На что живут сельские православные приходы в Карелии

Отец Александр строит в Сосновце храм, применяя для сбора средств передовые маркетинговые технологии

08.05.2015 в 17:15, просмотров: 2477

В 90-е годы прошлого века в Карелии действовало всего пять храмов, в которых служили шестеро священников. Сегодня в составе Петроза­водской и Карельской епархии РПЦ 64 действующих прихода и семь монастырей. В небольших поселках и деревнях строятся новые храмы, восстанавливаются старые. В них трудятся 88 священнослужителей. Как и на что они живут – в беседе с иереем Алек­санд­ром Бару­евым, настоятелем Храма Всех Святых в земле Российской просиявших, что в карельском поселке Сосновец Беломорского района.

На что живут сельские православные приходы в Карелии
Отец Александр с прихожанами. Фото: Роман Булатов

Учителя

Отцу Александру 35 лет, и большую часть своей жизни он посвятил церкви.

– 22 года назад в наш город Беломорск по благословению митрополита Мануила приехал отец Сергий Михайлов, – рассказывает священник. – До этого мы с бабушкой ездили в храм в Кеми. И уже тогда, в детстве, у меня появилось желание быть священником. Наверное, все мальчишки, которые как-то помогают при храме, через это проходят. Когда приехал батюшка Сергий, я сразу побежал к нему домой, мы с ним поговорили, познакомились. Как раз храм открывали в Беломорске. Старый дом купеческий отдали церкви, там еще ничего практически не было, и уже тогда я начал помогать батюшке. С ним вместе бок о бок 20 лет протрудился. 15 лет назад меня рукоположили в дьяконы, еще через 7 лет назад – в священники.

Решающую роль в жизни молодого церковнослужителя сыграл покойный митрополит Мануил:

– Я помогал при церкви, отец Сергий учил меня православной вере. Однажды мы приехали в Петрозаводск и после службы, на которой владыка Мануил служил, остались на обед. Когда мы пришли благословляться, владыка посмотрел на меня: «Слушай, надо его, – говорит, – рукополагать в дьяконы. Давай-ка, в субботу рукоположение». Вот так владыка Мануил меня благословил. А в 2013 году на Вербное воскресенье я приехал в Сосновец и начал трудиться с людьми во созидание нашего храма.

Начало

Храм в Сосновце начали возводить по инициативе местного жителя в память о его жене. После подтянулись и другие жители.

– Я помню в самом начале, когда отец Сергий предложил здесь строить храм, жители отказались, – рассказывает отец Александр. – Для меня это, конечно, было в то время шоком. Как так: «Нет-нет, нам не надо»? Вы представляете, насколько было запустение в душах людей? Мне кажется, тогда, когда храмы начали только открываться, только священники начали появляться в маленьких городах, было воодушевление, всплеск. Тогда подъем духовный был у людей, многие стали креститься. Потом он немножко спал. Должно пройти какое-то время, я думаю, даже поколение сменится, чтобы люди стали по-другому воспринимать церковь.

Сейчас есть община постоянная – костяк, так скажем. Их немного, человек пятнадцать-двадцать. Только по великим праздникам храм битком набивается. Большинство здесь – люди пенсионного возраста, молодежи крайне мало, это меня печалит очень. Хотелось бы, чтобы молодежи и детишек больше было в храме.

Мы стараемся во всех поселковых мероприятиях принимать участие: 9 мая, 23 февраля, День поселка. Ходили в детский сад. Души детей откликаются очень хорошо, но здесь загвоздка в родителях: они не поддерживают тот огонек, который появился, и зачастую он тухнет.

У прихода есть свои сообщества в социальных сетях, свой сайт. На этих площадках ведется просветительская работа, а также собираются пожертвования, на которые и был в короткий срок выстроен храм:

– За два года вырос храм, появилось все необходимое в нем. Люди это видят и стараются нести. Вот так по копеечке, собираем и покупаем все необходимое. Есть несколько меценатов. Люди довольны, видя, что пожертвования не растворяются неизвестно где, что храм наполняется. Церковь отделена от государства – да, но от народа – нет. Сейчас вот хотим достроить колокольню.

