Как складывалась судьба петрозаводского памятника Петру Великому. Часть вторая. ФОТО

Создать монумент было не столь трудно, сколь найти ему место

03.08.2018 в 08:43, просмотров: 587

Судьба к петрозаводскому бронзовому Петру изначально была куда более благосклонной, чем к памятнику Растрелли - о котором мы уже рассказали. Скульптор Иван Шредер и архитектор Ипполит Монигетти создали памятник всего за два года. Что знаем мы об этих людях, прославивших наш город?

Как складывалась судьба петрозаводского памятника Петру Великому. Часть вторая

Иван Николаевич и Ипполит Антонович

Иван Шредер (1835–1908) был родом из остзейских баронов, окончил привилегированный Пажеский корпус в чине корнета, участвовал в Крымской кампании. После войны всецело посвятил себя искусству, поступил в Императорскую академию художеств, стал любимым учеником Петра Клодта. В послужном списке русского немца – работа над памятниками Екатерине II, адмиралам Крузенштерну и Беллинсгаузену, принцу Ольденбургскому и двум снесенным революцией Петру I и Александру II в Петрозаводске.

 Иван Шредер

Ипполит Монигетти (1819–1878) был простолюдин - сыном швейцарского гастарбайтера-каменщика, приехавшего на заработки в Россию. Но талантливый юноша смог окончить Строгановское училище технического рисования, а затем и Академию художеств, став главным архитектором ансамбля Царскосельских дворцов. В его активе - особняки графини Апраксиной и князя Воронцова на Мойке, здания на императорской даче в Ливадии, интерьеры царских яхт.

 Ипполит Монигетти

Эти два титана скульптурной и архитектурной мысли и создали творение, украсившее наш город.

Как "Царь" и "Царица" салютовали Петрозаводску

30 мая 1872 года на Круглой площади губернского Петрозаводска при большом стечении народа, неизбалованного празднествами, состоялась торжественная закладка памятника. В основание будущего сооружения уложили гранитную глыбу с квадратной выемкой. В нее опустили металлическую пластину с надписью: "1872 года мая 30-го дня в годовщину 200-летия со дня рождения императора Петра Великого в г. Петрозаводске в благополучное царствование императора Александра II высочайшею его императорского величества волею…" И далее перечислены все высокопоставленные светские и духовные чины, как столичные, так и местные, принимавшее решение об установке памятника. И вот что интересно было бы узнать: при строительстве монумента товарищу Ленину на этом же месте - нашли ли эту табличку, или она так и покоится под стопами гранитного Ильича?

Местная газета отмечала, что торжество прошло с размахом: звонили колокола, возносились молитвы, гремела музыка. Купцы выкатили люду море хлебного вина и горы закуски. А в зале Благородного собрания горожане могли лицезреть модель будущего монумента, выполненную из гипса, размером в четверть натуральной величины. Надо отметить, что такие "общественные слушания" ввела еще матушка-царица Екатерина II, представив на обозрение модель будущего "Медного всадника" Этьена Фальконе, установленного на Сенатской площади Санкт-Петербурга в 1782 году. И, как отмечала столичная капризная пресса, статуя Петра не вызвала бурю положительных эмоций. Но петрозаводчане приняли работу Шредера–Монигетти на ура.

 Макет памятника Петру хранится в Русском музее Санкт-Петербурга

Всего через год – 29 июня 1872 года - монумент основателю города был открыт. Это было поистине всенародное торжество. Предшествовала событию праздничная литургия в Петропавловской церкви (возле нынешней площади Кирова), затем огромная толпа горожан прошествовала на Круглую площадь, где стоял укрытый полотном памятник. Судя по отчету в газете, эта верноподданейшая демонстрация (сейчас бы ее назвали патриотической), как и нынешние мероприятия, была тщательно подготовлена. Впереди колонны маршировал оркестр Преображенского лейб-гвардии полка, приглашенного специально из Петербурга. Сразу за ним шли церковники с хоругвями, мастеровые, учащиеся, дальше - по нарастающей социального статуса - купцы, чиновники. Замыкали колонну иерархи церкви и олонецкая знать во главе со счастливым губернатором, упивающимся воплощением своей мечты - Григорием Григорьевичам Григорьевым. Замечу, что в наше время чиновники предпочитают быть в первых рядах.

Круглая площадь в ожидании процессии уже была запружена народом, даже из распахнутых окон присутственных зданий выглядывали люди. Речей, как сейчас принято, чиновники не произносили. "После произнесения моленствия с памятника мгновенно спустилось покрывало, и перед тысячами народа предстал величественный и дорогой русскому народу образ Петра", - отметил репортер. Губернатор, наполнив бокал, подошел к войскам и "произнес верноподданейший тост". В ответ прозвучало троекратное "ура!", и оркестр исполнил гимн "Боже, царя храни".

