Рейд на Кимасозеро: как финны оценивают поход курсантов Антикайнена

Кем остается герой Гражданской войны в Карелии для своей собственной нации

Мы уже напомнили читателям, за что в Советском Союзе чтили память Тойво Антикайнена. Но его светлый образ значительно меркнет после знакомства с финскими историческими документами. Да и свои вспоминают бывшего командира без особого удовольствия…

Кем остается герой Гражданской войны в Карелии для своей собственной нации
Г.Куприянов, Т.Антикайнен и О.Куусинен на пикнике. 1940 г.

Легенда третья: «Красный мясник»

Ситуация на территории современной Карелии складывалась сложная. В июне 1920 года создалась Карельская трудовая коммуна, чей 100-летний юбилей мы торжественно готовимся встретить. Но еще в марте на севере региона было учреждено, как бы сейчас сказали, самопровозглашенное Северокарельское государство, или Ухтинская республика, со столицей – поселком Ухта (ныне Калевала). Принято считать, что оно появилось в ответ на продразверстки и раскулачивание населения «красными», но идея государственности у карелов созрела еще в 1906 году в недрах Союза беломорских карелов, который провозгласил «объединение родственных карельского и финского народов, населявших Олонецкую и Архангельскую губернии». Так что «триумфальное шествие советской власти» лишь обострило эти устремления к государственности.

Для братской помощи ухтинским «самостийцам» отправились многочисленные карельские сородичи, проживавшие в Стране Суоми, и финские добровольцы. Это вам не напоминает современные реалии?

К концу 1921 года война разгорелась не на шутку: брат пошел на брата. Тогда и появилось с обеих сторон одинаковое кровавое прозвище: лахтарь – мясник. В декабре армия карело-финских повстанцев насчитывала уже 5-6 тысяч человек и занимала значительную часть Карелии, до линии Кестеньга – Паданы – Поросозеро. К тому же «белые лахтари» перерезали Мурманскую железную дорогу, взорвав мост. Эта диверсия грозила Москве потерей контроля над Кольским полуостровом, и в Карелию были посланы дополнительные части Красной армии, включая бойцов Интершколы. К началу января 1922 года они разбили основные силы противника, осталось уничтожить локальные очаги сопротивления.

 Антикайнен в 1922 году.

Судя по всему, изначально январский рейд отряда Антикайнена не имел определенной цели: его лыжники вышли на «свободную охоту». Об этом свидетельствует и «Военно-исторический журнал»: только в ходе рейда «…удалось выяснить Антикайнену, что главный штаб противника находился в Кимасозеро». И теперь настало время предоставить слово финским исследователям.

Читаем документальный роман «Красный квадрат», написанный по рассказам очевидцев и опубликованный в карельском финноязычном журнале «Carelia» в 2013 году:

«Стали доходить слухи из захваченных и сожженных «красными» деревень. Пленных они не брали. Всех мужиков с оружием и хозяев, в домах которых находили винтовки или дробовики, они убивали. Так же «красные» поступали и со своими ранеными – их не забирали с собой, не оставляли в деревнях, а кончали как загнанных лошадей… «Красные финны»… уничтожили девять патрулей и сожгли семь деревень. В Кимасозере, оказавшись у здания бывшей школы, где находились госпиталь и штаб, они расстреливали из пулеметов медперсонал и раненых».

                Для финнов "лыжники Антикайнена" остались просто террористами

Но это еще не все. Очевидцы описывают такую жуткую сцену: «Пленным приказали усесться на землю. Человек в буденновке, очевидно, командир, зашел сзади, достал из кобуры маузер и поочередно выстрелил каждому в затылок. Пленные рухнули лицом на снег. Остался только один, Марьониеми. Красные почему-то сохранили ему жизнь, только связали руки и ноги за спиной так, что руки касались пяток». Анти Марьониеми был 17-летним пацаном, финским добровольцем. Читаем дальше: «Во дворе школы горел большой костер, по краям которого в землю были воткнута пара березовых рогатин… Двое «красных» пропустили крепкую палку между связанными руками и ногами Марьониеми и подняли пленника над костром. Тот закричал от ужаса, волосы его тотчас вспыхнули, одежда задымилась. Человек в буденовке что-то прокричал, но его слова потонули в реве Марьониеми…». Эти вопли надоели Антикайнену, и по его приказу несчастному перерезали горло.

Такое трудно принять на веру. Но вот свидетельство еще одного участника похода. Знаменитый Тойво Вяхя, почетный чекист, сыгравший большую роль в успехе операции «Трест», тоже долго молчал, и только в 1974 году в своих воспоминаниях признался, что именно он по приказу Антикайнена перерезал финкой горло Марьониеми, а заодно и еще двум пленным.

Вернемся к «Военно-историческому журналу» за 1940 год: «От Кимасозера отряд направился к деревне Конец-Остров. Антикайнен решил проложить дорогу для строевых частей Красной Армии. Он расставил пленных в шеренгу по четыре человека, за ними шли курсанты, за курсантами – отбитые у белых местные жители, потом – обоз с трофеями».

Казалось бы, этот эпизод лишь показывает, какой смекалистый был парень Тойво. И ни финские, ни российские историки не придавали ему никакого значения. Но знаете ли вы, что такое «тропить лыжню» по заснеженному лесу? Туристы-самповцы, ребята-атлеты под два метра ростом мне рассказывали, что, идя по следам антикайненцев через метровые снега, они сменяли идущего впереди по белой целине каждые 15 минут. Тот просто выбивался из сил и уходил в конец колонны, чтобы немного отдохнуть за спинами товарищей. А здесь для утрамбовки дороги, волока обоза Антикайнен использовал местных жителей. Кто оставался во время войны в деревнях – дети и старики. Они, «отбитые у белых», шли до Конец-Острова двое суток – надо полагать, в привычном для Тойво стремительном темпе. Сколько этих заложников осталось навсегда на «Антикайненовой дороге»?..

