Заповедник «Кивач» оказался на грани уничтожения из-за собственного статуса

Старейшая в Карелии и одна из первых в стране особо охраняемая лесная территория может просто сгореть ради заботы о потомках

18 октября 2017 в 08:44, просмотров: 2452

Природоохранная прокуратура Карелии потребовала у руководства «Кивача» рубить свой заповедный лес. Теперь это стало предметом судебного разбирательства. Почему ведомство пошло против, казалось бы, своей же основной задачи по охране природы, как возникла эта ситуация и чем она чревата в ближайшем будущем – в нашем расследовании.

Заповедник «Кивач» оказался на грани уничтожения из-за собственного статуса
фото: Максим Берштейн
Странное дело: деревья под ЛЭП - одинакового роста и точно до проводов...

«Что называется – дожили!»

Открытое письмо от работников заповедника «Кивач» под таким заголовком мы получили начале сентября. Опубликовано оно и на официальном сайте учреждения.  В письме рассказывалось о крайне странном поведении природоохранной прокуратуры Карелии. Ведомство, созданное для защиты природных богатств, через суд принуждает руководство заповедника рубить собственный охраняемый лес.

И далее объясняется, что причиной прокурорского вмешательства стали требования компании «Россети». По территории заповедника проходят линии электропередачи, которые требуют обслуживания: «И вот обслуживающая организация – Россети – стала требовать от заповедника расчистки и разрубки в ширину существующих ЛЭП. Под вырубку запроектировано около 175 га заповедного леса».

Но работники «Кивача» напоминают, что действующее российское законодательство запрещает деятельность сторонних организаций на территории заповедника, запрещает рубку леса, не связанную с деятельностью заповедника, а в зоне, где проходят ЛЭП, вообще любая рубка запрещена, даже для решения задач заповедника.

За месяц, прошедший с момента получения письма мы переговорили с несколькими специалистами в самых разных областях, и пришли к выводу:  ситуация сама по себе выходит далеко за рамки судебного разбирательства, и она настолько тревожна, что требует немедленного разрешения. Ожидать судебного вердикта времени нет. Трагедии еще не произошло только благодаря счастливому стечению обстоятельств.

Прокурорская мотивация

Юридически прокурор не выступал на стороне «Россетей». Он потребовал привести территорию под ЛЭП в порядок как от сетевой компании, так и от заповедника, поскольку объект находится в их совместном ведении. Обе организации являются ответчиками. Просто энергетики иск признали обоснованным и выразили желание требование выполнить, а ученые – нет.

Что же происходит в заповеднике такого, что заставило «государево око» начать судебный процесс? По территории «Кивача» проходят три высоковольтные линии, но предметом спора стали только две из них. Появились они здесь в 1961 году – как полагают в заповеднике, незаконно. Возможно, так оно и есть, но к сегодняшним реалиям уже не имеют отношения поступки руководителей давно несуществующей страны под названием СССР.

Эти ЛЭП, как и любые другие, необходимо обслуживать согласно определенным нормативам. В частности, под проводами не должно быть растительности, а деревья не могут расти ближе определенного расстояния от линии. Делается это для того, чтобы провода не соприкасались с подросшими или упавшими деревьями.  Во-первых, это может привести к обрыву линии и прервать подачу электроэнергии, а во-вторых - такой контакт может привести к пожару.

Даже не смотря на то, что в данном случае линии проходят по особо охраняемым территориям, противопожарные меры должны соблюдаться. И вот в природоохранную прокуратуру поступило обращение от энергетиков, которые указывали на необходимость проведения таких работ, а также на то, что руководство заповедника не идет ни на какие контакты по этому вопросу.

- Нами было сразу проведено межведомственное совещание, на которое мы пригласили и представителей заповедника, и энергетиков, - рассказывает Петр Антонов, врио природоохранного прокурора Карелии. – Вопрос нужно было решать оперативно, потому что на основе тех фотографий, которые нам представили в «Карелэнерго» - подразделении «Россетей» - мы сделали вывод: возникновение пожара неминуемо.

Как осторожно выражается Петр Антонов, совещание «не увенчалось успехом». По словам прокурора, которые подтверждают и присутствовавшие работники «Карелэнерго», представитель заповедника, похоже, и не собирался обсуждать, при каких условиях рубку можно произвести. Никаких рубок! В обосновании своей позиции он сообщил, что в этой зоне находятся краснокнижные виды животных и растений, которые могут быть уничтожены во время расчистки – а это запрещено законом. Так что разговор окончился ничем, и прокуратура обратилась в суд.