Не услуга, но благодарность

Колокольню Отец Александр возводит своими руками. Однако средств на дорогой брус для постройки не хватало. Чтобы собрать необходимое, пастырь предложил прихожанам жертвовать на «именной» брус. Тысяча рублей – и память о вас или ваших близких на десятки лет увековечена в стенах колокольни.

– Так как приход маленький, бедный, мы понимаем, что никакого богатства здесь не будет, – признается священник. – Бывает так, что человек ошибочно думает: вот я пожертвую сейчас на храм и, тем самым, получу прощение в своих грехах и делать для этого больше ничего не надо. Есть благотворители, но чаще несут не деньги, а покупают что-то необходимое для прихода: книги, мощевик, иконы. Потом другие люди будут этим пользоваться. Это очень ценная жертва. И мы видим, что нет у людей такого потребительского отношения: вот вам 50 рублей, а вы мне сделайте услугу, а если плохо сделаете, то я на вас еще и нажалуюсь.

Еще одна цель отца Александра – сделать нарядный резной иконостас для храма. Стоимость проекта, включая проектные работы – изготовление иконостаса, доставку и монтаж на месте, – 450 тысяч рублей.

– Для того чтобы узнать стоимость изготовления резного иконостаса для нашего храма, мы обратились к известному резчику. По фотографиям он определил размеры иконостаса, что нас удивило. Но семилетний опыт работы дает о себе знать, его руками создано уже 68 иконостасов.

Настоятель храма организовал сбор средств на иконостас на одном из Интернет-порталов. Так, за вклад в 10 рублей жертвователи могут рассчитывать на благодарность от прихода и записочку на Проскомидию, 100 рублей – благодарность от прихода и записочку на Литургию на месяц, 1000 рублей – письменная благодарность от прихода, годовое поминание. А уж 30 000 рублей или больше – грамота от епископа и вечное поминание.

Светская зарплата

На какие же средства существуют сами священники? Приходы бедные, маленькие, а жить-то нужно… Как выяснилось, батюшки обычно живут на средства прихода, приходской совет выделяет им какую-то сумму.

– У меня по-другому, – рассказывает отец Александр. – По благословению митрополита Мануила работаю на железной дороге мостовым мастером, там получаю зарплату. А в храме не беру. Если я буду здесь брать деньги, то никакого развития не будет в храме. По-другому здесь и не прожить – в таких маленьких поселках. Такое существование будет нищенским. У меня двое детей – 17 и 16 лет. Дочка учится в институте, а сын заканчивает школу – расходы большие. Когда период учебы детей закончится, можно будет подумать о том, чтобы оставить светскую работу и трудиться только в храме.

Но отец Александр не хотел бы, чтобы сын повторил его путь. Потому что понимает, насколько это тяжело:

– Знаю его характер – ему будет не просто, думаю, он был бы хорошим работягой где-то или, может быть, руководителем. Все-таки хотел бы, чтобы он на светской работе работал.

Миссия

– Ой, у меня-то какая миссия?.. Мое дело – служить и проповедовать, приводить людей ко Христу, своим примером в первую очередь. Чтобы люди видели, как я живу, и сказали: «Вот как живет, не так, как мы, пойдем-ка мы зайдем в храм, посмотрим – что там, почему они другие люди». От нас многое зависит – от тех, кто в храме служит, от того, как мы будем исполнять наше призвание.

Мы с вами должны понимать, что в церкви служат люди со своими недостатками, со своими пороками. Но нужно помнить, что отмщение будет за все то, что мы делаем. Если праведное дело – получаем награду на небесах. А если трудимся из каких-то корыстных побуждений, из-за власти, хотим достичь каких-то высот в иерархии – за это Господь еще при жизни нам даст страдания физические, телесные. Конечно, есть такое и в церкви: разные люди служат, и очень печально от этого.

– С какими искушениями сталкиваетесь лично вы?

– Искушений – валом, ведь нас сатана не оставляет ни на минуту. Тяжело зачастую бывает, мысли разные одолевают… Ну, ничего, с Божьей помощью, поддержкой всех моих помощников, близких людей – преодолеваем.

– А не хотелось бы перебраться в другой приход, покрупнее?

– Нет, очень привязался к Сосновцу. Может быть, потому что это мой первый приход, я здесь первый настоятель. Говорю: похороните меня вот здесь, у храма. 


|