                Встреча Тойво Антикайнена в мае 1940 г. на петрозаводском вокзале. Слева от Антикайнена – участник Кимасозерского рейда Ахо Вилхо и командир Карело-финского отряда в 1922 г. Ниемеля Карле. 

Профессор Юрий Килин – доктор исторических наук, директор Института североевропейских исследований ПетрГУ – о сути войны, о личности Тойво Антикайнена высказал такое мнение: «Удивляться поджариванию на костре противника во время гражданской войны может только современный человек. Задокументированного доказательства этого факта, кстати, нет. Зато есть доказательства, в том числе и фотографии зверств «красных» финнов в отношении «белых» и наоборот во время гражданской войны в Финляндии в 1918 году и затем в войнах 1939-1944 годов. На их фоне Антикайнен кажется едва ли не пай-мальчиком, говорю это как военный историк».

Что к этому добавить? Пожалуй, врезавшиеся в память слова моего коллеги, карельского фотокорреспондента Виктора Трошева – ветерана, кавалера двух орденов Славы: «Саша, настоящий фронтовик никогда не расскажет тебе всей правды. Война – это очень грязная работа».

Легенда четвертая: загадочная смерть

После разгрома Ухтинской республики Антикайнен как сквозь землю провалился. Его имя зазвучало только в 1934 году, когда его арестовали в Финляндии, где он нелегально руководил компартией. Процесс длился три года. Сначала суд за госизмену приговорил Антикайнена к восьми годам, а затем, по вновь открывшимся обстоятельствам «кимасозерского дела» – к пожизненному заключению.

Но в 1939 году началась советско-финляндская война. По ее итогам, кроме передачи финских территорий, Москва потребовала освободить «узника капитала» Тойво Антикайнена. Легендарный герой вернулся в СССР.

Антикайнен не был в Советской России с 1924 года. И надо полагать, что в тюрьме он представлял ее цветущим садом, поэтому был удивлен некоторым изменениям. «А где мои товарищи, верные ленинцы Гюллинг, Ровио?» – вопрошал он у партийцев. «Не волнуйся, товарищ! – отвечали ему. – Езжай лучше в близкую твоему сердцу Ухту, ставшую Калевалой. Там тебя давно уже избрали народным депутатом Верховного Совета». Но Тойво не унимался, и тогда доктора отправили его в «бессрочный отпуск лечить нервы».

            Ю.Лехтосаари и Т.Антикайнен на отдыхе

Имели ли сталинские эскулапы задание залечить легендарного героя до смерти – неизвестно, но тут грянула война с Гитлером и Маннергеймом. Правдоискатель Антикайнен оказался востребованным на Карельском фронте как организатор диверсионной и пропагандистской работы. А тут такое привалило: осенью 1941-го русским сдались сразу 70 солдат финского 21-го спецбатальона. Тойво срочно выехал для «фильтрации» пленных в Беломорск, а затем отправился в Архангельск. Для чего – не понятно.

4 октября 1941 года самолет, на котором он летел, разбился. Причины авиакатастрофы (и была ли она вообще) так и остались неизвестными. Антикайнена похоронили без всякой помпы, почти тайно, там же, в окрестностях Архангельска. И никто из товарищей по партии на похоронах не появился. О нем как-то сразу забыли, словно и не было в СССР такого героя революции.

Еще раз о нем заговорили после войны, уже на Западе. Австрийская аристократка графиня Рут фон Майенбург, по совместительству коммунистка, выпустила книгу воспоминаний о своей работе в Коминтерне. В ней «Красная графиня», как ее называли соратники, рассказала, что в 1941 году она жила в соседнем с Антикайненом номере в московской гостинице «Люкс», которая использовалась Коминтерном. По словам графини, этот «красный финн покончил с собой, выпрыгнув из окна последнего этажа, когда «тайная полиция» (очевидно НКВД. – Авт.) ломилась в его дверь».

Вот такую легенду оставил уже после смерти товарищ Тойво.

Необходимое послесловие

В 1993 году Верховный совет Карелии утвердил герб республики, в центре которого изображен черный медведь. Точно такой же, как и на гербе «белобандитской» Ухтинской республики, только лишив его весури – карельского сучкоруба – в лапе и серебряной цепи под ногами. В 2013 году депутаты Калевальского Совета (бывшей Ухты) приняли как символ поселения сепаратистский герб практически без изменений.

А то, что художества красного финна Антикайнена выходили далеко за рамки официальной версии, косвенно подтверждается тем, что нормального памятника легендарному товарищу Тойво не существует нигде, даже в Карелии. Только стела с весьма политкорректной надписью на кладбище под Архангельском. Кстати, она изготовлена на деньги карельского правительства. Сама же могила в конце 90-х была исключена из списка памятников федерального значения.

Как свидетельствует сайт Национальной библиотеки Карелии, в 1968 г. Совет Министров КАССР принял решение о сооружении памятника Тойво Антикайнену в Петрозаводске. Даже закладной камень был установлен вблизи перекрестка улиц Антикайнена и Красной, напротив Галереи Героев Советского Союза. Сегодня этот камень исчез, а на его месте – платная стоянка автотранспорта.

Такие вот парадоксы истории.

Фото из хранилища Национального музея РК. 

Автор благодарит сотрудников Национального музея РК Диану Проц и Михаила Данкова за помощь в подготовке материала

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №42 от 12 октября 2016

Заголовок в газете: Красный Тойво. Часть вторая