Почему охотники, лишенные оружия на год, фактически лишаются его на 5 лет

Закон в сфере оборота охотничьего оружия применяют так, что наказание за его нарушение увеличивается в несколько раз

25.01.2018 в 08:44, просмотров: 1556

Говорят, в правосудии, как и в религии, главное не закон, а его трактовки. Отличный пример правильности этого постулата дали в Карелии. Усмотрев в законе то, что в нем не написано, инспекторы по оружию на 5 лет лишили охотника права пользоваться хорошим карабином, хотя срок наказания не превышал года. И это, оказывается, происходит довольно часто.

Почему охотники, лишенные оружия на год, фактически лишаются его на 5 лет
Вопросы хранения оружия всегда под контролем инспектора ЦЛРР. Фото: rosgvard_irkutsk

Нечеховское ружье

Живет в одном из карельских городов охотник-любитель Евгений. Обычный работяга, для которого лучший отдых – пойти на пару дней в лес, порыбачить, поохотиться. Как и положено, сначала он пять лет ходил с гладкоствольным ружьем. Потом получил разрешение на нарезное оружие и купил карабин. Через пару лет – еще один. Гладкоствольное ружье, естественно, продал – зачем оно ему, когда в сейфе стоят два отличных ружья, значительно превосходящих «гладкоствол» по мощности и точности боя? Все по закону.

Но 2016 год стал для Евгения неудачным – его лишили возможности охотиться. Причем за дело: он умудрился дважды за год попасться сотрудникам полиции за распитием спиртного в общественном месте. Ну, грех небольшой, административный, заплатил штраф – и гуляй. Проблема в том, что повторное привлечение к административной ответственности в течение года влечет за собой крайне неприятные для охотника последствия: его на год лишают лицензии на оружие. Делать нечего, сам виноват: штрафы Евгений заплатил, а оба карабина у него были изъяты. Пива на улице больше не пил.

Прошел год с момента уплаты второго штрафа. Евгений отправился в отдел Росгвардии за восстановлением разрешений на оружие (стоит объяснить, что лицензия на оружие выдается не одна на весь арсенал, а на каждый ствол отдельно). Вернее, обратиться ему пришлось за новыми документами, поскольку в данном случае у гражданина лицензия не просто изымается – он лишается права на приобретение и, следовательно, на хранение оружия. Но по прошествии года он может снова обратиться за аналогичной лицензией – что и сделал. Евгению документы выдали, карабины вернули. Жизнь пошла своим чередом.

Но тут охотнику вздумалось прикупить себе еще одно нарезное ружье. Как и положено, он направил заявление в Петрозаводск, в Центр лицензионно-разрешительной работы (ЦЛРР) – отдел Росгвардии, выдающий лицензии на оружие. И в скором времени получил ответ, в котором ему не только отказывалось в лицензии на новое оружие – у него еще и обе предыдущих аннулировались.

Причиной отказа стало требование законодательства – так Евгению объяснил инспектор ЦЛРР. Как мы уже упоминали, для получения разрешения на нарезной ствол необходимо 5 лет владеть гладким. Дословно в ст.13 Закона «Об оружии» сказано: «Охотничье огнестрельное оружие с нарезным стволом имеют право приобретать граждане Российской Федерации, которым в установленном порядке предоставлено право на охоту, при условии, что они… имеют в собственности охотничье огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие не менее пяти лет». Проверив документы Евгения, инспектор установил, что у того в собственности гладкоствольного ружья нет. А значит, покупать нарезное оружие ему нельзя.

Буквальное толкование

Изумлению Евгения – да и нашему тоже – не было предела. Ведь охотник владел гладкоствольной «Сайгой» положенное время. Почему это не учитывается? За ответом мы отправились в центральный офис карельского отделения Росгвардии.

В разговоре с нами инспекторы ЦЛРР не просто подтвердили правильность своего решения, они категорически настаивали на нем. Аргументировали так: человек, у которого разрешение на хранение оружия аннулировалось по негативным обстоятельствам, после того, как эти негативные обстоятельства отпали, имеет право на приобретение гражданского оружия, за исключением нарезного. Для нарезного необходимо вновь набирать 5-летний стаж. При этом суммирование разных периодов владения оружием законом не предусмотрено. Так что офицеры просто выполнили требование законодательства, а вопросы справедливости-несправедливости – это не к ним.

