Житель Кеми, натравивший питбуля на собаку из приюта, останется безнаказанным

Уголовное дело не возбудили, потому что собака выжила

В начале сентября в Карелии произошел очередной инцидент, жертвой которого стал не человек, а представитель братьев наших меньших. Резонанс был большой, реакция – никакая.

Уголовное дело не возбудили, потому что собака выжила

«Не убил же»

В Кеми приютского пса по кличке Джаспер потрепал чужой домашний питомец, «внешне схожий с собаками бойцовской породы». Однако сделал он это по приказу пьяного хозяина, который заснял видео с расправой, а затем выложил в сеть. Этот поступок не нашел понимания у народа. Кажется, ни в одном СМИ видео публиковать не стали, потому что досмотреть запись от начала и до конца без перемотки смог бы только человек со стальными нервами. В конце видео нетрезвый мужчина поинтересовался, когда же одноглазый пес умрет (цитата недословная).

Однако пес не умер и «увечий» не получил, то есть действия кемлянина под статью «о жестоком обращении с животными» не подпадают. Более того: по словам самого «видеооператора», все произошло «в состоянии алкогольного помутнения». То есть мужчина не помнит ни как натравливал свою собаку на Джаспера, ни как записывал видео (но свой голос на видеозаписи узнал и вину признал). А когда стал приходить в себя, увидел испуганные глаза приютского пса, почувствовал, что сделал что-то плохое, и решил уйти. Мог бы не уходить – свидетелей произошедшего не было. Но ушел.

Зачем же тогда раскаявшийся мужчина выложил видео в интернет? Но ведь главное – потом он это видео удалил.

Важное примечание – «не бойцовский» пес мужчины опыта ведения боя не имеет (согласно заключению кинолога).

Стресс к делу не пришьешь

Увечье – это серьезное телесное повреждение у животного: открытая рванная обширная рана, потеря части тела. Однако психические переживания животного к «материальным» повреждениям отнести нельзя. У Джаспера на следующий день после происшествия, помимо стресса, был диагностирован небольшой отек холки и подгрудка с левой стороны. При повторном осмотре, почти через неделю, под ошейником отсутствовал клочок шерсти, а также обнаружилась небольшая засохшая корочка (при первом осмотре кожу под ошейником осмотреть не смогли – пес был слишком напуган).

Тем не менее, все зафиксированные повреждения являются легкими, не приносящими вред здоровью животного.

Учитывая все обстоятельства, в возбуждении уголовного дела решено было отказать. После чего сотрудники приюта обратились в районную прокуратуру.

«В ходе надзора, материал проверки был истребован прокуратурой района и изучен. Решение следователя СО ОМВД России по Кемскому району прокуратурой района признано законным». Привлечь местного жителя за его действия в отношении собаки Джаспер нельзя – ввиду отсутствия на законодательном уровне иной, кроме как уголовной ответственности за жестокое обращение с животным.

Не единственная жертва

Не стала возбуждать уголовного дела из-за избитой до полусмерти собаки и полиция Медвежьегорска. Псу, у которого не было хозяина, гвоздем пробили голову, выбили глаз, а на теле животного не оставили живого места. Сотрудники местного приюта «Право на жизнь» готовы всеми силами добиваться справедливости для собаки, которая по стечению обстоятельств, от нее не зависящих, осталась без хозяина.

А есть еще дворовый пес Мишка из той же Кеми. Несчастную дворнягу облили кислотой, которая прожгла всю кожу на голени до мышц.

Читайте по теме: "В Кеми неизвестный сильно покалечил дворовую собаку"

Есть кот Гомер из Кварцитного, которому пришлось ампутировать две конечности – после издевательств от лап остались обрубки, которые нельзя было спасти. Также ветеринарам пришлось зашить рану на боку.

Была такса, которую асоциальная семья петрозаводчан выбросила из окна своей квартиры, расположенной на четвертом этаже. Пес умер в агонии под окнами, среди окурков и стекол.

Была замученная детьми насмерть кошка Милка на старой Кукковке, с переломом нижней челюсти, ожогом ротовой полости и дыхательных путей, закрытой черепно-мозговой травмой.

Были и есть истории замученных животных. Не хватает одного – справедливости.