Карелии готовы помочь в развитии своей Арктики

Основные локомотивы развития уже найдены

03.10.2019 в 20:38, просмотров: 800

В столице Карелии прошла стратегическая сессия «Арктика 2035». Стратегия с одноименным названием предполагает активное развитие нашей арктической зоны.

Карелии готовы помочь в развитии своей Арктики
Фото: МЧС РК

Сейчас этот важный документ только готовится, но, если повезет, он позволит поправить дела в трех не самых простых, и точно не самых богатых районах региона.

Представители проектного офиса развития Арктики (который для удобства сокращается до символичной аббревиатуры ПОРА) сейчас проводят сессии в тех субъектах РФ, которые тоже вошли в Арктику. Цель встреч с экспертами, властью и бизнесом, общественниками одна – собрать предложения, которые потом войдут в стратегию. По замечанию замминистра по развитию Дальнего Востока и Арктики Александра Крутикова, у каждого региона в документе будет свой раздел с конкретными целями и задачами.

Для Карелии, по словам замглавы РК Владимира Тимофеева, приоритетными направлениями определены арктический туризм, порт в Беломорске и рыбоводство. Как мы помним, в зону Арктики вошли три северных района республики - Лоухский, Кемский и Беломорский.

По словам начальника Управления туризма РК Екатерины Биктимировой, интерес к туристическим достопримечательностям арктического Севера Карелии растет. Все больше кемперов, организованных групп и других путешественников едет на север. Конечно, и Соловки, и Белое море, и Паанаярви манят и влекут. Но нельзя не отметить целый ряд препятствий на пути путника, жаждущего познать и приобщиться. Дорожная инфраструктура, мягко говоря, никакая. В Беломорске, казалось бы, есть порт, но суда изношены (одно из них – «Сапфир» - недавно село на мель, напугав путешественников). Да и к интересным местам подобраться непросто. А ведь турист – существо требовательное. Ему мало просто приехать. Ему надо по пути есть, пить кофе, мыть руки и посещать прочие важные объекты инфраструктуры. Которых вдоль разбитых дорог на севере не много.

Порт в Беломорске действительно мог бы стать очень важной точкой на карте карельской Арктики. И не только для путешественников, но и для предпринимателей, занятых в производстве. Все мы знаем, насколько дорого обходится перевозка извилистой железной дорогой карельского щебня, одного из важнейших экспортных товаров.

Но и порт, и Беломоро-Балтийский канал нуждаются в серьезных вливаниях – и речь отнюдь не о воде. Замминистра по дорожному хозяйству РК Виталий Спиридонов отметил, что ББК дает выход к Северному морскому пути. Однако пользоваться им в полной мере на данный момент невозможно. Каналу – 80 лет, инфраструктура не соответствует современным требованиям. Суда элементарно не пройдут через шлюзы из-за несовпадений в размерах. Впрочем, на вопрос строительства порта в Беломорске есть и альтернативная точка зрения.

Читайте по теме: "Беломорский порт: построить можно – но не ясно, зачем"

Разумеется, не только в этих отраслях может и должен развиваться карельский Север. Идей участники сессии подали много. Например, глава Рыборецкого вепсского поселения рассказала, что в Рыбреке добывают габбродиабаз, камень популярный и качественный. Но вместе с камнем поднимают и большое количество пустой породы. Отвалы копятся, расползаются во все стороны, занимая все больше и больше места в поселении, считающемся местом проживания малочисленного народа. На сегодняшний день отвалов скопилось уже на 10 тысяч «кубов». Пустую породу тоже можно пустить в дело. Но для этого нужно провести исследования, проработать систему управления отходами. А на это нужны деньги.

На другие исследования деньги тоже нужны. Например, на разведку запасов руд, драгметаллов и даже алмазов. На данный момент запасы золота, например, не оценены – об этом рассказал Алексей Павлов, исполняющий обязанности министра природных ресурсов республики. Неизвестно, сколько точно тонн цветных металлов залегает под землей в Беломорском районе. А ведь в муниципалитете можно было бы построить горнообогатетельный завод. В Лоухском районе есть и золото, и медь, и кварц. Других ценных ископаемых по берегам Белого моря предостаточно. Но последние данные об объемах, месторождениях и перспективности были собраны еще во времена СССР.

Читайте по теме: "Что скрывает Карелия в своих недрах"

Еще один ценный подземный актив – щебень. По оценкам специалистов, его хватило бы на всю Арктику. Однако, например, Павел Маувгай, гендиректор ГПК «Кармин», которое занимается щебнем в поселке Чупа в Лоухском районе, сообщил: предприятие занято только на 40 процентов. Потому что сбывать товар некому. К тому же себестоимость добычи в условиях Арктической зоны выше, чем в других местах. Маувгай отметил, что не только предприниматели-новички, но и те, кто давно работает на рынке, будут рады преференциям. Тем более, существует проект закона, дающего преимущества инвесторам в Арктике. И помощью в сбыте и получении заказов не пренебрегут тоже.

И это еще далеко не все, что предлагали и просили представители Карелии. Правда,  Крутиков сразу дал понять – не все и не сразу. Например, в области георазведки государство предпочитает возвратные инвестиции. То есть те, которые точно обернутся прибылью. 

В области сбыта щебня государство не помощник. Зато помощь в области логистики вполне возможна. Реальность возможности получить преференции действующему бизнесу, который уже платит налоги (а поступления в бюджет в приоритете) тоже под сомнением. Для развития туризма прежде всего нужно определить точки притяжения, которые нуждаются в инфраструктуре. По Беломоро-Балтийскому каналу заместитель министра и вовсе предложил устроить рабочую встречу.

Суммы, которые понадобятся, исчисляются даже не десятками миллионов. Если представить себе, что и другие регионы готовят свои предложения и просьбы, получится сумма с количеством нулей, стремящимся к бесконечности. А поступления денег в бюджет, как известно, в приоритете. Расходов и так хватает. Впрочем, за 15 лет еще многое может измениться. Главное, чтобы не в худшую сторону, и изменения эти еще было кому дождаться. Потому что это стоимость жизни в Карелии идет в плюс. А вот демография в северной глубинке – все как-то больше в минус.