Хлебные войны

Сделать название «Окский» предметом торга фирмачам не удалось

02.04.2014 в 10:45, просмотров: 1752

Борьба за право использования какого-либо бренда на сравнительно маленьком карельском рынке – для республики новость. Особенно если дело касается продуктов питания. Тем не менее совсем недавно завершилась очередная фаза разразившегося летом прошлого года скандала, связанного с хлебом «Окский». Многие тогда испугались, что этот товар может вообще исчезнуть с прилавков карельских магазинов. Спешим успокоить: не исчезнет. 

Хлебные войны

Откуда не ждали

О том, что хлеб «Окский» может уйти с прилавков региона, впервые заявили представители ООО «Петрозаводский хлебокомбинат». В августе прошлого года они в срочном порядке собрали пресс-конференцию и сообщили о назревшем серьезном конфликте между ними и некоей фирмой «Онего-Транс». Как выяснилось, последняя еще в 2002 году приобрела права на словесный товарный знак «Окский», позже бренд был переуступлен петрозаводскому хлебозаводу «Сампо». В 2012 году «Онего-Транс» обратился к хлебокомбинату с претензией о неправомерном выпуске «Окского» хлеба по причине незаконного использования бренда. В качестве компенсации правообладатель потребовал два с половиной миллиона рублей. При этом никакой информации о произошедшей регистрации знака производителю представлено не было. Выходило, что предприятие до мая 2012 года выпускало контрафакт. Шокированное руководство хлебокомбината не спешило удовлетворять претензию, поэтому «Онего-Транс» обратился в Арбитражный суд. Причем требуемая сумма выросла в разы.

– Производство «Окского» на комбинате было остановлено, нам предъявлен иск на 30 миллионов рублей компенсации, – заявила тогда представитель предприятия Елена Лунькова.

Аналогичная ситуация возникла и с некоторыми предпринимателями – владельцами пекарен: в «черный список» попал также хлеб «Никитский». Обиженные производители подчеркнули, что считают подобные действия не только недобросовестной конкуренцией, но и возможным рейдерством. Платить компенсацию никто не собирался, но настроения были паническими, поскольку производство того же «Окского» могло, по словам представителя ПХК, привести к банкротству предприятия. Между тем суд начался уже в сентябре.

«Хлебозаводный» процесс

Тяжба обещала быть долгой: Арбитражный суд республики неоднократно откладывал заседания и объявлял перерывы, чтобы истребовать дополнительные документы и ознакомиться с новыми подробностями. Требования истца были понятны. Владелец бренда добавил, что не давал согласия хлебокомбинату на выпуск хлебобулочной продукции с наименованием «Окский». Более того, во время всего периода владения «Онего-Трансом» исключительным правом на товарный знак ответчик реализовал в десятки раз больше контрафактной продукции. Наконец, по мнению представителей компании, информация о зарегистрированных правах на результаты интеллектуальной собственности является открытой и общедоступной, поэтому никому об этом сообщать было необязательно.

Хлебокомбинат активно защищался, продолжая настаивать на том, что регистрация бренда является актом недобросовестной конкуренции, поскольку на момент регистрации истец знал о том, что «Окский» производится и продается по всей стране. Кроме того, хлебокомбинат задолго до регистрации бренда, с 1988 года, без каких-либо проблем добросовестно выпускал данную марку хлебобулочного изделия. В качестве доказательства были представлены распечатки из газет.

В суде кропотливо исследовались десятки норм Гражданского кодекса, однако ключевой стала только одна, гласящая, что «исключительное право на товарный знак действует в течение десяти лет со дня подачи заявки на его государственную регистрацию». Срок действия может быть продлен на десять лет неограниченное количество раз. В судебном процессе выяснилось, что, согласно представленному «Онего-Транс» свидетельству на товарный знак, его регистрация действует на территории России с 5 июня 2000 года. Таким образом, срок действия истек еще 5 июня 2010 года.

«Доказательство продления государственной регистрации товарного знака, как то – запись в свидетельстве на товарный знак в нем, отсутствует», – говорится в решении Арбитражного суда, вынесенном в ноябре 2013. «В отсутствие доказательства продления регистрации, по мнению суда, истец лишен права на обращение в арбитражный суд с подобным иском».

В результате иск «Онего-Транса» был отклонен. Компания обжаловала это решение в Тринадцатом Арбитражном апелляционном суде Санкт-Петербурга, однако жалоба была оставлена без удовлетворения.

