Как всходила и заходила политическая звезда Сергея Катанандова. Часть вторая

Что послужило трамплином в политической карьере Катанандова и почему она пошла на спад

9 октября 2017 в 08:46, просмотров: 1772

Мы уже рассказали, как Сергей Катанандов стал мэром Петрозаводска, а после и руководителем республики. Теперь вернемся в 1998 год, когда, победив на выборах, Катанандов начал конституционную и политическую реформу.

Как всходила и заходила политическая звезда Сергея Катанандова. Часть вторая
У перископа подшефной атомной субмарины “Карелия”

Когда во власть пришла политика

К тому времени он, демонстративно вышедший из КПСС в дни августовского путча 1991 года, состоял в движении «Отечество» московского мэра Юрия Лужкова, объединяющем руководителей ряда регионов. Можно предположить, что именно с подачи «Отечества» Сергей Леонидович уже в 2000 году инициировал референдум о замене двухпалатного парламента однопалатным. Этим он убивал двух зайцев: упрощал громоздкую структуру парламента и одновременно надеялся избавить его от засилья коммунистов. А заодно губернатор предложил ввести новый титул для высшего должностного лица республики – Глава РК.

Надо отметить, что предложенный титул был довольно скромным – в то время чуть ли не в каждом втором субъекте Федерации были свои «президенты». Жители подавляющим большинством поддержали его. Это был первый и, судя по всему, последний карельский референдум. Теперь парламентарии сами решают вопросы изменения Конституции: в прошлом году сократили число членов парламента по собственному разумению, а в нынешнем даже такую «аполитичную» проблему, как вопрос о статусе столицы Карелии, отказались вынести на плебисцит.

  В 2001 году Катанандов назначил сенатором своего бывшего соперника по выборам Виктора Степанова

В том же 2000 году Катанандов произнес крамольную для демократов всех мастей фразу. Он предложил «выбирать главу государства на семилетний срок либо пожизненно, а руководителей регионов назначать указом президента». Что это было? «Прогиб» перед Кремлем или сказано по каким-то другим соображениям? Мы еще об этом поговорим.

А пока – в «нулевых годах» – буйно расцветали политические партии. Молодая «Единая Россия» уже поглотила движение «Отечество» и отодвинула Лужкова. Сергей Катанандов, как и его коллеги, перешел в ее ряды. Однако «ЕР» еще не стала «партией власти». На выборах в ЗС Карелии 2002 года ее фракция имела только 22 из 51 голоса, а остальные принадлежали оппозиционным группировкам, значительную часть которых (кроме коммунистов) курировали Василий Попов и «примкнувший к нему» Девлетхан Алиханов.

Борьба за парламент нового созыва развернулась не на шутку. В обиход политической кухни, кроме «черного пиара», вошли такие термины, как «подкуп избирателей» и «административный ресурс». Первый приписывали оппозиции, второй – власти. Если оппозиция все делала шито-крыто, то власть – со скандалами. Яркий пример тому – снятие решением суда «яблочного» списка кандидатов во главе с Поповым и Петеляевой перед выборами в ЗС 2006 года. Обвинение в устранении конкурентов тут же пало на главу республики. 

  С Владимиром Путиным в Кижах. 2001 год

Участвовал ли лично Катанандов в организации этой явно некрасивой истории, однозначно сказать нельзя. За власть в парламенте боролись партии, и в штабе «ЕР» уже тогда (как, впрочем, и сейчас) командовали столичные пиарщики, привыкшие играть без правил. Я был свидетелем того, как такой «варяг» предлагал своему кандидату пустить в народ фотоколлаж «Я и Путин за столом в обнимку». Поэтому склонен доверять одному из местных штабистов «ЕР», как-то сказавшему мне: «При чем тут Катанандов? Один звонок из Москвы в соответствующее карельское ведомство – и вопрос решен, а кто дал команду – никто не знает».

«Зачем выборы?»

Сам Сергей Катанандов в прямых выборах, как на пост мэра Петрозаводска, так и на губернаторское кресло, в общей сложности побеждал четырежды. На третий срок в качестве главы республики – в 2006 году его уже назначил президент. Не доработав года до истечения контракта, глава республики подал в отставку по собственному желанию. А осенью этого года заканчивается его срок пребывания на посту сенатора.

Сегодня, листая газетные подшивки тех лет, находишь немало высказываний доморощенных и столичных политологов о причинах отставки Катанандова. Ее вообще предсказывали каждый год. В 2005 году – после массовых демонстраций пенсионеров, требовавших отмены монетизации льгот, хотя это была федеральная реформа. В 2006-м, когда начались «кондопожские события» – погромы кавказцев – и он получил выволочку от президента за то, что так некстати находился в отпуске. И годом позже – при попытке Петросовета провести «антикоррупционный переворот»...

Возможно, эти события, накапливаясь, и сыграли какую-то роль. Но мне кажется, не это главное. Просто наступало другое время. Имя ему – вертикаль власти. И в регионах потребовались прежде всего исполнители воли Центра, даже непопулярной у народа. Катанандов на эту роль явно не подходил…

Накануне последнего Дня города мы встретились. Не ради интервью, просто разговаривали, вспоминая минувшее время, но иногда Сергей Леонидович высказывал нечто явно наболевшее. «Знаешь, – сказал он с затаенной грустью, – сейчас, когда я вхожу в зал на встречах с людьми, то у многих в глазах вижу удивление: а мы думали, что Катанандов уже глубокий старик…»

А ему всего шестьдесят два, он полон энергии и по-прежнему держит руку на пульсе жизни республики, четко излагает свой взгляд на самые разные вещи: от бед филармонии до проблем технопарка в Надвоицах.

Еще не было известно, чьи кандидатуры будут выдвинуты на пост нового сенатора, но Катанандов знал, что его фамилию в список не внесут. И, может быть, поэтому вдруг сказал:

  Мэры Петрозаводска (слева направо) В. Доршаков, П. Сепсяков, С. Катанандов, А.  Демин, П. Пещенко

– Вот ты рассказываешь в газете о карельских губернаторах прошлых веков. Когда-нибудь напишут и обо мне. Но я бы хотел, чтоб этот рассказ был неотрывно связан с событиями нашей эпохи, о которой даже нынешнее, родившееся в 90-х годах, поколение уже не знает. А ведь это было суровое время: развал страны и экономических связей, предприятия не могли рассчитаться друг с другом, люди месяцами не получали зарплат и пенсий, галопировала гиперинфляция...

Мы же (он имел в виду свое правительство. – Авт.) и в этих условиях пытались что-то творить, иногда становясь позади «телеги». Казалось, зачем нужен был муниципальный банк «Онего»? Но что было бы с финансами города, если бы их вели лопнувшие в одночасье «Норд-Вест банк» или «Текобанк»? Мы проектировали технологическую «деревню» в Прионежье – прообраз современных технопарков, начинали строить Белопорожскую ГЭС – вдвое больше по мощности, чем сооружаемая сегодня. Тогда уже мечтали о Ледовом дворце и хорошем бассейне в Петрозаводске. Кто об этом сейчас вспомнит, как и о том, что за время работы нашего правительства – с 1998 по 2010 год – бюджет республики увеличился вдвое?

Я спросил:

– Отношение к тому высказыванию об отмене прямых выборов губернаторов, сделанному в начале века, изменилось?

– А ты можешь сказать, когда они в последний раз были не только прямыми, но и честными? – ответил вопросом на вопрос Сергей Катанандов.

В этом году Сергей Катанандов отмечает 30-летие политической карьеры…

Фото из личного архива С.Л.Катанандова




Партнеры