Как предлагают переименовать петрозаводский аэропорт, и надо ли это делать

Заезжим начальникам, видимо, в Бесовце черти мерещатся

04.07.2018 в 08:03, просмотров: 938

«МК» в Карелии» уже сообщал, что республиканский Минтранс объявил конкурс. Его цель – придумать новое название аэропорту Бесовец. Зачем это делать, в анонсе не поясняется, сколько денег потребуется на переименование – тоже. Осталось загадкой и то, почему именно в конце июня возник такой насущный вопрос с переименованием объекта транспортной инфраструктуры.

Как предлагают переименовать петрозаводский аэропорт, и надо ли это делать
Для иностранного уха все русские названия - причудливые. Фото: Валерия Новикова

Многие помнят, что эта тема широко обсуждалась после падения Ту-134 под Петрозаводском в июне 2011 года. Хотя – как сказать «обсуждалась»… Тогда предложения о переименовании аэропорта раздались из уст министра МВД РФ Колокольцева. Можно допустить, что для русского уха - особенно если носитель этого уха прибыл откуда-нибудь из центральной или средней полосы страны - название это отдает чем-то инфернальным. Сейчас карельский Минтранс, выступивший с инициативой переименования, возглавляет также «варяг». Но мы живем в Карелии, где неместные спотыкаются не только о названия «Бесовец», но и десятки других причудливых словечек: карельских, вепсских, саамских и многих других. Одна Леппясюрья чего стоит… Достаточный ли это повод для  пересмотра истории? И неужели новая вывеска усилит инвестиционную, туристическую или еще какую-нибудь привлекательность Карелии? Это с убитыми-то дорогами, отсутствием нормальной навигации и «серыми» зарплатами?

Сегодня, 4 июля – последний день интернет-опроса. Вот с какими результатами он завершался за сутки до остановки: проголосовало 157 человек, и публиковались далеко не все опусы, так как проводилась некая предварительная модерация. К примеру, сотрудники нашей редакции трижды не смогли выразить свое мнение – комментарии не появились на сайте.

Публика проявила себя разносторонне. Ожидаемые названия: Петровский, Шуйский, Онего, Кантеле, Ауринко, Калитка, Кодима, Сампо, Карьяла, Ярви, Белые ночи. А также -   Барский, Петропорт, Похъяла, которые сменялись еще более заковыристыми. Попробуем закрыть глаза и увидеть эти вывески на воздушной гавани или в путеводителях: Африка, Водный порфир, Пчелка Пу, Верный Путь, 15-ый километр (мол, столько еще ехать до Петрозаводска), Карепорт, Мамина гора (объяснение автора: рядом кладбище, где лежат «наши мамы»), ШУрАВИ (Шуя-река-авио). И, наконец, повеселивший местную прессу  реверанс в сторону главы республики - Порт-Артур.

Но из всей этой массы отзывов ровно треть занимает один-единственный вариант – оставить все, как есть. Объясняли это желание участники опроса по-разному, возмущаясь потерей самобытности, незначительностью действий органа исполнительной власти и прочим. Вот некоторые комментарии: 

«Не трогайте исторические названия, иванынепомнящиеродства!!! Сначала постройте новый аэропорт, не на месте старого, - вот ему и придумывайте! А у кого руки чешутся чего-нибудь переименовывать – займитесь лучше возвращением исторических названий улицам города».

 «Бесовец во всех аэронавигационных сборниках, PES Петрозаводск. Для сравнения Талаги - Архангельск, Дождевик - Пушкин, Кресты - Псков, Бальзам - Левашово и тд. Всё равно, что переименовать названия города Петрозаводск в Яанислинна, или в условный Нью-Йорк. Это не так просто как кажется, а самое главное для чего? Если хотите помочь в развитии авиации в Карелии, лучше запустите рекламу по телевидению, что по ВТ и ЧТ с 21 июня из Петрозаводска можно напрямую, за 1:30 долететь в Архангельск за 6т.р Никто про

«…Чиновники, прежде чем объявлять конкурс нового названия, должны были бы сначала объяснить причину этой инициативы - откуда она взялась? Стыдно, господа карельские чиновники, пресмыкаться перед взбалмошным суеверием заезжих «енералов» и не знать историю своего края и его топонимику! Если у них падают самолёты, то причину надо исследовать, а не списывать на географические названия… Если аэропорты начнут возрождаться и если будут строиться новые, всем им придётся давать названия, поэтому всякие «карьялы», «похъялы», «онеги» и пр. – не подходят. И ещё… кроме «Бесов порог» есть ещё версия карело-финского происхождения названия от слова pesi, pestä – мыть, промывать (в финском нет звука «Б»)».

Кстати, инициаторам опроса пытались объяснить название не только обыватели. Вот обоснование главного научного сотрудника сектора языкознания ИЯЛИ КарНЦ РАН Ирмы Муллонен: «Бесовец – исторический топоним. Существует соответствующий федеральный закон, защищающий исторические названия. Бесовец никакого отношения к бесу не имеет. Это метафора, образное название порога, при котором возникла деревня: Бесов порог, то есть – шумный, буйный, неспокойный, озорной. Такая модель названия порогов с помощью суффикса «ец» широко распространена на Русском Севере: Сосновец, Медведец, Игримец».

Еще из обсуждений: «Господа чиновники, начинайте уже получать хорошее образование и не позорьтесь, а то от ваших идей уже начинает плохеть образованным гражданам страны. Может, вы займетесь лучше дорогами, остановками, часть которых испарилась в Петрозаводске и людям приходится сидеть на импровизированных - сложенных на покрышках шины, а в дождь мокнуть и прятаться под деревьями».

 «Оставить Бесовец. Везде обычно привязка к месту расположения. Даже в Архангельске Талаги. Хотя для архангелогородцев "Уехать в Талаги" это то же, что петрозаводчанина "уехать в Матросы". Да и есть ещё Пески. В народной топонимии это тоже аэропорт. Приезжим нужно конкретное название аэропорта, иначе вместо Бесовца неуместные могут ожидать рейса на Соломенском шоссе…».

В группе соцсети наше издание также провело собственный опрос по данной теме. Упражняться в оригинальности не заставляли.  Предложили лишь ответить, надо ли переименовать Бесовец – да или нет? Распределились голоса следующим образом: почти 60 процентов категорически против, за - 19,5 процента.

Вместо заключения приведем отрывок из книги карельских ученых Георгия Керта и Нины Мамонтовой «Загадки карельской топонимики»: «Местную топонимию знают коренные жители деревень, лесники, сплавщики, охотники и рыболовы. Но их – настоящих носителей и знатоков старых названий мест – остается все меньше и меньше. А ведь в топонимических данных так нуждаются языковеды, историки и археологи, этнографы и географы, работники государственных организаций, краеведы и туристы. Интерес к топонимике – это интерес к прошлому и настоящему родного края. Все, что названо, названо народом. Это такое же его духовное богатство, как фольклор, деревянное зодчество или другие памятники культуры».

Что тут скажешь – богатства много, порядка нет.