Телячьи нежности

Карельские парламентарии попытались оставить в республиканской собственности то, что и покупать вряд ли станут

Один из вопросов повестки дня состоявшейся 20 ноября сессии Законо­да­тельного Собрания Карелии коснулся сельскохозяйственных предприятий, которые республика решила продать. Речь идет о Толвуйском и Ведлозерском совхозах, племенных хозяйствах «Ильинское» и «Мегрега», а также о Суоярвском хлебозаводе. Все они включены в план приватизации государственного имущества РК на период до 2016 года. И вот часть депутатов призвала исключить эти юридические лица из «черного списка». 

Карельские парламентарии попытались оставить в республиканской собственности то, что и покупать вряд ли станут
Совхозы ждут инвестора, как корова ласки

По мнению противников приватизации, есть сразу несколько аспектов, почему с продажей стоит повременить. Во-первых, слишком низкая цена. Один из авторов законодательной инициативы – депутат Александр Степанов (фракция КПРФ):

– Есть пять предприятий, в два из которых несколько лет назад было направлено более 100 миллионов рублей. Но мы продаем эти пять предприятий за 167 миллионов. Это недомыслие? Есть ощущение коррупции какой-то…

Законопроект получил поддержку всей фракции «Справедливая Россия»:

– Ничего не было бы плохого в приватизации, если бы у нас были гарантии, что эти совхозы по крайней мере сохранятся, – заметил представитель «справороссов» Александр Федичев. – Но есть большие опасения, что эта приватизация – просто скрытая продажа земли под этими совхозами, а больше там ничего и не будет.

Сторонники приватизации указывали на то, что в нынешних условиях государственные предприятия – а таковыми являются сегодня все пять производств, – не приносят казне никакой прибыли, только убытки. Причина – неэффективное управление и отсутствие государственной поддержки в тех объемах, в которых она необходима. Проблема с землей, по мнению этой стороны, надумана: перевести земли сельхозназначения под частную или промышленную застройку крайне трудно. Да и кому нужен торговый центр посреди поля?.. Что же касается цены, то все объекты будут подвергнуты независимой оценке.

Продавать надо – таков вердикт министра сельского хозяйства РК Григория Мануйлова:

– Это в плане приватизации 167 миллионов, а на самом деле будет проводиться конкурсная процедура по продаже. Сельское хозяйство – тоже бизнес, и предприятия будут продаваться с кредитной нагрузкой.

Это значит, что покупатель получает предприятие вместе с долгами, которые нужно отдавать. В понимании министра это является своего рода гарантией того, что бизнес будет вестись и дальше.

Практически за рамками дискуссии остался вопрос, купит ли вообще кто-нибудь карельские совхозы. Об этом говорил Сергей Пирожников (фракция ЛДПР):

– Скорее всего, приватизация провалится – мы не можем продать многие другие предприятия. Но и оставлять это в государственной собственности нет никакой возможности, по крайней мере в текущих условиях. А чтобы это кто-то купил, должны быть у этого человека гарантии того, что дотации будут по-прежнему поступать в полном объеме – как и тогда, когда это было государственное имущество.

Впрочем, министр заверил, что государственная поддержка сельхозпроизводителей осуществляется независимо от того, частное это предприятие или государственное.

Ни для кого уже не секрет, что сельское хозяйство в нашем регионе – занятие убыточное. И дело вовсе не в суровом климате. По мнению специалистов, просто наш народ на земле работать разучился и расхотел. Если заглянуть в коровники действующих сегодня сельхозпредприятий, мы увидим там гостей из Средней Азии, вкалывающих по две смены за 30 тысяч рублей в месяц. И – что уж скрывать! – не уходящих в запой после каждой получки.

Надежды на то, что введенные Западом санкции будут стимулировать развитие отечественных производителей продовольствия, не оправдались – если и были у кого в Карелии. От того, что финская «молочка» к нам больше не поступает и место на прилавках освободилось, наши коровы доиться больше не стали. А увеличение поголовья требует вложений настолько больших, что никто из местных связываться с этим не желает. Как признался министр, наши сельхозпредприятия и так закредитованы донельзя.

Таким образом, парламентарии оказались перед выбором небогатым: позволить избавиться от госимущества – со всеми неприятными последствиями такого шага – или дать совхозам шанс получить инвестора. Профильный комитет рекомендовал второе.

Без доли абсурда тоже не обошлось. Александр Переплеснин («Единая Россия»), обычно в парламентских баталиях не участвующий, обратил внимание коллег на то, что предполагаемый срок продажи четырех объектов из пяти – III квартал 2014 года, который уже полтора месяца как закончился.

– Может, продали уже все давно, а мы тут рассуждаем – надо или не надо? – заметил депутат. – А в 16-м году у нас еще есть вариант пообсуждать «Ильинское»!

Как тут же заверило руководство Госсобственности, объекты на продажу даже не выставляли. Но помешать сделать это в будущем никто не сможет: предложение исключить вышеназванные предприятия из плана приватизации не прошло.