К 75-летию со дня смерти Антикайнена: как появился "Красный Тойво"

Кем остается герой Гражданской войны в Карелии для своей собственной нации

Ровно 75 лет назад, 4 октября 1941 года, погиб Тойво Антикайнен. Улица его имени расположена в самом центре Петрозаводска. Для нас ее название давно стало неким маркером: аэрокассы, травмпункт, паспортный стол… А кем был этот человек, мы уже не задумываемся…

Кем остается герой Гражданской войны в Карелии для своей собственной нации
Отто Куусинен и Тойво Антикайнен (справа). Петрозаводск, 1940 г.

Легенда первая: советский герой

Из Большой Советской энциклопедии: «Антикайнен (Antikainen) Тойво (1898-1941), один из организаторов и руководителей Коммунистической партии Финляндии, активный участник борьбы за Советскую власть в России… Во время Революции 1918 года в Финляндии - один из организаторов Красной Гвардии. Участник Гражданской войны, подавления Кронштадтского антисоветского мятежа 1921 года. Участвовал в разгроме белофинских интервентов в январе 1922 года в Карелии… Вернулся на родину, в подполье руководил КПФ. 6 ноября 1934 арестован финской охранкой, приговорен к пожизненной каторге. При содействии Советского правительства 3 мая 1940 освобожден и приехал в СССР. Участник Великой Отечественной войны. Погиб при исполнении боевого задания».

Сказано очень лаконично. А ведь в 60–80 годы он был, пожалуй, самым популярным среди карельской молодежи героем гражданской войны. Каждый школьник знал, что в начале 20-х годов на нашу землю вторглись «белофинские лахтари» (lahtari по-фински «мясник»). Они грабили и убивали местное население, сжигали деревни. Разгромить белофинских бандитов отправился отряд лыжников - «красных финнов», который вел 24-летний отважный командир Тойво Антикайнен. Совершив 920-километровый рейд, отряд разгромил штаб белобандитов в Кимасозере.

Из «Военно-исторического журнала» № 6 за 1940 год: «7 января 1922 г. отряд численностью в 200 человек вышел со станции Массельгской. Каждый курсант получил винтовку, 200 патронов, мешок с необходимым продовольствием и снаряжением, весом около 20 килограммов, и по две ручные гранаты. Все были одеты в валенки, меховые полушубки и белые балахоны для маскировки.

Стояли жестокие морозы, людей засыпало снегом. Первый этап до Падан – 60 км прошли за сутки. Многие оказались не в состоянии двигаться дальше. Антикайнен предложил всем, кто не уверен в своих силах, остаться. Никто не согласился. Пришлось командиру лично отбирать наиболее крепких и выносливых.

Тойво Антикайнен организовывал разведку, допрашивал пленных, заботился обо всех. Увлекаемые железной энергией и настойчивостью командира, бойцы неустанно продвигались вперед, уничтожая на пути неприятельские дозоры и небольшие отряды.

Главный штаб противника находился в Кимасозере. Утром, 20 января, лыжники неожиданно обрушились на белых. Стройными рядами, точно соблюдая дистанцию, неслись за командиром курсанты. Белофинны были смяты сокрушительным ударом. Выполняя приказ высшего командования, Антикайнен уничтожил все, что нельзя было взять с собой».

Этого рассказа, дополненного позднее воспоминаниями участников легендарного рейда - Акселем Антиллой и Тойво Томмалой, ставшими в годы Великой Отечественной войны генералами, и не менее легендарным чекистом Тойво Вяхя, - хватило, чтобы создать образ народного героя не только в Карелии, но и по всему СССР.

Но, в отличие от других легендарных личностей, чьими именами называли пионерские отряды, у Антикайнена нашлись прямые последователи. В конце 60-х годов турклуб «Сампо» Петрозаводского университета стал проводить походы под названием «Лыжня Антикайнена». Этот 900-километровый маршрут по снежной целине и незамерзающим болотам был приравнен к высшей – шестой - категории сложности, и пройти по нему считали за честь лучшие походники СССР.