Прямая и явная угроза

Кончено, для обоснования иска одних фотографий было все-таки мало, и сотрудники прокуратуры сами отправились в заповедник. Вернее, поехала целая комиссия, в которую вошли специалисты МЧС, Росприроднадзора, Росимущества, Минприроды и «Карелэнерго». Не было почему-то лишь представителей заповедника…

То, что увидели члены комиссии, приехав на место, по их словам, повергло их в шок – правда, не сразу. Подрост давно дотянулся до самых проводов, и деревья обступили ЛЭП практически вплотную. Это значит, что при любом штормовом ветре, которые в Карелии давно не  редкость, поваленный шквалом ствол может упасть на провод и обесточить и сам «Кивач», и еще массу объектов.

Справка МК

Первая воздушная линия электропередачи мощностью 10 киловольт питает не только усадьбу заповедника, но и расположенный на его территории жилой поселок Кивач, деревни Сопоха и Малое Вороново, и еще девять садоводческих товариществ и кооперативов. От второй «воздушки» - на 110 киловольт  – зависит электроснабжение Кондопоги и поселков Березовка и Янишполе.

Сказать, что дерево может упасть, было неправильно: они регулярно падают. За три последних года именно по этой причине обе линии отключались в общей сложности 25 раз. Это приводило к остановке работы важных социальных объектов. А во время аварии, произошедшей 17 июня 2015 года на линии 110 кВт, без электричества остались три больницы, водозабор, канализационно-насосная станция, канализационно-очистные сооружения, насосная станция, две воинских части и четыре станции радиорелейной связи.

Но и менее масштабные по последствиям отключения происходят регулярно. Одна жительница Сопохи подсчитала, что только в текущем году из-за аварий на линии просидела без света в общей сложности 33 с половиной часа.

Но отключения – не единственные негативные последствия запрета расчистки. Упавший на землю провод представляет смертельную угрозу для всех, кто находится поблизости. Есть такой термин: «шаговое напряжение». Оно возникает вблизи от упавшего провода и растекается по поверхности земли. Между двумя точками на расстоянии одного человеческого шага электрические потенциалы будут разными – а значит, произойдет разряд. Причем величина напряжения в этом одном шаге может достигать нескольких тысяч вольт. Безопасным считается расстояние не менее 8 метров от источника тока.

Между тем в заповеднике водят экскурсии прямо под ЛЭП. Специальная деревянная тропинка проходит практически под проводами.

  Фото из материалов проверки

Только оказавшись на заросшей, влажной после дождя  просеке, члены комиссии поняли, что сами в этот момент подвергаются серьезной и непосредственной опасности. Возможно, это добавило прокурору решимости как можно быстрее исправить положение.

Впрочем, по словам специалистов, главной опасностью по-прежнему остается угроза пожара. Если внимательно посмотреть на фото под заголовком материала, вы увидите интересную особенность: все деревья вокруг ЛЭП разной величины, а непосредственно под ней – одинаковой. В разговоре с нами директор заповедника объяснил, что деревья начали расти одновременно, после прошлой расчистки. Но это все равно очень странно: как если бы  в одном школьном классе, где учатся сверстники, все были бы и одинакового роста. Мы переговорили с ученым-биологом, изучающим лес – тот наши сомнения разделил: деревья-одногодки обычно вырастают по-разному.

По словам природоохранного прокурора, разгадка проста: верхушки деревьев достают до проводов и сгорают от соприкосновения с ними – у энергетиков это называется «самоочисткой». Происходит это постоянно. Насколько серьезна ситуация, говорит и профессионал - Анастасия Гежина, ведущий специалист отдела  по предотвращению нарушений лесного законодательства Минприроды РК:

- Безусловно, то, что линия проходит буквально сквозь зеленые насаждения, представляет серьезную опасность. Ветки буквально висят на проводах, а дерево – горючий материал.

В общем, за то, что лес не полыхнул прошедшим летом, надо благодарить только необычайно дождливую погоду. А если бы стояла засуха, сгорел бы и заповедник, и окружающий лес, и поселок Кивач, в котором живут люди. И вероятность такого развития событий будущим летом более чем реальна.

Украденная земля

Чтобы понять точку зрения сотрудников заповедника, мы встретились с его директором Сергеем Кожевниковым.

