Обезжиренное вознаграждение

Председателю профсоюзной «первички» долгое время выплачивали премию в размере процента, а потом уволили

26.11.2014 в 12:00, просмотров: 1174

В материале «Незаконно­рож­ден­ный» профсоюз» мы уже писали о непростых отношениях, сложившихся у работодателя с первичной профсоюзной организацией, созданной в ООО «Карелкамень». Руководство предприятия даже подавало в суд, требуя признать ее незаконной. «Первичка» выдержала натиск и отстояла свое право на существование. Но тема оказалась неисчерпанной. И еще один суд, состоявшийся в конце октября, признал дискриминационный характер приказов директора, касающихся профорга Романа Сорокина. 

Обезжиренное вознаграждение
Caterpillar 772 – машина для серьезных людей

Судебные тяжбы

Роман Сорокин работает в ООО «Карелкамень» третий год. Водит огромный автосамосвал CAT 772, внешне чем-то смахивающий на наши трудяги-«Белазы». Вывозит на нем породу из карьера. Чтобы подчинить себе столь мощную махину, нужно иметь характер и незаурядную силу воли. Судя по всему, Роман Сорокин данными качествами обладает. И не только в отношении самосвала. С завидным упорством, редким в наше время, Роман отстаивает не только свои права, но и всех рабочих на предприятии. Именно поэтому он стал инициатором создания «первички» профсоюза работников жизнеобеспечения. И ведать не ведал, что станет после этого завсегдатаем зала судебных заседаний.

Сначала пришлось отстаивать в суде само существование профсоюзной организации. Отстоял. Затем было обращение в суд за право на индексацию заработной платы. И этот суд Роман выиграл. Пятого сентября Прионежский районный суд удовлетворил его исковые требования, обязав ООО «Карелкамень» «…произвести индексацию заработной платы Сорокина Романа Валерьевича за 2-й квартал 2014 г. с учетом Федерального отраслевого соглашения по строительству и промышленности строительных материалов Российской Федерации на 2014-2016 гг.». Работодатель обжаловал данное решение, но 14 ноября Верховный суд Карелии оставил решение нижестоящей инстанции без изменения.

Борьба за свои трудовые копейки никогда не была для Романа Сорокина чем-то вроде спорта, и он не руководствовался желанием как-то уязвить своего работодателя. Для него эти вопросы всегда оставались жизненно важными. Ведь Роман – отец четверых детей, да еще воспитывает пасынка. А в многодетных семьях, сами знаете, «лишних» рублей не бывает. И все же далеко не каждый рискнет в наше время ссориться с работодателем.

– Я понимал, что, подавая в суд на администрацию предприятия, тем самым становлюсь в «Карелкамне» нежелательным работником, – рассказывает Роман. – Но ведь я не требовал к себе какого-то особого отношения. Лишь то, что действительно заработал.

Дискриминация налицо

В конце ноября прошлого года Роман Сорокин допустил нарушение трудовой дисциплины – отсутствовал на рабочем месте в течение часа. За это был подвергнут дисциплинарному взысканию. Председатель «первички» не обжаловал решение руководства, хотя, наверно, мог бы.

Дело в том, что полчаса своего отсутствия на рабочем месте он провел в конторе предприятия, выясняя, по просьбе своих замов по профсоюзу, их судьбу после прохождения медкомиссии (кстати, оба они, стоявшие у истоков создания в «Карелкамне» «первички» профсоюза работников жизнеобеспечения, были уволены после заключения врачей). А еще полчаса он заправлял топливом свой самосвал.

– О своем отъезде с рабочего места я сообщил мастеру по телефону, – утверждает Роман. – Но впоследствии тот сказал, что никакого сообщения не было.

Попытка чем-то помочь своим товарищам по работе вышла боком Роману Сорокину. За эти «противоправные» действия приказом директора ему было объявлено замечание и снижена премия по итогам работы за ноябрь, декабрь и год до 1 процента.

Он не стал оправдываться и защищаться, рассудив, что действительно в течение получаса занимался общественными делами, а не своими прямыми обязанностями. Требуя справедливости от других, к себе Роман предъявляет точно такие же требования.