Поменялись местами

Тем временем к противоборству правообладателя и производителя присоединилось еще одно ведомство. В августе 2013 года хлебокомбинат обратился в карельское Управление федеральной антимонопольной службы. Суть жалобы: действия владельца бренда можно считать недобросовестной конкуренцией. Надзорному органу потребовалось некоторое время, чтобы изучить необходимые дополнительные сведения, и в ноябре 2013 года было возбуждено дело о нарушении антимонопольного законодательства. На этот раз стороны поменялись местами: в роли ответчика выступило «Онего-Транс».

– На основании заключенного договора мы сделали вывод, что «Онего-Транс» смогло в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на рынке производства и реализации хлеба «Окский», – делится подробностями руководитель Управления Артур Пряхин. – Предприятие могло ограничивать конкуренцию, так как контролировало качество товара, а также имело право запретить его производство без заключения лицензионного договора. Также мы нашли все основания рассматривать «Онего-Транс» и хлебозавод «Сампо» как конкурентов хлебокомбината.

Владелец бренда не мог не знать, что «Окский» по-прежнему выпускается по всей стране, но почему-то уведомил о регистрации товарного знака только хлебокомбинат, по непонятным причинам не обратившись к другим игрокам на рынке.

– ООО «Онего-Транс» фактически не несло никаких расходов по производству и реализации «Окского», – подчеркивает Пряхин. – Компания воспользовалась разработанными техническими условиями и просто передала свои права хлебозаводу. По нашему мнению, целью было фактическое обогащение на собственности, которая на самом деле ими не разработана.

Окончательное решение было вынесено недавно, в марте 2014 года. Его текст гласит: «посредством регистрации права на товарный знак со словесным наименованием «Окский» ООО «Онего-Транс» получило преимущества при осуществлении предпринимательской деятельности и совершило действия, которые могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам». Иными словами, антимонопольщики усмотрели в действиях владельца бренда акт недобросовестной конкуренции.

Но и это еще не все. Даже специалисты Роспатента усомнились в правомерности регистрации права на товарный знак. Соответствующее решение будет вынесено в ближайшие несколько месяцев. Как бы то ни было, точка в этом деле еще не поставлена: «Онего-Транс» по-прежнему имеет право обжаловать вынесенное решение как в ФАС России, так и в Арбитражном суде.

Кому выгодно?

Нельзя не заметить, что вне зависимости от решений антимонопольной службы и суда пострадавшей стороной стали бы не предприятия-конкуренты, а обычные потребители. «Окский», конечно, с прилавков бы не исчез, но возможное банкротство хлебокомбината точно не улучшило бы ассортимент хлебобулочной продукции на карельском рынке. Чьи же интересы кроются в этом конфликте? Противостояние бизнеса и власти в данном случае маловероятно, потому что и у комбината, и у хлебозавода большой процент акций принадлежит администрации Петрозаводска (у первого – даже более 50 процентов).

Взглянем пристальнее на участников истории. Почему права на бренд передаются именно «Сампо»? Как в суде отмечали представители хлебокомбината, одним из акционеров хлебозавода значится некая Наталья Палладина, владеющая 18,9 процента акций. Одновременно она, по словам ответчиков, владеет 24 процентами долей в уставном капитале ООО «Онего-Транс». Кроме того, в отчете хлебозавода за 4 квартал 2013 года значится, что в состав совета директоров «Сампо» входит бывший бухгалтер «Онего-Транс».

Показателен и годовой отчет хлебозавода «Сампо» за 2013 год, в котором говорится о некотором сокращении производства. Одним из факторов, оказывающим негативное влияние на хозяйственную деятельность, стала, цитируем, «жесткая конкуренция по ценам и ассортименту – в городе действует хлебокомбинат и большое количество мини-пекарен».

Ну а самое главное выяснили антимонопольщики. «Онего-Транс» (которое, согласно сведениям регистрационных органов, в качестве основного вида деятельности занимается сдачей внаем нежилых помещений) заключило в свое время лицензионный договор с хлебозаводом «Сампо» и, соответственно, передало ему права на использование бренда «Окский». За это завод обязался ежемесячно платить долю с каждой проданной буханки – абсолютно добровольно согласился. В результате с 2011 по 2013 год правообладатель, даже пальцем не пошевелив, получил прибыль почти в 600 тысяч рублей. Которые был «вынужден» заплатить хлебозавод. Будь я его акционером, я бы спросил у руководства предприятия – почему оно не пыталось судиться?

И последний вопрос: а сколько подобных прав на использование различных брендов пылится в столах разнокалиберных фирм. А то, может, назовешь новорожденного сына Еврипидом – а это уже чья-то интеллектуальная собственность и за нее платить надо…