Как появилась карельская светопись Прокудина-Горского. Часть первая

Благодаря кому мы знаем, как выглядел дореволюционный Петрозаводск

26 января 2018 в 09:11, просмотров: 858

Химик, физик и инженер-изобретатель остался в истории российского государства как выдающийся фотограф. Теперь же его можно рассматривать и как журналиста, и как историка.

Как появилась карельская светопись Прокудина-Горского. Часть первая
Сергей Проскудин-Горский на порогах, возможно - Сунских

Вместо пролога

Так уж получается, что журналисту, при подготовке материалов об истории нашего края всегда легче найти текстовые документы, чем их графическое сопровождение, особенно, если речь идет о довоенном периоде. В архивах - ограниченное количество дореволюционных фотографий, в основном почтовых открыток с видами Петрозаводска, а снимков облика города 20-30-х годов - кот наплакал, да и фотодокументов более позднего периода - до середины прошлого столетия - сохранилось не так уж много.

Одна из причин, как рассказывал мне известный фотожурналист того времени Петр Беззубенко - пожар, уничтоживший городскую типографию в конце 50-х годов (сейчас на этом месте стоит универмаг "Карелия"), где и сгорел огромный архив со снимками. В результате, чтобы узнать что-то об облике довоенного Петрозаводска, мы пользуемся фотографиями периода оккупации Карелии, которые несколько лет назад были выложены в Интернет министерством обоpoны Финляндии. Среди тысяч этих снимков я нашел даже четкое изображение своего дома на Первомайском проспекте, сделанное безвестным финским фотокорреспондентом.

И все же наш город и республика обладают уникальными фотографиями 100-летней давности. Об их авторе Сергее Прокудине-Горском, наш рассказ.

Российской империи фотограф

Как-то ко мне заглянул знакомый. Увидев на экране монитора яркое цветное изображение уже давно исчезнувшей Петропавловской церкви Петрозаводска, спросил:

– Ты что, старую фотографию Петропавловки в «фотошопе» покрасил?

– Нет, – говорю, – снимок действительно старый, ему без года век, но в нем нет ни малейшего намека на ретушь. Это – подлинная работа, сделанная Российской империи фотографом Сергеем Прокудиным-Горским летом 1916 года.

 Петрозаводская Петропавловка

Вопросу приятеля я не удивился: фотографии этого мастера светописи (так на заре ее появления в России называли фотографию), сделанные даже не на пленку, а на стеклянную пластинку, без сомнения, дадут фору «фоткам» современными цифровыми гаджетами по качеству цветопередачи и резкости изображения. Так кто же был этот великий, но незаслуженно забытый мастер российской светописи?

Потомственный дворянин Сергей Михайлович Прокудин-Горский появился на свет в 1863 году в родовом имении под старинным городом Муромом. Когда пришло время, родители и отправили подававшего надежды отрока в Санкт- Петербургский политехнический университет изучать химию. И надо отметить, что в сей науке Сережа преуспел настолько, что был отправлен совершенствовать образование в Берлин и в Париж, где увлекся входящей в моду фотографией. Прежде всего – цветным отображением действительности.

Здесь мы подошли к самому сложному моменту нашего повествования. Люди постарше еще имеют какое-то представление о фотопленке, приемах обращения с диафрагмой объектива, помнят фотобумагу и процесс проявки и печати. Но теперь и стар и млад делают цветные снимки своими телефонами, не задумываясь о том, как изображение получается технически.

Так вот, как и что именно усовершенствовал, да еще и изобрел в фотоделе Прокудин-Горский, даже не стоит пытаться понять. Дело в том, что в его время не было даже фотопленки, изображение в фотоаппарате проецировалось на стеклянную пластинку со светочувствительной эмульсией. В экспериментах с цветной фотографией уже применялся и ныне незыблемый принцип разделения общего спектра на три цвета.

 Поморский двор

Вот почему тогда для получения цветного фото использовались сразу три камеры со специальными светофильтрами. Прокудин-Горский, как физик и инженер, создал собственный аппарат, заменяющий «трехголовое чудище», и кассеты, в которых, как в патронной обойме, хранились эти три пластины. А как химик - создал новую светочувствительную эмульсию, которая позволяла уменьшить время экспозиции. Проще говоря, если раньше на процесс фотосъемки с момента открытия объектива до его закрытия уходила минута, а то и больше, то прокудинская "птичка" вылетала всего на несколько секунд. Для просмотра изображения им же был сконструирован специальный проектор. На этом технический экскурс в историю фотографии будем считать законченным. Главное же то, что изобретатель создал компактный по тем временам – всего-то несколько килограммов– фотоаппарат со штативом, сверхчувствительные фотопластинки, и был готов к путешествиям.

Жизнь в дороге

Фотограф действительно немало поездил по России и за ее пределами, привозя домой удивительно качественные диапозитивы и негативы. В 1908 году Прокудин-Горский сделал единственный цветной снимок Льва Толстого. Вот как он об этом рассказывал: "Фотографирование было произведено в пять с половиной часов вечера, тотчас после верховой прогулки Толстого, оно было сделано в саду, в тени, падающей от дома, причем задний план был ярко освещен солнцем". Первый фотохудожник России учитывал все нюансы. В результате Лев Николаевич и сейчас как живой мудро смотрит на нас с прокудинского снимка.

 Снимок Льва Толстого

Растиражированная фотография вошла в каждый русский дом, о Прокудине-Горском заговорили, и в 1909 году он получил аудиенцию у самого государя-императора Николая II и его августейшего семейства. Сохранился рассказ мастера об этой встрече и демонстрации его слайдов - как тогда говорили, диапозитивов. "Наступил самый ответственный момент, ибо я был уверен, что от успеха этого вечера зависела в значительной мере судьба моего дела. Государь и Государыня заняли свои места перед будкой, и Государь приказал начинать. После первой же картины, когда я услышал одобрительный шепот Государя, я уже был уверен в успехе... "Вашему Величеству,– сказал я, – было бы, быть может, также интересно видеть истинную Россию и ее древние памятники, а равно и красоты разнообразной природы нашей великой Родины".

 Император Николай II с семьей

Николай, "хозяин земли русской", как он сам себя назвал, был человеком широкой души и повелел дать фотографу такой карт-бланш, какого нет и у его современных братьев по цеху: снимать Прокудину-Горскому разрешено было все и везде, включая военные объекты. Царь пожаловал ему в служебное пользование железнодорожный вагон, который фотомастер превратил в лабораторию светописи, проявляя там свои пластинки. Если же требовалось изучать Расею-матушку по воде – ему давали пароход, «и всяческое на то было содействие чиновников».

Прокудин-Горский объездил всю империю – от Тихого океана до Лифляндии - став ее главным фотографом. Уже началась война с германцами, а он решил сделать, как бы сейчас назвали, фотосессию о важном стратегическом объекте – строящейся Мурманской железной дороге. Военные заволновались: на стройке секретные ноу-хау используются, но царскому повелению перечить не посмели.

Окончание следует.

Фото Сергея Проскудина-Горского




Партнеры