"МК" в Карелии" добивается справедливости для охотников-любителей через Совет Федерации

Явное извращение духа закона, в результате которого пострадали люди, заставило нас обратиться к российским законодателям

31 января 2018 в 07:43, просмотров: 912

К сожалению, далеко не все публикации в прессе, даже самые злободневные, приводят к решению проблемы и восстановлению справедливости. Но в истории, когда обычного работягу из-за правовой коллизии оставили без любимого хобби - охоты, можно добиться правды, а заодно исправить законодательную норму, что отразится на жизни всех охотников-либителей страны. Именно это пытается сейчас сделать наша редакция.

Фото: Геннадий Черкасов

Предыстория

Мы рассказывали, как житель Костомукши Евгений вдруг потерял право на владение собственными охотничьими карабинами. Если коротко, дело обстояло так. После 5 лет владения гладкоствольным ружьем, что предписано законом, он купил нарезное оружие, потом еще одно – всего стволов может быть до 5 единиц. Гладкоствольное ружье он за ненадобностью продал. Еще через несколько лет в силу обстоятельств его на год лишили права на хранение оружия. По истечении этого срока Евгений обратился за новыми разрешениями на свои нарезные стволы, получил – а потом их забрали.

В своем решении инспекторы Центра лицензионно-разрешительной работы карельского отдела Росгвардии опирались на ст.13 Закона «Об оружии», где сказано: «Охотничье огнестрельное оружие с нарезным стволом имеют право приобретать граждане Российской Федерации, которым в установленном порядке предоставлено право на охоту, при условии, что они… имеют в собственности охотничье огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие не менее пяти лет». Поскольку «гладкоствола» у Евгения к этому моменту уже не было, ЦЛРР аннулировал выдачу ему лицензий на право владения собственными карабинами.

Как выяснилось, этот случай – совершенно рядовой, охотники-любители уже не раз пытались судиться, и проигрывали. Евгений счел эту ситуацию несправедливой, да мы тоже. Судите сами: охотник, уже купивший на законных основаниях нарезное ружье, не получит разрешения на приобретение такого же, если у него нет «гладкоствола». То есть ему нельзя владеть нарезным оружием, хотя он им владеет! Это все равно, что вам запретят покупать второй легковой автомобиль, пока вы снова не отучитесь, не сдадите не права и не год отъездите со знаком «новичок». А на первой машине - катайтесь сколько угодно…

Чтобы разобраться в ситуации, мы поговорили с людьмим, способным в данном случае выступить в качестве экспертов.

С юридической точки зрения

Для начала мы обратились в аутсорсинговую компанию «ЮрфинэкС», чьи сотрудники периодически консультируют нас в сложных правовых вопросах. На этот раз они встали на сторону правоохранителей.

По мнению ведущего юриста компании Евгения Неплюева, костомукшскому охотнику отказали в получении лицензии на нарезной ствол в полном соответствии с законом. Как указали правоведы, судебная практика неоднократно давала свою оценку обсуждаемым нами сегодня правовым нормам. Выводы всегда сводились к одному: в случае, если у гражданина пятилетний срок владения оружием прерывался, и не наступил вновь на момент повторного получения лицензии - это означает отсутствие у него права на приобретение оружия с нарезным стволом. То есть указанное законоположение связывает возможность получения права на огнестрельное оружие именно с непрерывным нахождением в собственности оружия гладкоствольного, отдельные периоды владения которым не суммируются.

 Евгений Неплюев

Этот вопрос, рассказывает наш эксперт, в числе прочего был предметом рассмотрения Президиума Свердловского областного суда, и даже опубликован. То есть судебная практика по аналогичным ситуациям является однозначной и существенных изменений не претерпевала. Таким образом, действия должностных лиц, совершенные в отношении костомукшского охотника-любителя, основаны на законе. Но!

Одновременно с этим, указывает Евгений Неплюев, положения ч.8 ст.13 Закона «Об оружии» и установленный ими порядок получения нарезного оружия действительно может являться обременительным для граждан. В частности для тех, у которых срок владения гладкоствольным оружием прерывался не по причине аннулирования лицензии, а по причине добровольного отказа от использования гладкоствольного оружия в пользу нарезного. Таким  образом, можно говорить о комплексной проблеме законодательного регулирования.