Зато народные гуляния длились долго и самозабвенно, закончились они салютом, данным с палуб стоящих на рейде пароходов "Царь" и "Царица", ходящих в Санкт-Петербург. Круглая площадь в этот же день - в честь великого события - была переименована в Петровскую.

А вообще - кто-то из наших читателей знает описание памятника Петру I в деталях, и из какого материала он был создан? Поясню. Император изображен стоящим прямо, левая нога немного выдвинута вперед. Одет в военный парадный мундир до колен, подпоясанный кушаком, через правое плечо перекинута орденская лента, на груди Андреевская звезда, на ногах ботфорты со шпорами, а на его боку висит шпага.

Фигура отлита из бронзы. Четырехгранный пьедестал, выполненный в традициях памятников барокко, изготовлен из серого сердобольского (сортавальского) гранита. На передней грани пьедестала расположен картуш. На нем выложены слова из бронзовых букв: "Императору Петру Великому основателю Петрозаводска".

Общая высота памятника составляет 6 метров 30 сантиметров, высота фигуры Петра - 2 метра 90 сантиметров, пьедестала - 3 метра 40 сантиметров. Весит статуя императора более одной тонны.

Как кузнец Пянтин выковал Петру шпагу

Но вернемся в советское время. В 1918 году вождь большевиков Ульянов-Ленин подписывает декрет о сносе по всей стране памятников, "воздвигнутых в честь царей и их прислужников". Исполком Петрозаводского горсовета реагирует мгновенно: "Уродливых истуканов - памятники Петру I и Александру II - снять, привести их в негодный вид, использовав как материал для новой отливки". Величественный Александр II (он стоял там, где сейчас высится Сергей Киров) действительно ушел на переплавку, а вот изящную статую Петра Алексеевича, изрядно попортив, уволокли в сарай во внутреннем дворике здания бывшей площади его имени.

До 1938 года памятник основателю города пылился на «свалке истории». Но вдруг тот же горсовет выносит постановление о его восстановлении. Осмелюсь предположить, что уже готовилась "зимняя война", которая, по замыслу Сталина, должна была прокатиться по всей Скандинавии. И Петр, недруг "всяких разных шведов", мог стать ее символом. Памятник установили возле Краеведческого музея, бывшей заводской церкви Александра Невского, но война закончилась бесславно, и о Петре в очередной раз забыли. Партийная пресса обосновала новую точку расположения памятника тем, что «это одно из мест, где Петр жил и работал». Это, конечно, была неправда, но в духе времени: «где жил и работал великий Ленин».

Монумент отцу-основателю не реставрировали, выглядел он ужасно. У пьедестала были отбиты отдельные монолиты, отсутствовали шпага, шпоры, надписи. Так он простоял долгие годы в одиночестве, грустно глядя на лежащие неподалеку чугунные стволы орудий его завода, установленные у музея как экспонаты.

 Забытый Петр у краеведческого музея

Только в 1974 году было принято решение о восстановлении памятника. Скульптор В. Афанасьев восстановил на пьедестале картуш, накладные буквы. Кузнец М. Пянтин и машинист механического молота Мария Иванова вновь выковали на Онегзаводе из тракторной оси шпагу, сделали шпоры ботфортов. В 1978 году ко дню празднования 275-летия Петрозаводска памятник перенесли на Онежскую набережную.

Недавно бывший в то время главным архитектором города Эдуард Андреев рассказал, что эта процедура была чуть ли не "спецоперацией" исполкома горсовета под предводительством его председателя Павла Сепсякова - в тайне от руководства обкома КПСС и лично его первого секретаря Ивана Сенькина. Хотя я, начавший работу журналистом в самом начале 80-х, твердо уверен, что в то время без согласования с партией такие штучки бы не прошли. Что ж, пусть это будет еще одной красивой легендой нашего города.

С тех пор много воды утекло в реке Лососинка, давшей начало Петровскому заводу. Нет уже и его преемника - Онежского тракторного… Но по сей день не утихают споры, стоит ли возвращать символ города на его историческое место. Уверен, что в ближайшем будущем этого не произойдет. Да и прижился он у онежских вод, на которые, как вспоминали старожилы заводской слободы, он любил смотреть в дни своих приездов.

    В 1990 году этот коллаж с переносом памятника на историческое место вызвал бурю негодования у партийных властей

Редакция благодарит Национальный архив и Национальный музей Карелии за помощь в подготовке материала.