Дело без тела

Уроженец Петрозаводска отправился на 14 лет в колонию за преступление, жертву которого так и не нашли

12.12.2013 в 12:32, просмотров: 1437

Недавно в столице Карелии суд поставил точку в криминальной истории, которая произошла десять лет назад. 

Дело без тела

Житель Нижегородской области был признан виновным в убийстве своего друга, без вести пропавшего в 2003 году. При этом ни тела петрозаводчанина, ни оружия, из которого он якобы был застрелен, ни места преступления сотрудники правоохранительных органов так и не обнаружили. Родственники отправленного за решетку на 14 лет «убийцы» не понимают, как дело, основанное на одних предположениях, не вызвало сомнений у судьи Петрозаводского городского суда. Они уже подали жалобу в апелляционную инстанцию по уголовным делам Верховного суда Карелии, написали обращение к президенту страны. Супруга осужденного также надеется на помощь российских правозащитников, борющихся с беспределом в судебной системе. Так что об этом уголовном деле, видимо, вскоре будут знать далеко за пределами Карелии. Но что же это за дело, на расследование которого у следователей ушло долгих десять лет? И почему нижегородские родные бывшего петрозаводчанина шокированы приговором?

Отдохнули на славу

История, которая вызывает больше вопросов, чем ответов, произошла в ночь с 12 на 13 апреля 2003 года. Вечером Олег вместе с двумя девушками заехал на своей машине за Александром, который находился у родителей в гостях. Молодые люди решили отдохнуть на природе, а потом отправиться в сауну. Они катались по городу, употребляя алкоголь. Не пил лишь водитель «шестерки». Как рассказала в суде одна из девушек, она увидела в бардачке машины пистолет с барабаном, и Олег предложил пострелять. Компания отправилась в сторону Деревянного, где она устроила стрельбу по банкам. После этого, судя по показаниям девушек, Олег завез их домой, но обещал вернуться – впереди ждала сауна. Он решил сначала доставить до квартиры совсем опьяневшего Александра. По словам девушек, в начале пятого утра Олег заехал за ними на той же машине, но Александра с ним уже не было.

На следующий день Александр должен был прийти к родителям. Но ни 13 апреля, ни позже молодой человек ни у родных, ни дома, ни на работе так и не появился. Супруга Александра, с которой он был официально в разводе, но проживал в одной квартире, заявила в правоохранительные органы о том, что он пропал: мол, ушел, а куда – неизвестно.

Спустя восемь лет бывшая жена пропавшего дала новые показания в Следкоме. По ее словам, в ночь с 12 на 13 апреля примерно в три-четыре часа на домашний телефон позвонил Олег и попросил ее выйти на улицу. Женщина, имевшая с другом своего экс-супруга интимную связь, повиновалась. Сидя в машине, она услышала от Олега страшное признание: он заявил, что убил Александра, а поссорились они из-за нее. Как убил, куда дел труп, не сообщил, но попросил, если ее будут спрашивать про Александра, сказать, что тот пришел ночью домой.

Призналась следователям в том, что знает о страшной тайне Олега и одна из девушек, катавшаяся с ним в машине той апрельской ночью. По ее словам, в конце мая 2003 года мужчина заехал к ней на работу и сказал, что Александр пропал и что, если ее будут вызывать в милицию по этому поводу, чтобы она говорила, что его не знает и с ним не встречалась. А через несколько месяцев после этого у нее вновь состоялась встреча с Олегом. Она в ходе общения спросила, не нашелся ли его друг. Олег заявил, что он «убрал» его в тот день, когда они вместе отдыхали, убив из пистолета. При этом предупредил, чтобы об услышанном никому не говорила, иначе ее тоже могут не найти, сказав, чтобы не забывала, что у нее есть родители и сестра.

Неадекватный «боевик»

В то, что Олег мог с легкостью убить, в правоохранительных органах, да и в суде, видимо, не сомневались. Он в свое время служил в Чечне, и это обстоятельство ему чуть ли не вменяли в вину. Служба, судя по показаниям одной семейной четы – знакомых Олега, сделала из петрозаводчанина «монстра». По утверждению этих свидетелей, у бывшего военнослужащего были фотографии из «горячих точек» с обезглавленными трупами боевиков. Он хвастался этими фото. Но почему-то ни бывшая супруга, с которой Олег развелся в Петрозаводске через пару лет после исчезновения Александра, ни нынешняя жена, с которой он проживал в Нижегородской области, никогда таких фотографий не видели. Более того, во время прохождения службы в Чеченской республике Олег занимался ремонтом автотранспортной техники, получил правительственные награды за мужество и образцовое выполнение своих обязанностей, но к специальным войскам никакого отношения не имел. А бывшие сослуживцы петрозаводчанина по работе в таможне вообще заявили в суде, что он плохо владел табельным оружием, еле-еле сдавал зачеты по стрельбе и физической подготовке. Так что «боевиком» мужчина явно не был.

