Карельский Музыкальный театр перерос республику: поймут ли это московские чиновники?

Карельская Мельпомена может существенно расширить ареал обитания – если чиновники увидят в этом свою выгоду

24.03.2017 в 10:26, просмотров: 1893

На недавней встрече врио главы республики Артура Парфенчикова с министром культуры России Владимиром Мединским обсуждалось предложение повысить статус нашего Музыкального театра до межрегионального. Что это означает, поняли только посвященные. Между тем в случае принятия губернаторской идеи может измениться жизнь всего театрального сообщества Карелии, причем в нужную сторону.

Карельский Музыкальный театр перерос республику: поймут ли это московские чиновники?
Театр растет – ему нужна более масштабная аудитория

Первый среди равных

Для начала выскажу мысль, в демократических кругах крамольную: кое-что Сталин все-таки сделал во благо. Применительно к нам это – возвышение Карелии до звания союзной республики. Да, шестнадцатой сестрой в дружной семье СССР мы пробыли недолго, но успели отхватить все причитающиеся нам по статусу привилегии.

Думаете – откуда в нашем провинциальном Петрозаводске, каковым он был в 50-60-х годах прошлого века, взялись три вуза и четыре театра? Просто в столице союзной республики все должно быть, так сказать, по списку: театр драматический, театр музыкальный, театр детский (кукольный) и, поскольку республика национальная – театр национальный, в нашем случае Финский.

Безусловно, редкий город областного значения обходится без своего театра. Но если присмотреться внимательнее, мы убедимся: театры это в основном драматические. Таких в стране более тысячи. А вот музыкальных государственных театров наберется едва ли полсотни. Объясняется это просто: содержание музтеатра обходится куда дороже любого другого, а требования к артистам несопоставимо выше. Простой пример: в России по-прежнему чрезвычайно популярны Народные театры – порождение всесоюзного продвижения художественной самодеятельности. В некоторых городах местный Народный театр зачастую полностью удовлетворяет потребность населения в «театральных услугах» (между прочим, официальный термин, часть новоявленного чиновничьего лексикона). Но много ли вы знаете самодеятельных театров, поставивших балет «Щелкунчик» или оперу «Пиковая дама»? Это невозможно. Есть масса отличных пьес, которые можно вынести на суд зрителя, используя только пару стульев, а то и вовсе ничего – все держится на актерской игре. Но полномасштабный музыкальный спектакль – это особая раскладка голосов, это оркестр, это костюмы и декорации… Наверное, можно подобрать несколько музыкально одаренных артистов и «на коленке» создать хорошую концертную программу или даже мюзикл. Но – не оперу и не балет.

Мало того, что Петрозаводск попал в число городов-счастливчиков; наш Музыкальный театр еще и единственный на огромной территории Северо-Запада страны (за исключением Питера). Своим музтеатром не могут похвастаться ни Мурманская, ни Вологодская, ни Архангельская области, ближайший – в Калининграде. Более того, карельская столица вообще уникальна в этом смысле, потому что здесь же расположены государственная консерватория и музыкальное училище. Знаете, сколько на сегодня консерваторий во всей России? Тринадцать! И одна из них – в маленькой Карелии. Таким образом, у нас в Петрозаводске  действует законченный образовательный цикл: музыкальная школа – музучилище – консерватория – оркестр республиканского Музыкального театра или филармонии. Та же «миллионная» Пермь, чей Театр оперы и балета им.Чайковского гремит на весь мир («Чайковский-балет» и «Чайковский-театр»), похвастаться этим не может.  

Капитальные вложения

Если говорить честно, на закате советской эпохи уникальное положение Петрозаводска не особо помогало Музыкальному театру. К началу 2000-х он буквально разваливался. Устарело все – сцена, труппа, репертуар, подход к менеджменту… Все изменилось после реконструкции, которая закончилась в 2009-м. Сразу все новое: художественные руководители, солисты, спектакли… За семь лет театр полностью наполнил репертуар, причем спектаклями, как сказали бы альпинисты, высшей категории сложности. Но на материальном положении учреждения эти успехи не отражаются: уже несколько лет государственный театр с трудом добывает деньги на постановки.

В понимании обывателя государственное учреждение – это нечто стабильное и устоявшееся. Есть директор, есть режиссер, есть дирижер… Так в чем дело? Берите либретто и начинайте репетировать!

