Иное лицо

Возможный заказчик двух тяжких преступлений, совершенных в Петрозаводске, пока под псевдонимом

16.04.2014 в 11:06, просмотров: 2036

Следователям пришлось долго, по крупицам восстанавливать картину преступления, совершенного в центре карельской столицы 1 мая 2011 года. В нем есть почти все атрибуты средненького детектива: парик и кепка, надвинутая на глаза, скрывающая от видеокамер лицо преступника; взлом монтировкой сейфа; прорва украденных золотых украшений; «секретные» номера мобильных телефонов; дубликаты ключей от помещений; тайные встречи исполнителей и посредников… А напоследок – криминальная разборка с человеком, ставшим опасным свидетелем. Статья основана на документах суда и материалах уголовного дела. 

Иное лицо

Исполнитель в парике

Практически любое преступление, за исключением тех, что совершаются «по пьяни» или в эмоциональном порыве, заранее планируется преступником, чтобы свести к минимуму риск разоблачения. Вот и «иное лицо» тщательно спланировало кражу драгоценностей из магазина «Светлана» на перекрестке пр. Ленина и ул. Анти­кайнена. Назвать фамилию этого человека мы пока не можем, поэтому будем обозначать его так, как это сделано в официальных документах.

Организовав, говоря словами Глеба Жеглова, «преступное сообщество, именуемое в народе шайкой», одному из ее членов Иное лицо поручил устроиться в упомянутый магазин охранником – чтобы получить доступ к ключам и узнать нужную информацию об охранной сигнализации. Лжеохранник со своей задачей справился блестяще: не только разведал, как и какие золотые украшения здесь хранятся и как отключается сигнализация, но и передал еще своему подельнику Максимову ключи от входных дверей магазина и электронный брелок системы охранно-пожарной сигнализации для изготовления копий. Оригиналы вернули на место. В магазине никто ничего не заподозрил.

Илья Богомаз сыграл в этой детективной истории, пожалуй, самую активную роль. Если Иное лицо планировал кражу, Охранник и Максимов выполняли посреднические услуги, то Илья был исполнителем. Именно ему было предложено Максимовым за 300 тыс. рублей проникнуть в магазин и непосредственно совершить кражу. Илья согласился.

Тут нужно сказать, что Илья Богомаз не был новичком в криминале. Его уже судили за кражи и отправили в колонию на 6 лет. Илья вышел на свободу условно-досрочно, не «досидев» 11 месяцев и, по иронии судьбы, за 11 месяцев до совершения кражи, на которую его «подписал» Максимов. Отбыл бы срок «от звонка до звонка», глядишь – и задержался бы на воле подольше.

Богомаз подошел к делу весьма ответственно: понаблюдал за будущим местом преступления, установив попутно местонахождение камер видеонаблюдения на перекрестке, заходил в магазин под видом покупателя, чтобы изучить расположение отделов и витрин. Для оперативной связи Максимов дал Богомазу мобильный телефон с номером, зарегистрированным на постороннее лицо. Такой же «левый» номер был и у самого Максимова.

Кроме того, Богомаз обзавелся париком, кепкой и перчатками. Первые две вещи – подстраховка от опознания случайными людьми и маскировка при попадании в объектив видеокамер, последние – чтобы не оставить отпечатков пальцев. Оставалось только дождаться сигнала к началу «золотой операции».

Первомай – своровай

«Отмашку» дали 1 мая. Праздник, все отдыхают, риск, что кто-то случайно помешает преступникам, сведен к минимуму.

Максимов ранним утром встретился с Богомазом и привез его на машине во двор дома № 27 по ул. Антикайнена. Богомаз дубликатами ключей отпер дверь, отключил сигнализацию и прошел в «золотой» отдел. Там с помощью монтировки взломал сейф, открыл шкафы, прилавки, витрины с золотыми украшениями. Все приглянувшееся стал сгребать в пакет. Список похищенного впечатляет – кольца с драгоценными и полудрагоценными камнями и без оных, броши, подвески, серьги… Всего 737 предметов на общую сумму 5 млн. 686 тыс. 366 рублей. Прикарманив пару золотых колец, остальное золото Богомаз передал Максимову, а тот – Иному лицу, используя для этой цели не ведающего на тот момент о преступлении Михаила Янченко.