Однако ноябрьская история уже в нынешнем году получила неожиданное продолжение. В приказах о начислении премии работникам за весенние месяцы и по итогам работы за второй квартал премию Роману Сорокину опять начислили в размере 1 процента. С такого «обезжиренного» вознаграждения только похудеть можно, как с диетического молока. И это при том, что остальные рабочие были премированы на сумму в тридцать раз большую. На этот раз профорг решил защищать свои права в суде, ведь в этот период никаких, даже формальных, нарушений дисциплины он не допускал.

В суде представитель работодателя утверждал, что премия Роману Сорокину была снижена до одного процента, так как он «…не заинтересован в результатах своего труда и повышения эффективности работы всего предприятия, поскольку значительную часть рабочего времени занят в судебных процессах и общественной деятельностью профсоюзного органа, председателем которого он является, часто болеет». И, разумеется, был вытащен покрытый пылью приказ о ноябрьском отсутствии Романа Сорокина на рабочем месте, мол, это тоже основание для снижения премии.

Однако суд посчитал действия работодателя «дискриминационными, ущемляющими права истца по сравнению с другими работниками». По мнению суда, доводы ответчика не давали тому оснований для систематического уменьшения премий до 1 процента. В итоге Роману Сорокину предприятие должно выплатить всю недоплаченную премию (более 16 тыс. рублей) и моральный вред в сумме 5 тыс. рублей. Решение суда было вынесено 30 октября и еще не вступило в законную силу, а Роман Сорокин выслушал его уже в статусе… безработного, так как 21 октября был уволен с предприятия по инициативе работодателя.

Раскрутились гайки

В чем же на этот раз провинился строптивый профорг? Как следует из акта о результатах проведения служебного расследования от 25 сентября, «…в процессе эксплуатации автосамосвала Сорокиным Р.В. за период его смены (в ночь с 28 на 29 августа) автосамосвал получил существенные повреждения ввиду его ненадлежащей эксплуатации». Если говорить просто, у самосвала открутились (или были откручены?) гайки крепления заднего правого внутреннего колеса. В результате этого автомобиль вышел из строя. Комиссия посчитала, что «имеются достаточные основания для привлечения к дисциплинарной ответственности водителя ООО «Карелкамень», занятого на транспортировке горной массы в технологическом процессе, Сорокина Романа Валерьевича». Сам водитель оставил на документе такую запись: «Ознакомлен с актом и материалами проверки, с выводами комиссии не согласен, проверка проведена не в полном объеме».

– Комиссия и назначенная ею экспертиза показали, что я должен был почувствовать, что колесо стало откручиваться, – объясняет Роман. – Но я ничего не заметил. И вообще, вы представляете, что это такое – движение самосвала весом в несколько десятков тонн, да еще груженого? Как тут можно заметить, что начали откручиваться гайки на заднем и вдобавок внутреннем колесе?

Тем не менее Романа Сорокина, многодетного отца, воспитывающего пятерых детей, признали виновным в случившемся и уволили. Работодатель не посчитался даже с тем, что увольнялся председатель профкома, а значит, нужно было получить согласие рескома профсоюза работников жизнеобеспечения. Однако на внеочередном заседании Президиума КРО профсоюза, рассмотревшем обращение исполнительного директора ООО «Карелкамень» С.В. Шебанова, было заявлено, что Президиум «…считает невозможным принятие работодателем решения об издании приказа о расторжении трудового договора с Сорокиным Романом Валерьевичем».

Сейчас уже бывший председатель «первички» и бывший водитель Роман Сорокин обратился в суд с иском о восстановлении на работе. Судебное заседание состоится в конце ноября.

– Думаем, есть все основания для восстановления Романа Валерьевича на работе, – комментирует ситуацию председатель рескома КРО профсоюза работников жизнеобеспечения Андрей Пахомов. – Но «первичке» нашего профсоюза в «Карелкамне» нанесен существенный урон. Люди начали уходить из нее, видя, какому давлению подвергается их председатель.

Сам же Роман намерен идти до конца. В том числе и для того, чтобы убедить людей, которые ему поверили, что справедливость еще существует и рабочему человеку можно защитить свои права.