Детский омбудсмен в Карелии: что предлагают кандидаты на должность

Общественное голосование за представленных главой республики кандидатов заканчивается 11 октября

11 октября 2017 в 08:53, просмотров: 1236

Срок полномочий Оксаны Старшовой в качестве уполномоченного по правам детей в республике подходит к концу. Время выбирать нового правозащитника. Согласно Указу главы Карелии, кандидаты на эту должность будут представлены на общественное обсуждение. Будут учитываться мнения граждан, общественных объединений, депутатов и фракций Законодательного Собрания региона.

Детский омбудсмен в Карелии: что предлагают кандидаты на должность

Дела прошлые

На выбор обществу Артур Парфенчиков предложил четыре  кандидатуры. Мнения о представленных претендентах можно было вносить до 11 октября. Примечательно, что действующий омбудсмен Оксана Старшова в список претендентов не вошла. Вопрос "почему?" можно считать риторическим, претензий к действующему омбудсмену накопилось достаточно.

Впрочем, надо признать, что Старшову на этом посту невзлюбили сразу. Причина проста: должность она заняла не в соответствии с объявленным конкурсом, а лишь волею тогдашнего губернатора. Напомним историю вопроса.

В ноябре 2014 года Александр худилайнен громогласно объявил о конкурентных выборах Уполномоченного по правам ребенка. Кандидатуры выдвигали сами общественники, некоммерческие организации:  у них была возможность обсудить каждую персону и даже проголосовать, составив некий рейтинг популярности кандидатов. Первую строчку в нем заняла Татьяна Сеппянен с 18 голосами, три голоса ей уступил Геннадий Сараев, и замкнул тройку лидеров Андрей Рогалевич, набравший 9 голосов.

Тем не менее, выбор губернатора остановился на кандидатуре, общественниками вообще не проголосованной – на Старшовой. Мотивировал он это так: «Все кандидаты – достойные и уважаемые люди. Ни в коем случае не умаляя профессиональных и человеческих качеств других кандидатов, полагаю, что Оксана Николаевна сможет оправдать доверие общественности и главы республики, и наш карельский институт защиты прав ребенка будет столь же успешен и эффективен, как и возглавляемый до недавних пор Оксаной Николаевной Дворец творчества детей и юношества».

 Оксана Старшова

На самом деле, как мы уверены, причиной стала не работа Оксаны Старшовой в ДТДиЮ, а ее скандальный оттуда уход. Она была уволена с поста директора без всяких объяснений – по мнению большинства сотрудников, лишь чтобы освободить место для Светланы Чечиль, сестры Василия Попова, «политического благодетеля» петрозаводской градоначальницы Галины Ширшиной. А выдвижение Старшовой на пост омбудсмена должно было стать весьма болезненным «щелчком по носу» петрозаводским властям: мол, не цените кадры, а мы настоящих профессионалов не бросаем.

Вышло наоборот. При всех несомненных деловых и человеческих качествах Оксаны Старшовой выдвинула ее лишь одна общественная организация, к правозащитной деятельности отношения практически не имеющая. Никто из общественников эту кандидатуру не поддерживал, и решение губернатора стало для всех полной и крайне неприятной неожиданностью. Руководитель региона, собрав представителей НКО на специальную встречу, ничего с ними не обсуждал – просто проинформировал о своем решении, а возражений даже слушать не стал.

Впоследствии Оксана Старшова дала немало поводов к тому, чтобы понять: она занимает чужое кресло. Ее весьма блеклое участие в истории с погибшими на Сямозере детьми; ее весьма активное участие в закрытии детского лагеря на Белом море, которое было сделано, похоже, только для «галочки» силовикам, а никак не в интересах детей; ее бездарное участие в истории с детьми Виктории Медведевой, изъятой финскими властями, и полное неучастие в ситуациях с выселениями из квартир «Саны» и оптимизацией школ Заонежья… Список можно продолжить, только зачем? Оксана Николаевна уходит. Давайте посмотрим, кто идет.

«Трое девок – один я»

Губернатором представлены следующие кандидатуры:

Светлана Барташевич, 55 лет. ПО образованию экономист и управленец. Руководитель Благотворительного фонда «Моя бабуля», занимающегося проблемами пожилых людей.

Лариса Бойченко, 61 год. По образованию историк-архивист и юрист, кандидат исторических наук. Доцент кафедры Российской правовой академии Мнюста РФ, председатель региональной общественной организации «Карельский центр гендерных исследований» и Карельского регионального отделения Движения Женщин России, член Общественной палаты РК.

Елена Пальцева, 39 лет. По образованию юрист, кандидат юридических наук. Практикующий юрист, председатель Комиссии по вопросам гражданского общества и межнациональных отношений Общественной палаты РК, руководитель Юридической службы по защите прав журналистов и блогеров.

Геннадий Сараев, 47 лет. По образованию педагог, детский психолог, управленец. В прошлом – заместитель министра образования РК. Исполнительный директор Карельского фонда развития образования.

