Трагедия под Костомукшей: адвокат не согласился с подзащитным

В деле имеются две взаимоисключающие экспертизы, и от них зависит судьба человека

В начале февраля Муезерский районный суд приговорил к колонии-поселению виновника ДТП с жертвами. Повторная экспертиза показала: дело нужно пересматривать.

В деле имеются две взаимоисключающие экспертизы, и от них зависит судьба человека
На месте трагедии. Фото из материалов уголовного дела.

Картина происшествия

Трагедия разыгралась днем 10 марта 2018 года. Такси марки Ford Galaxy, ехавшее из Ледмозера в Костомукшу, столкнулось с груженым лесовозом Mercedes-Benz 2543. В результате аварии водитель «форда» Сергей получил тяжелые травмы, двое его пассажиров погибли. 

Место аварии, случившейся под Костомукшей в марте 2018-го, попало на видео

Смотрите видео по теме

Первыми на месте аварии оказались медики, чуть погодя - спасатели, и лишь через 4 часа подъехала машина ГИБДД. Тогда и начался осмотр места происшествия, составление схемы и опрос свидетелей. Пострадавшего Сергея к тому времени уже увезли в больницу. Что сыграло в его судьбе роль не менее роковую, чем сама авария: картина происшествия была составлена дознавателем исключительно со слов водителя лесовоза.

- Виновник этого ДТП был назначен сразу, еще до проведения какого-либо расследования, - отмечает адвокат Константин Кибизов. – Посмотрите на постановление о возбуждении уголовного дела: оно возбуждено изначально в отношении Сергея! То есть виновник ДТП для следственного органа был очевиден еще до начала следствия, без установления каких-либо обстоятельств дела. Другие версии произошедшего даже не рассматривались… 

Со слов водителя «мерседеса» все выглядело так. Он ехал со скоростью 50 км/ч. При заходе в левый поворот увидел такси, несущееся на него по гололедице «…посередине дороги со смещением в полосу его движения». Водитель лесовоза затормозил, но тут «форд» резко изменил траекторию, еще больше вышел на «встречку», и машины столкнулись своими правыми передними частями. «Мерседес» несло еще какое-то время, после чего он встал. Водитель побежал к «форду», помог выбраться таксисту и вызвал МЧС. Пассажиры признаков жизни уже не подавали.

Вот эта картина, собственно, и стала основой для приговора: таксист не справился с управлением. За нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц, Сергею дали 3 года 6 месяцев колонии-поселения.

Оговоримся сразу: подсудимый вину признал полностью, частично возместил вред и готов понести любое наказание. Но с этим категорически не согласен его адвокат.

- Считаю, что виновность моего подзащитного, помимо его собственного признания, подтверждается только одним экспертным заключением, - говорит Константин Кибизов. – Сергей глубоко переживает смерть погибших. По моему мнению, он не мог объективно высказаться в своей виновности с юридической, а не с моральной точки зрения. А что касается экспертизы – она вызывает серьезные сомнения.

Процедурные вопросы

Как и в любом деле о дорожно-транспортном происшествии, все решала экспертиза. Их в этом случае оказалось несколько. Выводы первой были дезавуированы адвокатом: на момент проведения исследований подозреваемый не был ни допрошен, ни даже опрошен. То есть эксперту не были представлены все доказательства и обстоятельства, имеющие значение для дела. Тогда следствие назначило новую экспертизу.

Тут надо отметить важное обстоятельство. Следователь – государственный чиновник, и к эксперту он может обратиться только государственному. В Карелии лишь две казенные организации занимаются подобного рода деятельностью: одна при МВД, другая при Минюсте. Получилось, что работу по очереди провели оба офиса. Одну признали ненадлежащей, а вторая легла в основу обвинительного заключения, а после и приговора.

На суде выяснились интересные обстоятельства. Оказывается, эксперт, к которому обратился следователь, ни разу в жизни сам не выезжал на места ДТП и не участвовал в первичных осмотрах. То есть картину произошедшего он восстанавливал по тем материалам, которые ему предоставляет следствие. К таким материалам относятся и сделанные на месте происшествия фотографии и видео, которых в данном случае их было несколько десятков.