С особой жестокостью

Михаил Янченко, которого «втемную» использовали в передаче похищенных украшений Иному лицу, достаточно известен в Карелии. Двенадцать лет назад он был кандидатом в депутаты Законодательного Собрания Карелии, в 2008 году за заслуги перед республикой и многолетний добросовестный труд награжден Почетной грамотой РК. Указом Президента России от 26 мая 2010 года ему, как председателю Федерации инвалидного спорта Карелии, было присвоено звание «За­служенный работник физической культуры Российской Федерации».

С Иным лицом, называющим себя юристом и правозащитником, его связывали партнерские, можно даже сказать, приятельские отношения.

– Бывало, и выпивали вместе, – говорит Михаил. – А у пьяного многое на языке. Так что о его делах я немало узнал, в том числе и о краже золота в магазине… А потом наши отношения стали портиться.

Впрочем, как бы ни были испорчены отношения, вряд ли заслужил Михаил ту судьбу, что уготовил ему Иное лицо. Осведомленность Янченко о темной стороне жизни Иного лица обошлась ему очень дорого. Заказчик кражи, по всей видимости, решил объяснить Михаилу раз и навсегда, насколько опасно знать некоторые вещи. То, что решил он сделать с Янченко, в официальных документах именуется как «тяжкий вред здоровью с особой жестокостью и мучениями для потерпевшего».

Для осуществления задуманного Иное лицо попросил уже проверенного в деле Максимова найти исполнителя. Долго не мудрствуя, Максимов обратился все к тому же Богомазу, а тот согласился вновь поучаствовать в преступлении.

Получив от Максимова информацию о месте проживания Янченко, Богомаз около месяца следил за ним, чтобы установить его маршруты передвижения и привычки. Иное лицо передал Максимову стеклянную семисотграммовую банку заполненную примерно на две трети… серной кислотой. 27 декабря Максимов передал банку с кислотой Богомазу и сообщил, что вечером Янченко будет по известному ему адресу. Он сам и пригласил туда Михаила посидеть, выпить, проводить уходящий год…

Богомаз ждал окончания банкета с 18 часов до часу ночи. В начале второго из офиса, где шла гулянка, вышли Максимов и Янченко. Когда Михаил проходил по пешеходной тропке между домами, Богомаз приблизился к нему и выплеснул из банки кислоту ему в лицо.

Две недели Михаил находился в коме. Кислота разъела ему рот и нос, шею, обожгла дыхательные пути. А самое страшное – выжгла глаза. Врачи сделали невозможное и спасли его от смерти, но зрения Янченко лишился полностью. Сам Михаил делит сейчас свою жизнь на две части:

– Это было уже после моей смерти…

У него есть основания так говорить, ведь врачи до сих пор удивляются, как он мог выжить при таких травмах. А еще они говорят, что он для России – слепой. Правда, помочь могут в Израиле – за 4,8 млн. долларов. Кроме зрения, Михаилу нужно приводить в порядок изувеченное кислотой лицо, а это тоже стоит денег. Но это все потом, когда закончится в отношении его действие программы по защите свидетелей, ведь суд над Иным лицом еще идет, а потому, куда бы ни пошел Янченко, его всюду сопровождают сотрудники правоохранительных органов. Горькая ирония судьбы заключается в том, что по-настоящему «иное лицо», как называют заказчика преступлений в приговоре Богомазу, получил в этой истории Михаил Янченко.

По заслугам

Богомаз заработал за совершенное злодеяние всего 60 тыс. рублей. Сопоставьте цены: за кражу Иное лицо рассчитался с участниками своей шайки куда щедрее, выплатив Охраннику 30, а Максимову 500 тыс. рублей, из которых тот оставил себе 200 и выплатил Богомазу 300 тыс. рублей.

Впрочем, это не все, что они получили. Суд приговорил Богомаза к шести, а Максимова – к 4,5 года лишения свободы. Отбывать наказание им предстоит в колонии строгого режима. Кому-то такое наказание за дерзкую кражу и изуверскую расправу над человеком может показаться слишком мягким, но суд учел явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления. В частности – Иного лица. И есть надежда, что фамилия заказчика обоих преступлений скоро будет обнародована и общественности представят его истинное лицо.

Мы будем следить за развитием событий.