По словам Сергея Владимировича, проблема существует с тех времен, когда прямо через центр заповедника в начале 70-х годов проложили ЛЭП (по данным прокуратуры – в начале 60-х – ред.). Разумеется, работы велись по указанию партии, и, учитывая реалии прошлого времени, без учета требований природоохранного законодательства. Директору так и не смогли показать какого-либо документа, согласно которому земли особо охраняемой территории были выделены под ЛЭП. Отсюда вывод: они просто украдены.

- Нет никаких документов, позволивших строить ЛЭП на территории государственного заповедника, которому тогда уже было 40 лет, - объясняет Кожевников. – Наш юрист месяц провел в архивах и ничего не смог найти. Потому что невозможно найти то, чего нет. Не удалось этого ни природоохранной прокуратуре, ни владельцам линии.

Что же касается рубок, объясняет директор, то он не имеет права их разрешать, даже если бы хотел. Лесной кодекс РФ, Земельный кодекс РФ, российское и международное природоохранное законодательство запрещает сплошные рубки в заповеднике, а также строительство и обслуживание ЛЭП. Да, его оппоненты ссылаются на Правила противопожарной безопасности в лесах, в которых сказано, что полосы под линиями электропередачи должны расчищаться «…вне зависимости от целевого назначения земель… и целевого назначения лесов». Но согласно другому пункту тех же самых Правил «…меры предупреждения лесных пожаров, связанные со сплошными рубками, запрещаются в лесах, расположенных на территориях государственных природных заповедников». И эта позиция подкреплена письмом Минприроды России, которому непосредственно подчинено Федеральное учреждение «Государственный природный заповедник «Кивач».

Опасность, которую представляют такие работы для редких видов зверей и растений, по словам Кожевникова, вовсе не надуманная, а самая реальная. Раньше охранная зона ЛЭП составляла от 2 до 4 метров, по новым правилам – 20-40 метров (это объяснимо – расстояние должно превышать длину дерева, чтобы оно, падая, не зацепило провода – ред.). И сейчас энергетики собираются вырубить огромный массив спелого заповедного леса.

Именно в эту «полосу отвода» попадает недавно обнаруженное дупло краснокнижного вида белки-летяги – раньше ее здесь не изучали. Недалеко от ЛЭП находятся и единственные в этих местах гнезда орлана-белохвоста и скопы – виды, занесенные в Красную книгу России и охраняемые международным законодательством.

- Любая хозяйственная деятельность в районе гнездования негативно повлияет на развитие данных видов, вплоть до полного исчезновения с территории заповедника, - напоминает Сергей Кожевников.

Технический момент

По сути, вся эта история с судом заповеднику на руку. Судебный процесс, считает директор, привлечет внимание к проблеме: на особо охраняемой природной территории не должно быть ничего постороннего. Пока здесь будет высоковольтная линия – сюда будут приходить люди, а от них-то и пытается оградить природу заповедник.

- Сегодня все меньше остается территорий, не тронутых человеком, где сохранилась дикая природа, - говорит Кожевников. – Если не охранять такие зоны целенаправленно от пагубных действий людей, у многих экосистем планеты нет будущего. Защита конституционного права граждан на благоприятную среду – основная задача деятельности заповедника. Мы думаем о благополучии будущих поколений. А энергетики с помощью природоохранной прокуратуры заботятся о сиюминутном благосостоянии потребителей.

Решение, говорит Кожевников, есть: переподключить абонентов 10-киловольтной линии на другую подстанцию, а 110-киловольтную линию перенести за пределы территории. Или заменить ее подземным кабелем. Сделать это рано или поздно все равно придется.

- Помимо расчистки участка там нужно время от времени реконструировать опоры, - объясняет Сергей Владимирович. – Для этого в заповедник придется запустить тяжелую технику, но разрешение на это уже надо будет просить у Минприроды России.

В Москве, уверен директор, такого разрешения не дадут никогда. Поэтому вопрос снова будет поднят, и лучше начать его решение уже сейчас.

Да, для демонтажа существующих линий техника тоже понадобится – но это будет разовая акция. После нее ученые займутся восстановлением почв и лесного фонда, и через несколько десятилетий «шрам» зарастет. Если же экскаваторы и краны будут заезжать сюда регулярно, ни о каком восстановлении речи идти не может.

Между тем энергетики уже составили примерную смету расходов на перенос линии. Согласно их расчетам, на строительство новых ЛЭП и демонтаж старых уйдет в общей сложности  около 180 миллионов рублей – и это без НДС. Если же менять «воздушки» на подземный кабель, то затраты составят почти в два больше – порядка 340 миллионов. Таких денег у «Россетей» нет.

