Любителям истории: ученые показали, как древние карелы горшки обжигали. ФОТО

Ученые Карельского научного центра РАН не только доказали, что древние карелы были искусными ремесленниками, но и в мельчайших деталях реконструировали производство национальной керамики

24 ноября 2017 в 08:22, просмотров: 1639

«Карелы – народ трудолюбивый!» – считается, что эти слова сказал Владимир Ленин, подписывая в 1920 году Декрет о провозглашении Карельской трудовой коммуны. С тех пор немало воды утекло, и, признаюсь, что, родившись в Карелии, я не раз слышал о том, что карелы – этакие «дети лесов и озер», вроде пушкинского «друга степей – калмыка». Мол, ловили карелы рыбку, били зверя, собирали грибы-ягоды, а в свободное время сочиняли руны для будущей «Калевалы» Леннрота, и на этом их цивилизация заканчивалась.

Любителям истории: ученые показали, как древние карелы горшки обжигали
Реконструированная учеными посуда

Другое мнение имеет Ирина Сумманен, младший научный сотрудник сектора археологии Института языка, литературы и истории КарНЦ РАН:

– Чтобы понять, какую роль карелы играли в составе Древнерусского государства, перенесемся в эпоху Средневековья. Первые упоминания о «Корельской земле» как самостоятельной административной единице встречаются на страницах летописей при описании событий конца XIII века. В это время древняя Карелия уже входила в состав Новгородской земли, которая в XII–XIV веках постоянно подвергалась набегам западных соседей, в основном шведов. Естественной защитой для славян – своеобразной буферной зоной – были карелы, летописная «корела». Именно этим этнонимом народ, населявший территории современного Северо-Западного Приладожья и Карельского перешейка, впервые называется в текстах письменных документов – берестяной грамоты второй половины XI века и Новгородской первой летописи 1143 года.

 Ирина Сумманен

Какая система управления в те времена была у этого народа, однозначно сказать нельзя: возможно, она напоминала «вождество», но мы точно знаем, что новгородцы ценили карелов как союзников по «антизападной коалиции». Так, в одной из берестяных грамот встречен «русско-карельский» глоссарий, составленный для русскоязычного посла-новгородца, который должен был вести переговоры с карелами по поводу взимания долгов и повинностей на их родном языке. Напряженная военно-политическая обстановка XIV века диктовала свои правила общения «господина Новгорода» с подопечной корелой.

В другой грамоте содержится наставление дипломату, чтобы тот в процессе сбора дани на территории приграничной Карелии «не помешал, не напакостил каянцам (каянцы – карелы, жившие у Ботнического залива, «Каяна моря») и не заполучил себе «худой славы». Из этого текста очевидно, что новгородцам было стратегически важно сохранить добрые отношения с корелой, так как Ореховецкий договор, заключенный со шведами в 1323 году, увы, не стал гарантом мира, и Новгороду было крайне необходимо содействие карелов в защите рубежей.

– Ирина, а как охранялись северо-западные рубежи? Карелы имели войско или даже крепости?

– В археологии существуют разные понятия для определения поселенческих памятников: стоянка (как правило, для древнейших эпох); селище – открытое, незащищенное поселение; и наоборот, укрепленное поселение – «городище». Сейчас на территории древней Карелии известно девять таких городищ. Административным и военно-политическим центром карелов была крепость Корела, или Корельский городок, на реке Вуоксе (ныне – город Приозерск).

Одним из крупнейших форпостов в пределах современной Карелии стало городище Паасо, расположенное на горе Паасонвуори, что находится при въезде в Сортавалу со стороны поселка Хелюля. На вершине этой горы высотой почти 80 метров, с крутым обрывом с одной стороны и пологим уклоном с другой, в XII – начале XV в. находилась крепость. В процессе многолетних археологических раскопок, предпринятых, главным образом экспедициями под руководством крупнейшего специалиста по средневековой истории Карелии Светланы Кочкуркиной, вскрыта практически вся площадь городища, а это чуть менее 1000 квадратных метров. В результате работ были обнаружены все атрибуты крепости: остатки каменных оборонительных стен, сложенных насухо (без связующего раствора) из крупных валунов, предметы вооружения. Здесь даже расположение жилищ проектировалось так, чтобы создавать дополнительную оборонительную линию.

 Стены древнего городища

Вероятнее всего, где-то вблизи Паасо и других городищ располагались селища, где люди жили в мирное время, занимаясь хозяйством и ремеслами, но пока такие селища не найдены. И все же можно предположить, что само городище служило им укрытием только в случае военной угрозы.

– Как это удалось установить?