Странно: ведь если следовать такой логике, владельцы оружия оказываются неравными перед законом. Два охотника с одинаковым стажем по той или иной причине лишаются лицензий на карабины. Потом идут за новыми. При этом у одного в сейфе есть двустволка, которой он не пользуется с незапамятных времен, а у второго ее нет. И что же – первому разрешение дадут, а другому нет, хотя опыт совершенно идентичный? Оказывается, ничего подобного: ведь при аннулировании лицензии у владельца изымается оружие – а значит, утверждают в ЦЛРР, он теряет на него право пользования. Таким образом, стаж владения гладкоствольным ружьем прерывается и в разрешении на нарезной ствол будет отказано.

Итак: если владелец оружия за 12 месяцев дважды был оштрафован – за пиво на скамейке, за участие в пикете, за спорную забастовку, – он автоматически лишается права пользования нарезным оружием на 5 лет, пока он снова будет «набираться стажа». Хотя в законе сказано, что наказание длится год, а в ЦЛРР поясняют: фактически это два года, так как в течение года гражданин считается подвергнутым административному наказанию, и год должен пройти со дня устранения обстоятельств, исключающих возможность получения лицензии. С точки зрения профессионалов сотрудники ЦЛРР высказали свою версию: если законодатель ввел такую норму – возможно, именно таких последствий он и добивался.

Судебный прецедент

Как стало известно «МК» в Карелии», охотник Евгений готовится обжаловать в суде отказ в лицензии. Сотрудников Росгвардии это не удивляет, но и не смущает. На их стороне, считают инспекторы, судебная практика. Конкретно – апелляционное определение Пермского краевого суда от 4 июля 2016г. по делу №33-7471/2016: человек оспаривал отказ в выдаче лицензии по причине отсутствия гладкоствольного ружья. Тогда судебная коллегия определила: «Из буквального толкования ч.8 ст.13 ФЗ «Об оружии» следует, что условием приобретения оружия с нарезным стволом является нахождение в собственности гражданина в текущий период времени гладкоствольного длинноствольного оружия не менее пяти лет. Суммирование иных периодов владения оружием, которые прерывались к моменту обращения с заявлением о выдаче лицензии, законом не предусмотрено». Офицеры не скрывали, что в своем решении по делу Евгения руководствовались именно этим.

Но как же тогда быть законопослушному гражданину, который, допустим, купил в кредит дорогостоящий карабин, а потом продал двустволку, чтобы рассчитаться с долгом? Ведь если принять мнение карельских инспекторов за истину, этот охотник больше не сможет приобрести ни одного нарезного ствола, хотя закон позволяет иметь их до пяти единиц. Для новой покупки ему придется сначала запастись гладкоствольным ружьем и ждать 5 лет, набирая «стаж владения». То есть человек вынужден приобретать ненужную и недешевую вещь.

Прокомментировать такую ситуацию в ЦЛРР нам не смогли.

Взгляд со стороны

Лично я человек, очень далекий от охотничьих забав, но в силу обстоятельств немало времени проведший в постоянном контакте с оружием. Мне понятно, что 5-летний ценз владения гладкоствольным ружьем придуман не просто так. Оно не так опасно, как нарезное, и охотнику дается время на то, чтобы набраться опыта в обращении с менее смертоносным стволом. Но трактовка законодательной нормы, которую вслед за пермскими судьями начали применять карельские правоохранительные органы, на мой взгляд, не имеет ничего общего с намерением законодателей. Если бы они хотели, чтобы нерадивый человек лишался права на покупку нарезного ствола на 5 лет – уверен, они так бы и написали. К чему им какое-то завуалированное наказание – чтобы опять любой чиновник вертел дышло закона, как ему вздумается?

Да и смысла в такой постановке проблемы нет никакого. Охотник 5 лет ходит с двустволкой, потом еще 2 года без нее, но с дальнобойным карабином, и что – он стал менее опытным? Его снова надо отсылать к двустволке – хотя у него остается нарезной ствол! – и заставлять ждать 5 лет?

Всякому здравомыслящему человеку понятно, что в законе речь идет именно об опыте обращения с оружием, а не о стаже собственности. Но суд решил иначе, а вслед за ним и «силовики». Хотя лично мне понятно, что здесь в погоне за соблюдением буквы закона забыт его дух – и, как следствие, пострадали интересы простых граждан.

Вопрос: как исправить ситуацию? Его мы адресуем нашим экспертам в области законотворчества, юриспруденции и непосредственно охоты. Их мнения мы доведем до читателей в ближайшее время.