Нестыковки

В судебном заседании эксперт заявил, что фото и видео являются «вторичными и дополнительными материалами к протоколу и схеме ДТП». То есть протокол и схема – это главное. Муезерские «гаишники», хоть и приехали затемно, дело свое все ж сделали добротно: в частности, отметили место столкновения – почти на середине дороги. Но этот «первичный и главный» документ эксперт почему-то изменил: по его мнению, машины столкнулись у обочины со стороны лесовоза. Этого адвокат не понимает.

 Исходя из выводов эксперта, столкновение выглядело так

- В этом случае легковой автомобиль должен был оставить следы движения за пределами проезжей части, - указывает Кибизов. – Он должен был проехать левой стороной по метровому снежному брустверу. Но на фотоснимках следов движения «Форда» за пределами проезжей части не имеется.

Далее. Приехавшие по вызову офицеры ГИБДД и дознаватель, а также побеседовавший с нами сотрудник МЧС, также бывший на месте аварии, в один голос твердят: лесовоз стоял посередине дороги. На фото- и видеоматериалах это также хорошо видно.

Вопрос: как он там оказался? Как видно на фото, у «мерседеса» заблокировано правое переднее колесо.

Вспомните, что бывает, когда вам в супермаркете попадается тележка с неисправным колесиком: с какой стороны оно расположено – туда тележку и тянет. Так как же «мерседес», ехавший по правой стороне дороги, получивший удар в правую переднюю сторону и двигающийся с заклинившим правым передним колесом, оказался на середине трассы – то есть ушел влево?..

Эксперт утверждает, что колесо продолжало вращаться. Как оно, буквально вбитое в топливный бак, могло вращаться, да еще и шипы сохранить – загадка.

  

Но главной ошибкой экспертизы адвокат считает определение места столкновения. Вот на дороге лежит кучка мусора: и сотрудникам ГИБДД, и адвокату понятно, что именно в этом месте и случился удар.

Да - обломки валяются повсюду. Возле искалеченного «форда» их наличие объясняется ударом о бруствер и действиями спасателей, разбивавшими автомобиль для извлечения людей.

Но откуда концентрированный мусор на середине дороги?  И какова была скорость лесовоза в момент аварии - оказывается, диск установленного в "мерседесе" тахографа вообще никто не исследовал, а он указывает цифру 70 км/ч...

Все это вопросы адвокат задал эксперту, но ответы его не удовлетворили. Тогда Кибизов организовал независимое исследование, которое нашло объяснение нестыковкам - и этим, и всем остальным. Вывод простой: перед аварией лесовоз ехал посередине дороги. А если так, то его водитель, как минимум, такой же виновник произошедшего, как и Сергей.

В меру полномочий

Конечно, эксперту виднее: он профессионал, обладающий специальными знаниями и прошедший специальную подготовку. Но ведь даже в законе «Об экспертной деятельности» сказано, что обоснованность и достоверность выводов эксперта должна зиждиться «на базе общепринятых научных и практических данных». Грубо говоря, нельзя не верить глазам своим. Если следов машины на сугробе нет – нельзя утверждать, что она там проехала; если колесо явно не могло вращаться – нельзя допускать, что оно все-таки вертелось. Эксперт должен отвечать за свои слова. Судьба человека на кону.

Впрочем, эксперты могут не соглашаться друг с другом, могут и ошибаться. В таком случае у суда есть простой выход: назначить повторную судебную экспертизу, и самостоятельно выбрать эксперта. Все права и полномочия на это у служителей Фемиды имеются. И стороне защиты непонятно, почему Муезерский суд, рассматривавший дело, посчитал вывод государственного эксперта правильным, но совершенно проигнорировал оценку специалиста, который был привлечен к рассмотрению обстоятельств ДТП тем же следователем, и выезжал непосредственно на место. Но, как утверждает Кибизов, это уже практически устоявшаяся практика: вердикт госэкспертизы сомнению не подвергается.

Ни адвокат, ни эксперты, ни журналист не могут и не имеют права определять, кто же виноват в той трагедии. Но, считает защитник, суд также не смог сделать это с должной объективностью: слишком много важных вопросов осталось без ответа. Между тем человек скоро отправится на «зону» - если, конечно, Верховный суд Карелии не изменит или не отменит приговор.