– Главным образом по самим вещам, их количеству и датировкам. Например, если мы посмотрим на древний Новгород – «Мекку» российских археологов, – то увидим, что этот памятник – как комод, ящичками которого стали деревянные мостовые, которыми застилались улицы города. Выдвигаешь «ящички», вскрываешь слой за слоем яруса мостовых и обнаруживаешь предметы, которые сохранились в слое. Древесина мостовых датируется методом дендрохронологии, который позволяет установить дату, когда были срублены бревна. Поэтому найденные предметы быта, украшения, оружие и другие вещи получают надежные датировки. Так десятилетие за десятилетием восстанавливается хронология жизни города.

На наших городищах ситуация иная. Объем археологического материала здесь сравнительно невелик, и поэтому для определения времени проживания в городищах людей особую ценность представляет керамика. В отличие от железных изделий, украшений из цветных металлов или стеклянных бус, глиняная посуда всегда имела короткий срок службы: год, от силы – три. Поэтому, начиная с каменного века, керамика – самая массовая находка на археологических памятниках. Старая утварь билась, а мастера изготовляли новую посуду, совершенствуя и видоизменяя ее в соответствии с появлением технологических новшеств и модных веяний.

   Графическая реконструкция городища Паасо, сделанная В. Базегским.

Так что, если для хозяек той поры разбитый горшок был горем, то для нас, археологов – удачной находкой. Если на месте раскопок есть обломки керамики, значит, здесь жили люди. По количеству фрагментов, форме и орнаментации сосудов можно сказать, носителями какой культуры они были, когда и как долго использовались местными жителями. Возвращаясь к Паасо, можно отметить, что посуды здесь найдено немного, но она явно свидетельствует о том, что городище периодически использовалось в XIII, XIV и даже начале XV века. Более того, именно здесь обнаружена форма горшков, которую можно назвать исконно карельской.

– Но почему вы утверждаете, что керамическую посуду делали именно древние карелы? В процессе уже тогда развитой торговли ее могли привезти из того же Новгорода или Суздаля.

– А вот на этот вопрос и дал ответ совместный эксперимент с коллегами из Института геологии Карельского научного центра РАН Сергеем Световым и Светланой Чаженгиной. В нашем распоряжении есть порядка 170 форм керамических сосудов – это горшки для приготовления пищи (другие формы посуды, например, миски и кувшины, встречаются крайне редко).

 Древнекарельская форма керамики

Как известно, основа керамики – глина, в которую древние мастера для прочности добавляли самые различные компоненты: от экзотических – навоза, пуха – до молотого гранита. Но средневековая керамика в основном делалась из глины с примесью толченой породы или песка. И нам предстояло узнать, из каких именно пород сделана керамика древнекарельских городищ и откуда карелы брали сырье для ее производства.

В своем исследовании мы использовали новейшие методы из арсенала геологии, геохимии и минералогии, некоторые из них были применены в отечественной науке впервые. Опуская различные сугубо научные детали работ, скажу, что на все поставленные вопросы нам удалось найти ответы. В результате смогли установить, что глиняное «тесто», из которого была получена керамика, состоит из местных горных пород разных типов и составов. Одни из них повсеместно распространены в Карелии, другие более характерны для Приладожья. Но очевидно одно: для производства основной массы керамики карельские гончары брали глину, залежи которой имелись в округе поселения, и добавляли в нее минеральную примесь, также добытую неподалеку. Интересно, что тонкий геохимический анализ состава керамической формовочной массы выявил привозные изделия и даже показал, что один такой горшок был изготовлен в Ореховецкой крепости и только потом каким-то образом попал к карелам.

За более чем пять лет работы с археологической керамикой древних карелов мы успели узнать о ней очень многое: восстановили формы изделий, изучили состав формовочной массы и технику лепки, определили предположительные условия ее обжига. И, конечно, мы не могли не попытаться реконструировать процесс изготовления карельской керамики, чтобы впоследствии оценить достоверность полученных результатов.

Начались поиски мастера, который помог бы воссоздал древнюю посуду. И нам повезло: оказалось, что как раз в Сортавале живет опытный керамист Оксана Учень, которая на протяжении нескольких лет самостоятельно занимается изготовлением реплик керамических изделий от эпохи неолита до Средневековья, а также увлекается реконструкцией древних ремесел, участвуя в различных фестивалях как в Карелии, так и за ее пределами.

 Оксана Учень

Оксана охотно согласилась взять на себя подготовку сырья и приготовление формовочной массы, и этим летом мы приступили к изготовлению первой небольшой (чуть более десятка форм) партии изделий. Процесс выглядел так: вручную лепились глиняные ленты или жгутики, которые накладывались друг на друга и хорошенько «примазывались». После того, как сосуд был вылеплен почти на всю высоту, в дело шел гончарный круг, но не такой, как мы привыкли его видеть сегодня.

Современные гончарные круги – скоростные, с ножным или электрическим приводом, способны вытянуть сосуд из комка глины. Но судя по техническим «огрехам» на фрагментах нашей древней посуды – асимметрии формы, неровном крае горлышка, сбитом орнаменте – гончарный круг у карелов, скорее всего, был ручного типа с небольшой скоростью вращения. Поэтому именно это нехитрое приспособление мы использовали в своем эксперименте, следуя традициям «гончарства корелы». Делали горшок руками, затем формировали верх изделия, заглаживая поверхность, и наносили орнамент при помощи поворотной подставки на шарнирах, которую давно смастерила и освоила Оксана.