К сожалению (а на самом деле – к счастью), на деле все не так. Как рассказывает директор театра Елена Ларионова, для того, чтобы поставить новый спектакль, его для начала нужно придумать – создать идею. Для этого приглашаются режиссер-постановщик, художник-постановщик, художник по костюмам, дирижер-постановщик… Создается постановочная группа, которая несколько месяцев работает над концепцией будущего спектакля. Потом разработанную идею нужно материализовать, и вот тут начинаются действительно серьезные затраты.

 Елена Ларионова

– Счет идет не на десятки тысяч рублей, и даже не на сотни, – признается Елена Геннадьевна. – Но чтобы спектакль жил, в него нужно вложиться. С точки зрения экономики это, я считаю, капитальные вложения, потому что в случае удачи спектакль будет приносить доход долгие годы.

К сожалению, именно эти расходы государство и урезает из-за проблем с бюджетом, и театр вынужден изыскивать их самостоятельно, постоянно подавая заявки на федеральные гранты. Но грант – вещь капризная: сегодня есть – завтра нет. И тогда остается либо отказаться от новых постановок и впасть в стагнацию, либо экономить буквально на всем. А когда начинаешь экономить – профессионалы уходят в поисках лучших условий. Пока этого удается избежать, но сколько продлится это «пока»?

Искусство на экспорт

Помимо этого перед Музыкальным театром Карелии встала еще более серьезная проблема: он перерос республику. Доказательство тому – «Золотые маски» за балеты «Ромео и Джульетта» и «Золушка». То есть труппа доказала, что стоит наравне с ведущими театрами страны. Но вот показать свое искусство стране наши артисты не могут себе позволить.

Ситуация парадоксальная. На нашей сцене идут сложнейшие спектакли, поставленные лучшими режиссерами России. Рядом расположены регионы, которые очень хотели бы эти спектакли увидеть. Опыт есть: наши артисты выступали в Мурманске, в Череповце, и успех был буквально оглушительный. Подходящие сценические площадки в этих городах имеются. Но приехать туда с полномасштабными гастролями театр не может, потому что гастроли – дело чрезвычайно затратное. В случае с музыкальным театром поездка просто не может окупиться. Представьте, сколько стоит отправить за тысячу километров как минимум одну фуру с декорациями и костюмами (одно только «Лебединое озеро» – порядка двухсот костюмов!), несколько автобусов или вагонов с артистами и по прибытии всех расселить и несколько дней кормить.

Более того, отъезд на гастроли Музтеатра оставит без спектаклей нашу публику. В афише появятся «дыры» – карельский театр перестанет работать для Карелии. Чтобы этого не происходило, в труппе должно быть больше артистов. Одним словом, нужны те самые капитальные вложения.

  • Музыкальный театр Республики Карелия: закулисье

    Что сегодня происходит по ту сторону сцены самого крупного театра республики

    фотографий: 17 | просмотров: 973 | опубликовано: 24.03.2017 автор: Использованы фото Виталия Голубева, Елены Хидман, Владимира Волотовского-младшего, Максима Берштейна. Материалы предоставлены пресс-службой Музыкального театра РК

Понятно, что республиканской казне это не под силу, да и несправедливо было бы тратить карельские деньги на удовольствия соседних регионов. Именно в такой ситуации особо ценна идея, высказанная карельским Минкультом и переданная через Парфенчикова в Москву: статус межрегионального обеспечит Музыкальному театру финансирование из федерального бюджета. По сути эти будут те же государственные гранты, только на постоянной основе.

Самое интересное, что это должно быть выгодно именно федеральным чиновникам: гастроли карельского театра закрыли бы потребности в театральных услугах минимум в трех российских регионах, что позволит поставить «галочку» в соответствующих графах. Самому Музыкальному театру это даст мощный толчок к дальнейшему развитию. Но отразится нововведение и на других театральных коллективах республики: увидев, на каком уровне играют карельские артисты, публика в соседних областях пойдет на спектакли любого нашего театра – и не прогадает.

Так что теперь вся надежда у карельского театрального сообщества на то, что губернатор не оставит идею и не позволит позабыть о ней российскому Минкульту. И хотя опыт такой для России станет новым, все инструменты для его воплощения у государства уже имеются. Надо просто правильно ими воспользоваться.


|