результате тяжелейшей ЧМТ.

Ему, как и «герою» первой истории, тоже была назначена психиатрическая экспертиза. Она показала, что Леонов страдает расстройством психики в виде алкоголизма средней стадии. Это никак не «скостило» срок. Плюс отягчающие обстоятельства – убийство в состоянии алкогольного опьянения. Суд вынес ему приговор по статье «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего». Следующие 7 лет 10 месяцев он проведет в колонии строгого режима – сейчас ему 26.

Приговорены и помощники Леонова. Им инкриминировали одинаковые статьи – «заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений». Сидоров, который помогал уносить и прятать труп, получил 1 год условно, а Ефремова Ирина, замывавшая кровь, отделалась штрафом в 5 тысяч рублей.

Автор выражает благодарность за помощь в подготовке материала Следственному управлению следственного комитета РФ по Республике Карелия и лично Антону Пешкову – старшему следователю Олонецкого межрайонного следственного отдела СУСК РФ по РК.

«МК» в Карелии» поздравляет сотрудников карельского Управления Следкома, которые 7 сентября отмечают профессиональный праздник – День образования Следственного комитета.






Партнеры