Личное мнение: Как паникует Петрозаводск

Сентябрьские криминальные события в карельской столице заставили многих задуматься о природе массового страха

08.11.2018 в 19:13, просмотров: 862

Напомним: пока петрозаводские сыщики ловили убийцу двух девушек (злоумышленник сейчас подозревается и в других преступлениях), в городе царил хаос. В магазинах, офисах, общественном транспорте, соцсетях – всюду передавали друг другу новые устрашающие подробности. И боялись. Боялись куда-либо отпускать жен, детей и внуков, боялись возвращаться с работы или выходить на прогулку с собакой; боялись во время нападений и боялись после них. В столице тихой провинциальной республики такого давно не случалось.

Личное мнение: Как паникует Петрозаводск
фото: Алексей Меринов

Впрочем, а случалось ли вообще? Самый яркий похожий пример относится к 2007 году. Тогда, помнится, в Петрозаводске также наблюдалось легкое помешательство на безопасности: родители встречали детей с учебы, студенты не рисковали расходиться по дворам поодиночке, а те, кто «бомбил» по ночам, не знали, как заполучить клиентов. Витал жутковатый слух – объявился таксист, который убивает девушек.

Соцсети тогда не были столь развиты, но город обсуждал и множил догадки. Говорили, что некая белая «Волга» может притормозить у любой остановки, но проще всего попасть в лапы изверга, если девушка возвращается из бара. Говорили, что выбирается определенный тип жертв. Говорили, что таксистов таких несколько… В 2008 году суд вынесет приговор убийце двух девушек – 24 года лишения свободы. И выяснилось, что он на самом деле работал в такси: подвозил студенток, а основным его мотивом была попытка разбогатеть на украденных ценностях.

За несколько лет до того в карельской столице буйствовал еще один миф. Официального подтверждения ему на просторах рунета не найти, но, возможно, его вспомнят любители дискотек начала 2000-ных. Тогда среди девичьих стаек, отдыхающих в барах Петрозаводска, царил прямо-таки невроз – ничего не заказывать из напитков, и ни в коем случае всей компанией не покидать арендованный столик. Потому что якобы сразу в нескольких увесилительных местах города орудовала жестокая и изощренная банда. Рассказывали, что, пока молодые дамы отрывались на танцполе, злодеи подсыпали им в бокалы и чашки некие препараты – то ли наркотики, то ли снотворное.  Затем, пользуясь беспомощностью жертв, их увозили в неизвестном направлении. Говорили, что официанты и охранники баров знают о подобных фактах, но боятся вмешиваться. Говорили, что есть уже несколько жертв. Говорили, что совершенно точно известны имена и региональная принадлежность негодяев, но им все сходит с рук. Хотя не исключено, что эти байки в превентивных целях запускало старшее поколение – клубная жизнь тогда била ключом, искали противоядие.

Страх – очень сильная эмоция. Помноженный на слухи, он приобретает чудовищные формы. К примеру, с четким постоянством в том же Петрозаводске раз в пятилетку пролетает «пуля» про зараженные иголки и лезвия в общественных местах, или какого-нибудь монстра, поджидающего школьников, и каждый вечер празднующего черную победу. Отчего эти истории возвращаются? От пресности жизни ли? От впечатлительности ли? Или (в наше время) от умысла поднять просмотры своему тусклому паблику? 

Досужих рассуждений может быть много. Ответов – что делать со страшными слухами – почти нет. Союз журналистов Карелии после сентябрьской истерии справедливо призвал профессиональное сообщество опомниться. Но если СМИ (во всяком случае, порядочные) поддаются правовой регулировке, то полуанонимные группы и сообщества – нет. Наверно, скоро законодатели напишут толстенный кодекс о нормах в социальных сетях. Наверно, скоро мессенджеры научатся так умело манипулировать читателями, что те перестанут чувствовать ниточки «кукловодов». Наверно, никогда и не бороть явление, если к нему пристало определение «массовое».