Кожевников согласен – дело недешевое. Поэтому и нужно подтягивать федеральные деньги через соответствующую инвестиционную программу. И способствовать этому должна, в том числе, и природоохранная прокуратура, которая вместо этого заставляет рубить заповедный лес. И это вызывает у Сергея Кожевникова особое возмущение.

Взгляд обывателя

Редкий случай: в этой истории нет отрицательных героев. У каждой из сторон своя правда, каждая стремится наилучшим образом выполнить свою задачу. Заповедник любой ценой охраняет лес. Энергетики пытаются обеспечить бесперебойную подачу электричества людям. Природоохранная прокуратура, конечно, не призывает рубить деревья, а стремится минимизировать возможные потери: если лес заполыхает, то будут уничтожены и краснокнижные виды растений и животных, и все остальное.

На мой взгляд, в этой ситуации просто нарушен принцип разумности и не соблюдается баланс рисков. Да, ЛЭП в заповеднике не должно быть вообще, потому что ее наличие  делает бессмысленной попытку сохранить первозданность леса. Но линия есть, и в ближайшие несколько лет никуда не денется. Более того: во внутреннем документе заповедника – Проекте освоения лесов – черным по белому написано, что рубки для очистки ЛЭП допускаются. Правда, выборочные, а не сплошные.

Но в принципе - разве можно ради будущего охраняемых лесов ставить под угрозу само их существование? Я уже не говорю о безопасности людей – а прекращение работы водозабора, котельных или очистных угрожает именно безопасности, а не благосостоянию населения.

Кроме того, ощущается во всем происходящем некая попытка переложить ответственность на Фемиду. В заповеднике обоснованно считают, что допустить рубку леса они не могут, иначе пойдут под суд. Энергетики тоже понимают, что проникновение на особо охраняемую территорию без согласования с администрацией учреждения грозит уголовным преследованием. Да и суд не спешит брать на себя роль «вершителя судеб»: вот сейчас судья потребовал сделать экспертизу спорного участка на предмет нахождения там краснокнижных видов. В прокуратуре изумляются: никто и не оспаривает, что охраняемые растения и животные там есть! Но если произойдет пожар, он уничтожит все – и краснокнижное, и обыкновенное.

В ближайшие несколько месяцев риск возгорания будет низким. Но не перспектива оставить Кондопогу без света. Снег ляжет на деревья, многократно утяжелив кроны, а там один хороший порыв ветра – и очередной лесной великан порвет провода.

Между тем тяжба может длиться очень долго. Пока будет готова экспертиза, пока судья примет решение, пока пойдут апелляции-кассации… Так и до следующего пожароопасного сезона можно дотянуть.

Решения и опасения

Мне кажется, необходим компромисс. Энергетики уже выразили готовность чистить полосы буквально в ручном режиме (что очень недешево), причем в присутствии сотрудников заповедника. Чтобы те буквально на месте показывали, что необходимо пересадить, перенести и т.д. Такие способы и технологии имеются. Таким образом, сплошных рубок не будет. Теперь нужен встречный шаг от «Кивача».

Руководитель Рослесхоза Иван Валентик еще год назад написал тогдашнему главе республики Александру Худилайнену, что «…Минприроды России готово рассмотреть вопрос о возможности проведения работ по расчистке трасс линии электропередачи» в «Киваче». Так может, пришла пора позвонить в Москву и потребовать немедленного рассмотрения этого вопроса во внесудебном порядке? Чтобы снять непосредственную опасность прямо сейчас, пока не полыхнуло? И одновременно начать готовить пакет документов, необходимых для государственного финансирования некоей программы по переносу высоковольтных линий с территорий особо охраняемых лесов. Ведь это не только проблема «Кивача» - ЛЭП есть во многих заповедниках страны, хоть бы и в Костомукшском. Возможно, начать компанию по исправлению ситуации в Год экологии – это как нельзя вовремя.

Есть, правда, два опасения. Во-первых, если пролагать ЛЭП в обход «Кивача», то трасса увеличится на 20 километров – а значит, под топор пойдет куда больше леса, пусть и не заповедного, но нашего общего. Возможно, именно поэтому в свое время и было принято решение идти через заповедник – по кратчайшему маршруту, для минимизации вырубки.

Во-вторых, родное государство вполне может спихнуть все затраты на энергетиков, примеры уже были. А те, можно не сомневаться, переложат расходы на нас с вами, включив их в тариф. И тут уже действительно придется выбирать между благополучием потомков и личным благосостоянием.






Партнеры