У стороны обвинения были и другие примеры «неадекватности» подсудимого. В отношении Олега неожиданно для него и его близких было заведено еще одно дело. В 2011 году в Нижегородскую область, где и проживал бывший петрозаводчанин с новой семьей с двумя несовершеннолетними детьми, приехал следователь и узнал о гражданском споре между Олегом и его знакомой по поводу продажи машины. Мужчина продал свой автомобиль в рассрочку, женщина переоформила машину на себя, выплатив определенные суммы, но в итоге до конца расплатиться не смогла. На этой почве и произошел спор, который вскоре разрешился – машина была продана другому человеку, каждый остался при своих деньгах. И, собственно, никаких претензий женщина к Олегу не имела, но у стороны обвинения было свое мнение о данном инциденте. В феврале 2013 года в Нижний Новгород вновь прибыли работники следственного комитета из Петрозаводска, и, по показаниям в суде неудачной владелицы машины, по их настоянию она написала заявление на «обидчика». При этом следователь сам отвез это заявление в полицию. Как рассказала женщина, она не желала привлекать Олега к уголовной ответственности, но 20 февраля 2013 года в Нижнем Новгороде было возбуждено уголовное дело, а через семь дней оно было направлено в Петрозаводск. Олег вновь предстал «злодеем», который угрожал женщине убийством в случае невозвращения вовремя денег за автомобиль. В общем, вел себя как подлый, беспринципный, бесчестный человек с нездоровой психикой.

Зэкам приказано верить

К показаниям самого Олега суд отнесся критически. Он утверждал, что своего друга не убивал, никакого оружия у него не было и стрелять он никуда не ездил. Ночью высадил его на остановке, в 25 метрах от дома. Там встретил знакомого, который присел к нему в машину. По словам Олега, он позвонил Александру на домашний телефон, убедился, что тот добрался до квартиры, и повез своего знакомого до дома. О том, что друг пропал, узнал через несколько дней от его бывшей супруги. А что касается спора с нижегородской знакомой по поводу продажи машины, то ему срочно нужны были деньги и разговор на повышенных тонах между ними состоялся, но вскоре все разрешилось: женщина согласилась продать машину.

Единственной серьезной уликой против «убийцы» был мобильный телефон Александра. По словам Олега, он нашел его в своей машине, решил, что мобильник обронил кто-нибудь из тех, кого он подвозил в качестве таксиста. Этот телефон спустя какое-то время он подарил своему знакомому. Весьма странное поведение для «убийцы», который труп спрятал так, что десять лет никто найти не может. Почему же не догадался мобильник своей жертвы уничтожить?

Если кто-то и усомнился бы в нелогичных действиях преступника, то только не правоохранительные органы, построившие обвинение практически только на показаниях потерпевших – родителей Александра – и свидетелей. Никто ничего не видел. Никто не знает, как именно был убит друг Олега. Никто не может сказать, где находится труп пропавшего и пистолет, из которого стреляли. Но при этом сторона обвинения утверждает, что Олег произвел умышленно (мотив преступления – его неприязненное отношение к другу) не менее одного выстрела из огнестрельного оружия в Александра, причинил жертве телесные повреждения, квалифицированные как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Как можно прийти к таким выводам без судебно-медицинской экспертизы? Оказывается, можно.

По мнению защитника Олега Владимира Козодаева, обвинение все десять лет пыталось следовать порочной практике давно минувших дней – царица всех доказательств по делу есть признание вины обвиняемым. По словам адвоката, в период длительного ограничения основных прав и свобод «убийцы» органы расследования применяли не только легальные приемы и средства для собирания доказательств, но и нарушали действующее законодательство. Так, Олег, находясь под стражей во время следствия, был лишен права на свидание с родственниками и близкими, на телефонные звонки с ними и даже ограничен в переписке с женой. При этом его пытались убедить отказаться от защиты, согласиться на сотрудничество со следствием, обещая преференции в окончательном решении суда. Не стеснялись в качестве доказательства причастности к смерти Александра использовать показания сокамерников, появившихся рядом с Олегом волею должностных лиц правоохранительных органов. Два таких сидельца заявили, что Олег признался им в совершении убийства. То, что эти же зэки использовались органами и раньше для оговора своих сокамерников, о чем дали показания аж три свидетеля, суд во внимание не взял. Это, по мнению суда, к делу не относилось.

В результате Олег был приговорен к 14 годам лишения свободы, из которых два года он получил за самоуправство с применением насилия в отношении горе-покупательницы машины.

«Я это дело до Страсбурга доведу, – сказал адвокат Владимир Козодаев. – Посадили человека на 14 лет! За что? Правоохранительным органам нужно было от «висяка» избавиться любой ценой. Суд им в этом помог. Но с такой судебной системой больше жить нельзя. Будем воевать с этим беспределом дальше».