Уголовное дело костомукшского епископа о ДТП в Мордовии официально прекращено

С самого начала епископ Игнатий пытался уйти от ответственности за автокатастрофу, позволив взять на себя вину другому человеку

История с иереем Петуновым уже не первый скандал в текущем году, когда виновными в ДТП становятся карельские священнослужители. Лишь за месяц до этого случая было сдано в архив судебное дело об автокатастрофе  в Мордовии, где по вине епископа Костомукшского и Кемского Игнатия была искалечена женщина.

С самого начала епископ Игнатий пытался уйти от ответственности за автокатастрофу, позволив взять на себя вину другому человеку
Все что осталось от епископского "лэнд крузера". Фото stolica-s.su

Епископ на «лэнд крузере»

Карелия до сих пор приходит в себя после смертельного ДТП, устроенного в Петрозаводске пьяным иереем 1 декабря. История не такая трагичная, но с точки зрения морали не менее отвратительная. Как следует из материалов суда, 28 апреля 2015 года утром автомобиль, которым управлял костомукшский Владыка (в миру – гражданин Алексей Тарасов), ехал из села Плужное в направлении села Тенишево Краснослободского района Республики Мордовия. В машине было и двое пассажиров, в том числе женщина – Елена Румянцева. При скорости не менее 91 км/ч автомобиль неожиданно вылетел с дороги в кювет и опрокинулся. Как после будет установлено судом, машина была технически полностью исправна, и виновником аварии, безусловно, стал водитель: «проявил невнимательность, не справился с управлением». В результате Елена получила два перелома позвоночника, что было признано как тяжкий урон здоровью. Естественно, по факту была назначена проверка, затем переросшая в уголовное дело.

Первое, что стало понятно: костомукшский епископ всячески пытается уйти от ответственности. На следующий день в сводке местного ГИБДД было указано, что за рулем машины сидел какой-то ветеринар.

                        Первое сообщение в сводке: водитель - ветврач 1983 года рождения

Журналисты мордовского новостного портала stolica-s.su раскопали, что в Полиция действительно обратился местный ветеринарный врач и заявил, что это он управлял машиной. А через два дня в том же самом сознался другой мужчина - один из находивших в автомобиле пассажиров. И лишь к вечеру 30 апреля гражданин Тарасов написал явку с повинной и признал, что за рулем находился именно он. Почему это важно? На наш взгляд потому, что с момента аварии к тому времени прошло двое с половиной суток, и проводить тест на наличие алкоголя в крови водителя уже не имело никакого смысла.

Пострадавшая женщина оказалась давней подругой костомукшского епископа. Говорят, она сразу заявляла, что не будет привлекать его к ответственности. В результате уголовное дело в сентябре было закрыто в связи с примирением сторон. Хотя прокурор настаивал, что виновный должен понести наказание, а прекращение дел данной категории  - право, а не обязанность суда, суд своим правом воспользовался. Повлияло и чистосердечное раскаяние подсудимого, и прежняя чистота его перед законом, и даже положительная характеристика с места работы. То, что священнослужитель в первые дни после аварии фактически потакал лжесвидетельству, осталось за рамками судебного разбирательства.

Таинство назначения

Эта история получила довольно большой резонанс. В частности оказалось, что управлял костомукшский Владыка не чем-то, а «Тойотой Ленд Крузер 200», которую купил буквально на днях за 4 миллиона 300 тысяч рублей. Откуда у скромного священнослужителя такие деньги, сказать трудно. Но предположить можно: незадолго до аварии новоиспеченный епископ установил для приходов епархии своеобразный «план по налогам». Это стало известно благодаря опубликованному письму прихожан Троицкого храма Сегежи, которое они написали на имя митрополита Новгородского и Старорусского Льва, временно управлявшего Карельской митрополией.

                      Рачительный епископ Игнатий. Фото costa.cerkov.ru

В частности, сегежский приход «…обязали выплачивать 90 тысяч рублей ежемесячно, а также покупать товар со склада на сумму до 60 тысяч рублей». То есть с маленького Троицкого храма Игнатий собирался получать по 150 тысяч рублей в месяц. Чего бы не накопить на «двухсотый крузак»?

Мордовские журналисты копнули биографию отца Игнатия глубже, и выяснили обстоятельства еще более скандальные. Оказывается, когда в 2000-м году иеродиакона Алексея Тарасова рукополагали в сан священника в Санкт-Петербургской духовной Академии, на традиционный вопрос к присутствующим «Аксиос?» (достоин?– греч.) раздалось многоголосое «Анаксиос!» - «Не достоин!». В российской церковной истории - тысячелетней истории! - это первый зафиксированный случай.

По церковной традиции в случае, если хотя бы один человек произносит это слово, процедура прекращается, и обвинение проверяется. Тем не менее, в случае с Тарасовым таинство было доведено до конца – как выяснилось, так распорядился тогдашний ректор Академии епископ Тихвинский Константин. Тот самый Константин, что теперь возглавил Карельскую митрополию.

Подробности той весьма пакостной истории были изложены в открытом обращении студентов Санкт-Петербургских Духовных школ. Но нас интересует не тот случай 15-летней давности, а его последствия. Потому что под руководством нового карельского митрополита Константина и служит Игнатий епископом Костомукшским и Кемским по-прежнему, невзирая на мордовскую историю.

Внутренние небесные дела

Безусловно, перед законом священники – такие же граждане, как и все остальные жители страны. И то, что происходит внутри их сообщества, нас с вами, по идее, касаться не должно. Но в последние годы церковь вновь начала активно вмешиваться в мирские дела, как минимум - давая публичную  оценку происходящему в самых разных сферах политической и общественной жизни страны. В результате она должна быть готова к тому, что и ее будут оценивать.

При этом РПЦ позиционирует себя как носитель основного духовного начала, объединяющего россиян. Что ж, ничего плохого в этом нет – издревле к священнослужителям шли за советом и утешением. Но когда происходят вещи, подобные тем, о которых мы сегодня рассказали, возникает вопрос: имеет ли моральное право организация с такими сотрудниками говорить нам, что хорошо, а что плохо?

Второй аспект проблемы – почему священнослужители позволяют себе нарушать закон? Естественно, что это происходит в тысячи раз реже, чем с простыми смертными. Но священников и самих в тысячи раз меньше, и от того они все на виду. И, тем не менее, они идут на преступление.

По мнению дьякона Андрея Кураева, известного своей критической позицией по отношению к руководству РПЦ, виной «падения нравов» стал процесс дробления епархий. Напомним: у нас  вместо одной Карельской епархии появилась две, объединенных в митрополию. Соответственно, вместо одного епископа понадобилось два, да еще и митрополит над ними. Насколько в результате  увеличился «штат» Православной Церкви по стране в целом, сказать трудно.  Кураев по этому поводу писал в своем блоге в Живом Журнале: «Если учесть, что ради заполнения огромного числа вакансий резко снизили требования к кандидатам в архиереи, станет очевидным, что результат этой скороспелой реформы будет долго аукаться».

Другое объяснение происходящему, по крайней мере с точки зрения мирянина - безнаказанность. На этих  карельских примерах с ДТП такая версия подтверждается. Если сегодня целый епископ спокойно наблюдает, как человек дает ложные показания, и ему за это ничего – почему бы простому настоятелю не сесть пьяным за руль?..

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №0 от 30 ноября -0001

Заголовок в газете: Не грех, а обычное преступление