Легенда вторая: первая кровь

Уже тогда вместе с «самповцами» мы пытались разгадать некоторые «белые пятна» в биографии Антикайнена. Туристы встречались с его соратниками, но те как-то неохотно рассказывали о Тойво. За что он в 30-х годах сидел в финской тюрьме? Как погиб? Оказалось, в авиакатастрофе под Архангельском. Старые антикайненцы уходили от этих вопросов: «Была война, всякое случалось. Чего вспоминать?».

Быть может, они не хотели возвращаться к тем событиям, о которых дальше пойдет речь. О том, что и их, и самого командира на исторической родине считают палачами. Опережая реакцию некоторых читателей, скажу, что это лишь мнение финских историков, на протяжении многих лет изучавших события того периода. С ним можно не соглашаться, но оно существует.

Итак, Финляндия, 1918 год. Вслед за победой большевиков в России здесь вспыхивает пролетарская революция и, как неизбежное следствие – хаос. Государством пытаются управлять два сейма парламента, «белый» и «красный». На стороне последнего – коммунисты, чьи мена будут увековечены в Петрозаводске: Куусинен, Гюллинг, Ровио.

 

Дом, в котором жила семья Антикайнена в Хельсинки в начале ХХ в.

Компартия вводит 20-летнего Тойво Антикайнена в «рабочее правительство» и поручает ему создание «Красной гвардии». Горячий финский парень, едва окончивший шесть классов и бросивший работу посыльного ради идеалов революции, начал создавать боевые отряды. Но повоевать ему не удалось: германцы, уже проигрывая войну, нашли силы высадить десант в финских портах. Едва узнав об этом, лидеры «красного сейма» по проторенной Лениным дорожке дали деру в Петроград, оставив соратников на произвол судьбы.

Здесь они создали «Клуб Куусинена» - в честь павшего в борьбе товарища (позднее выяснилось, что их хитрый соратник при бегстве просто инсценировал свою смерть), и зажили на широкую ногу. Их «клуб» занимал фешенебельный особняк в центре Петрограда, сами изгнанники жили в лучших гостиницах, гуляли в роскошных ресторанах. Вскоре выяснилось, что шикарная жизнь революционеров велась на миллионы марок, прихваченных с собой из Финляндского банка.Рядовые же марксисты, лишенные этой кормушки, обиделись и создали оппозиционную группу, которую позднее назвали «револьверной оппозицией». В нее вошел и Тойво Антикайнен.

Вечером 31 августа 1920 года члены группы голодных революционеров, появившись на очередном заседании или банкете «клуба», из наганов застрелили насмерть восьмерых человек и более десятка ранили. Антикайнена в числе других заговорщиков арестовали, но потом отпустили. Да и остальных террористов не судили строго: дело попросту замяли. А как иначе: верные ленинцы вдруг «замочили» своих же соратников? На могиле убиенных на Марсовом поле поставили валун с надписью: «Жертвы белофиннов». Мол, знай, народ, кто убивцы.

Прощенный советской властью Тойво стал курсантом, а затем и одним из командиров Интернациональной военной школы.

Густав Ровио и Тойво Антикайнен (в центре) с членами партбюро Интернациональной военной школы. Петроград. 1920 г.

По сути, это было пристанище для беглых «красных финнов», где их учили военному делу и преданности мировой революции. И они, как и сам Антикайнен, уже в 1921 году показали себя во всей беспощадности к врагам, утопив в крови восстание моряков Кронштадта. Кстати, комиссаром этой школы был и Отто Куусинен.

Еще через год Антикайнен возглавил тот самый легендарный поход на Кимасозеро...

Окончание следует

Фото из собрания Национального музея Республики Карелия

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №0 от 30 ноября -0001

Заголовок в газете: Красный Тойво. Часть первая