Минобразования Карелии не собирается закрывать школы

Руководитель ведомства Александр Морозов пообещал не «загонять» детей в интернаты из-за оптимизации

Тревогу родителей и педагогов о возможных последствиях школьной оптимизации сегодня на брифинге карельского Правительства попытался развеять министр образования Александр Морозов. Прежде всего он посетовал на то, что информационный фон по этому поводу образовался «вокруг достаточно непрофессиональных людей», в то время как вопросы к чиновникам министерства звучат крайне редко. 

Руководитель ведомства Александр Морозов пообещал не «загонять» детей в интернаты из-за оптимизации
Министр образования РК Александр Морозов.

О возможных последствиях грядущей оптимизации в сфере школьного образования республики мы уже писали. Пресловутый приказ №302 о плане по увеличению доходов и оптимизации расходов республиканской казны обсуждался и на заседаниях парламента, вызвав жаркие споры. В адрес депутатов продолжают поступать многочисленные письма от встревоженных учителей и родителей, обеспокоенных масштабными сокращениями.

Согласно документу, в ближайшие годы должно произойти объединение спецшкол и учреждений дополнительного образования, что, по мнению общественников, приведет к падению количества услуг. Более того, в планах Минобразования реорганизация сельских школ: там собираются превратить 10 средних общеобразовательных учебных заведений в основные, 5 основных - в начальные (или начальную школу-детсад), а также ликвидировать две вечерние школы и ввести в девяти организациях технологию разновозрастного обучения.

Тревогу родителей и педагогов сегодня на брифинге карельского Правительства попытался развеять министр образования Александр Морозов.

- Я хочу официально сказать: ни у правительства, ни у министерства образования нет ни одной цифры или показателя по закрытию школ, которого мы должны достигнуть, - подчеркнул Морозов. - Мы не ставим вопрос о закрытии, а говорим о достижении нормативного качества обучения, к которому можно прийти при определенном состоянии сети, контингентов, технологий и т.д. и т.п. Наша задача – всем вместе обеспечить качество образования, это процесс очень многофакторный. Отмечу: в программе оптимизации идет речь не о закрытии школ, а чаще всего об изменении их статуса. На сегодняшний день ни одно решение о реорганизации ни в одном районе не принято.

 

Министр критически отнесся к желанию части общественности оставить систему в прежнем виде, поскольку, по его мнению, в подобных просьбах есть доля лукавства. Бесстрастная статистика говорит, что число учителей в республике держится на одном уровне, тогда как ряды учеников значительно поредели. За 10 последних лет численность школьников упала почти на 18 тысяч человек, а в сельских школах – на 7 тысяч. При этом педагогический состав только растет. В 2014 году в школах работали 5765 педагогов, а в последние два года - уже 6923.

Никуда было не деться и от упоминаний о новом федеральном государственном стандарте общего образования, на который в этом году переходят пятые классы основной школы. Через три года такая же реформа ждет уровень среднего общего образования.

- Стандарт среднего образования предполагает «профилизацию» и интеллектуализацию обучения старшеклассников, - отметил Морозов. - В школе с числом детей в 10-11 классе в количестве шесть человек обеспечить профильное обучение невозможно в принципе. Я больше скажу: в школе, имеющей один десятый или одиннадцатый классы, это сделать невозможно точно так же. А у нас средняя наполняемость школы в селе сейчас порядка шести человек.

Паника родителей, связанная с тем, что реорганизация в массовом порядке загонит учеников в интернаты, необоснованна, уверен министр. Да и никто такой задачи не ставит. Он напомним, что в республике при школах всего 4 интерната, а их наполняемость в среднем составляет 25 человек.

По словам министра, оптимизация обусловлена и необходимостью экономии:

- Средняя «стоимость» ученика в полнокомплектной школе у нас - 39-54 тысячи рублей в год, в зависимости от реализуемых программ, - объяснил он. - В малокомплектной школе норматив - 111 тысяч 300 рублей. Но фактически у нас есть малокомплектные школы, где стоимость ученика больше 430 тысяч рублей. Например, в Беломорском районе, где 9 месяцев с населенным пунктом связи нет. С этим ничего не сделать, но мы понимаем, что этот норматив при более или менее оптимальном исполнении тратится на учебники, на повышение квалификации педагогов, на учебную среду и т.д. Мы его тратим, делая вид, что мы учим - или все-таки придем к какой-то сбалансированности?

Неизвестно, станет ли легче от «сбалансированности» тем учителям, кто рискует лишиться работы, или школьникам, в срочном порядке поменявшим место учебы и коллектив. Однако Морозов несколько раз повторил, что его ведомство открыто для всех, и с «дорожными картами» реорганизации всегда можно ознакомиться как минимум на соответствующих сайтах.