Однако приходится констатировать, что в настоящее время положения закона исключают любую иную трактовку правовых норм и для этих граждан. Юрист считает, что вопрос нужно решать на законодательном уровне.

Общий знаменатель - абсурд

Конечно, никто не может дать оценку ситуации лучше, чем профессиональное сообщество – сами охотники. Для этого мы обратились в Карельскую региональную общественную организацию охотников и рыболовов. Как признался заместитель председателя КРОООИР, главный охотовед Виктор Трепалин, описанный случай - далеко не единичный. Оружейное законодательство вообще изобилует странными и нелогичными нормами, но вопрос о непрерывности пятилетнего ценза «гладкоствола» - едва ли не самый острый.

 Виктор Трепалин

- Налицо правовой казус, - считает Виктор Иванович. – Охотника вынуждают держать в сейфе оружие, которым он не пользуется. И получается, что весь стаж владения гладкоствольным ружьем аннулируется, даже если он прервался всего на один день! В чем смысл такого подхода?

Кстати: от нас зампред Общества охотников узнал и о том, что изъятое – не конфискованное! – ружье в «стаж владения» не включается. Именно так толкуют закон в Центре лицензионно-разрешительной работы карельской Росгвардии. Хотя, комментируя эту норму, инспекторы особо подчеркнули: на время сдачи оружия на хранение в полицию владелец теряет на него только право пользования. Но в законе ничего нет про пользование – там про право собственности! Почему же инспекторы трактуют эту статью таким драконовским образом?..

От лица законодателей мы попросили высказать свое мнение человека, который более 20 лет писал проекты законов, впоследствии принимаемых парламентариями. Адвокат Наталья Союнен, заслуженный юрист Карелии, долгое время возглавляла  государственно-правовое управление Законодательного Собрания РК. Она как никто другой знает, насколько важна точная формулировка законодательного акта.

 Наталья Союнен

- Я не согласна с позицией Центра лицензионно-разрешительной работы, да и с позицией судебных инстанций, - заявила Наталья Союнен. – Что делать – такие законы у нас пишутся, что применять их можно как кому понравится и захочется… Выход здесь один: обязательно судиться с Росгвардией и нарабатывать судебную практику, и параллельно обращаться к депутатам, чтобы закон поправили. 

Поворот не туда

Наши эксперты из компании «ЮрфинэкС» считают: необходимо обратиться в Конституционный суд России с жалобой на обсуждаемые сегодня положения закона, поскольку они существенно затрудняют порядок получения нарезного оружия. А механизм реализации данной нормы проработан недостаточно полно. «Провентилировав» этот вопрос, мы выяснили интересную подробность. Оказывается, КС РФ уже заставлял Госдуму внести изменения в Закон «Об оружии», и как раз в статью 13. Еще в 2012 году начались бурные судебные тяжбы между охотниками и инспекторами. Камнем преткновения стало положение в котором не конкретизировался срок запрета на приобретение нарезного ствола проштрафившимися гражданами.

Дело тогда уперлось опять же в трактовки. Закон вводил запрет на выдачу лицензии лицам, совершившим два правонарушения. Законодатель явно имел в виду лиц, подвергнутых административному взысканию – которое, согласно нормам права, через год снимается. А у правонарушение срока давности нет. Из-за этой оплошности в некоторых подразделениях полиции посчитали, что запрет накладывается на человека бессрочно, и отказывали людям в выдаче лицензии даже спустя много лет. Дело дошло до Конституционного суда, который обязал законодателей исправить недочеты. Год спустя это было сделано: тогда и появилась норма о введении запрета лишь на срок, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию. Как мы теперь видим, и это разжевали недостаточно.

Хорошо, что закон можно поменять и без указания из КС. С этой целью мы обратились к члену Совета Федерации от Карелии Игорю Зубареву, обладающему, в силу своего статуса, законодательной инициативой. О том, как дальше будут развиваться события, мы надеемся рассказать читателям в ближайшее время.




Партнеры