Личное мнение: историк Дмитриев никуда не собирался бежать

Корреспондент "МК" в Карелии" встречался с Юрием Дмитриевым буквально за пару дней до его нового ареста

29.06.2018 в 07:26, просмотров: 1080

Поводом для встречи были материалы, касающиеся репрессии музыкантов симфонического оркестра Карельской филармонии в 1937 году – возможно, у руководителя карельского «Мемориала» таковые быть могли. 

Личное мнение: историк Дмитриев никуда не собирался бежать
фото: Максим Берштейн
Оправдание Дмитриева стало сенсацией, но мало кто сомневался, что на этом дело не закончится...

К моему удивлению, еще до оправдательного приговора Юра подтвердил: такая папка со сканированными документами у него была, но, скорее всего, она в компьютере, который был изъят при аресте как вещдок. И вот он звонит: "Я нашел ее в другом архиве, приходи!"

Юрий выглядел довольно утомленным, сказал, что приводит в порядок архивы - "на всякий случай". Вообще, после того, как Верховный суд РК отменил оправдательный приговор и направил дело на новое расследование, мне показалось, что у неистребимого оптимиста Дмитриева настроение изменилось. Хотя мы прямо не говорили о перспективах нового расследования, Юра не исключал возможности "отправится снова в тюрьму", учитывая, что в прессе уже появились "обвинительные статейки". По его словам можно было понять, что поиск доказательств его вины идет по всем направлениям, и не исключил, что даже на бабушку его приемной дочери оказывается давление.

Юрий скачал мне на флэшку папки с документами об истории филармонии начиная с 20-х по 1941 годы - ценнейшие документы. И на том мы расстались.

Его новый арест, и незамедлительная интерпретация СМИ - мол, хотел "сбежать в Польшу" - меня насторожила. Да, в своих интервью Дмитриев не исключал возможности уехать в другую страну, и мне это подтверждал, но только после полного оправдания. Он никогда не считал себя виновным, как, впрочем, и не говорил о мотивах преследования. Но так банально "отправиться в бега" - это на него не похоже. Неплохо зная Юру, я склонен считать, что он действительно собирался съездить в монастырь, нарушив правила подписки о невыезде. Склад характера у него авантюрный - "ничего, прорвемся". А вот удастся ли ему прорваться из так тщательно выставленных профессионалами сетей - теперь уже я сомневаюсь.