Пока трудно сказать, какими критериями будет руководствоваться губернатор при окончательном выборе, все кандидаты – авторитетные и уважаемые люди, специалисты в своей области. Хотя трудно не заметить, что педагогическое образование, профессиональную подготовку по работе  с детьми и опыт такой работы из всех претендентов на должность имеет только один – Геннадий Сараев, он же единственный мужчина в списке. Но его назначение может иметь негативный резонанс: помимо многолетнего руководства КФРО Сараев  в настоящий момент возглавляет региональный исполком партии «Единая Россия». Если кресло омбудсмена займет он, перешептываний о решающей роли «партии власти» будет не избежать.

Краткие тезисы

Но пока еще есть время подумать, и мы попросили всех кандидатов ответить на два вопроса, которые, как нам кажется, сегодня наиболее интересуют всех следящих за выборами детского омбудсмена:

1. Чего сегодня не хватает в работе карельского Уполномоченного по правам ребенка? 

2. Какое место должен занять детский омбудсмен среди уже имеющихся правоохранительных и правозащитных организаций? 
 Светлана Барташевич: 
1. - Критиковать не буду, но были жалобы на отсутствие внимания со стороны уполномоченного. Там, где есть проблемы, недостаточно внимания, поскольку каждому ребенку, каждой семье надо дать «рецепт» - как быть в конкретном случае. Нет смысла искать виноватых, надо подсказывать, как быть дальше. И это – командная работа. Надо грамотно создать команду и понять, как этим ресурсом управлять. Кроме того, необходимо в полной мере использовать общественность – огромный потенциал.
2. - Место омбудсмена – наверху, над всеми правоохранительными и правозащитными организациями и структурами. Уполномоченный должен четко понимать, как использовать свои ресурсы. Это человек, который должен координировать, он ведь не может съездить в каждую точку. А отсутствие внимания к человеку говорит о том, что жалобы могут поступать.

 Лариса Бойченко:

1. - Говорить о том, чего не хватает в работе – не очень корректно, ведь человек (Оксана Старшова – ред.) еще работает. Я бы сказала, что хотелось бы еще от уполномоченного: может быть, больше связи с общественностью, организациями, журналистами.
2. - Уверена, что детский омбудсмен среди имеющихся правозащитных и правоохранительных организаций должен занять свое место. Уполномоченный по правам ребенка в соответствии с законами РФ и Карелии имеет определенную, свою собственную нишу. Поэтому этот человек и институт Уполномоченного по правам ребенка не должен занимать никакого чужого места, то есть выполнять те функции, которые прописаны у него в соответствии с законодательством.

 Елена Пальцева:

1. - Много чего не хватает, я бы даже сказала, что этот институт в Карелии не работает. За защитой прав детей идут в общественные организации, к Уполномоченному по правам человека, в Общественную палату Карелии - но не к детскому омбудсмену. Во первых, Уполномоченный информационно закрыт. На сайте лишь общая информация: биография, телефоны и ссылка за наш карельский закон. Нет даже текста Конвенции о правах ребенка. 
Во-вторых, так и не был создан Общественный Совет при УПР. В-третьих, не хватает налаженной, постоянной работы с общественными организациями, работающими с детьми, не учитывается их опыт. В-четвертых, нет анализа нарушений прав ребенка. А раз нет анализа, то нет и предложений по совершенствованию законодательства в области защиты прав детей. 
И не хватает самого главного: желания и умения работать и решать все вопросы в интересах детей, а не оглядываться на власть с мыслью - понравится им позиция УПР или нет. 
2. - Основная цель детского омбудсмена – восстановление и защита нарушенных прав детей со стороны государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц, независимый контроль за соблюдением прав детей. Именно поэтому у УПР не должно быть никаких обязательств перед властью и конкретными людьми в ней, кроме одной: работать в интересах детей. 
Как мне видится, в идеале, УПР должен быть центровой точкой среди органов власти и общественных организаций. В этой точке должны аккумулироваться все «детские» проблемы, а инициатором их решения должен быть УПР с привлечением профильных министерств и ведомств при обязательном участии общественных организаций.

 Геннадий Сараев:

1. - Сегодня в работе УПР по РК, на мой взгляд, не хватает общественной и государственной поддержки самому уполномоченному, так как размыто понимание функций этой государственной должности. У общества запредельные ожидания от омбудсмена: некая всемогущая фигура, которой подвластно все. При этом создан некий образ активного "борца с властью", работающего при этом на государственной должности. В Законе об Уполномоченном по правам ребенка в Карелии очень точно сказано, что это государственный служащий, на которого возложены государственные функции, имеющий свои, определенные должностью возможности. Считаю, что сегодня одной из целей нового специалиста, который займет эту должность, станет правовое просвещение, в том числе и по деятельности института УПР. 
2. - В моем понимании детский омбудсмен - это координатор деятельности в реализации прав ребенка. Он должен взаимодействовать не только с правозащитными и правоохранительными, но и со всеми организациями, которые работают в интересах детей.

Итак, позиции определены. Теперь посмотрим, какая из них наиболее близка Артуру Парфенчикову.






Партнеры