– И оставалось только посадить их в печь?

– В том-то и дело, что на самом городище гончарная печь или горн отсутствовали. Вероятно, устройство для обжига находилось где-то в стороне от поселения. Гончары, как и кузнецы, обычно жили поодаль от основных строений: не только из-за возможности пожара, но и потому, что эти профессии всегда считались таинственными и даже мистическими.

Более того: по данным наших исследований, маловероятно, что керамика карелов обжигалась в печах или горнах. Известно, что в глине может встречаться такой минерал – хлорит. Во время длительного (более двух часов) обжига при температурах выше 700–900 градусов он исчезает, а в наших обломках присутствует. Кроме того, визуальный анализ стенок сосудов показал, что внутри они не «пропеклись» – на середине среза черепка просматривалась темная полоска непрокаленной глины. Это говорит о том, что керамика недолго находилась при температурах каления глины и быстро остыла. Поэтому мы и предполагаем, что карелы не использовали горны и печи и, вероятнее всего, обжигали свою посуду в очагах или просто в ямах.

– И можно с уверенностью сказать, что посуда, которую вы сделали с Оксаной Учень, полностью соответствует той, из которой ели-пили люди XIII–XIV веков?

– Мы очень надеемся, что так и будет. Однако более достоверную информацию мы сможем получить только после того как проведем серию исследований уже реконструированной посуды и сможем сравнить результаты с данными по археологической керамике. В любом случае, это будет посуда, сделанная по самым настоящим средневековым технологиям. Правда, мы пока уступаем древнекарельским гончарам в искусстве создания форм керамики – не все наши изделия получили облик оригиналов, но работы только начались, и есть время отточить мастерство.

– Ирина, раз уж ученые оказались такими кудесниками, что проникли в тайны гончарного мастерства карелов, то, может, вы узнали, что они варили в этих горшках?

– Можно не сомневаться, что в пищу употреблялись продукты как животного, так и растительного происхождения, но что именно готовили в этой посуде – сказать трудно. Во-первых, древние карелки, судя по всему, были на редкость чистоплотными хозяйками. Почитайте «Калевалу» – там есть упоминание о том, как карельская женщина чисто моет посуду:

«Как пойдешь ты мыть посуду,

Мой не как-нибудь, а чисто,

Вымой ручки у горшочков,

Вымой краешки у чашек!»

Так и на археологической керамике практически отсутствует пищевой нагар, по которому можно определить состав варившихся в ней продуктов. Но все же есть примеры, когда на внутренней поверхности горшков обнаруживаются «ободки» накипи. Такие следы всем хорошо знакомы – они обычно остаются на стенках кастрюли, в которой варится жидкая пища. Зная, что карелы испокон веков занимались рыбным промыслом, хочется думать, что такие рыбные похлебки они и варили.

– Но карелы не только горшки обжигали?

– Кроме гончарного промысла, этот народ умел многое. Все разнообразие материальной культуры древних карелов отражено в самих городищах: при общей схожести они имеют свои специфические особенности. Одни, как Паасо, выполняли военно-оборонительную функцию, на других – например, близ поселка Куркиеки – отчетливо прослеживается ремесленная или хозяйственная специфика. В городище Терву-Линнасаари обнаружен разнообразный кузнечный инвентарь, а неподалеку он него – на Хямеенлахти-Линнавуори – найдены многочисленные лошадиные зубы и подковы. Последняя находка подтверждается берестяными грамотами, где встречаются упоминания об использовании карельских лошадей новгородцами. Археологи предполагают, что корела могла разводить коней, которые хоть и не отличались крупным размером, но пользовались спросом и даже экспортировались за границу.

 Сосуд древних карелов

– Я не удивлюсь, что не за горами то время, когда по этим останкам ученые клонируют и восстановят эту породу карельских лошадей. Но что делать с уже восстановленной гончарной технологией?

– Сегодня набирают популярность различные фестивали, на которых реконструируются быт и ремесла разных исторических эпох. Гончарное дело очень привлекательное, на мой взгляд, занятие, в которое можно вовлекать как жителей Карелии, так и туристов. Репликами древних сосудов можно украсить витрины музеев, чтобы посетители могли видеть не обломки изделий из раскопок, а вещи в их первозданной красе. И не только увидеть, но и подержать в руках, рассмотреть со всех сторон и даже попытаться воспроизвести.

На следующий год вместе с Оксаной Учень мы планируем вновь воссоздать весь процесс изготовления посуды там же, в Приладожье – на земле древних карелов, облачившись в национальный средневековый костюм. Покажем, как карелы горшки обжигали!




Партнеры