Каким страшным может быть прекрасный онежский лед. ФОТО, ВИДЕО

На что способны ледовые поля, которые петрозаводчане наблюдают каждую зиму

18.03.2020 в 20:02, просмотров: 652

Уже в середине марта Петрозаводская губа Онежского озера начала освобождаться ото льда. Традиционно это происходит в конце апреля, даже в начале мая, но в последние десятилетия глобальное потепление добралось и до Карелии - толщина льда в губе этой зимой едва дотягивала до 10 см, хотя в "лучшие" годы ее сковывал полуметровый ледяной панцирь.

Каким страшным может быть прекрасный онежский лед
Торосы на Онего, 2014 год . Фото: Игорь Подгорный

Сегодня уже мало кто помнит, что самые массовые - если не в мире, то уж точно в СССР - лыжные соревнования "Онежские старты", в которых принимало участие до 35 тысяч лыжников, проходили в 80-х годах именно на застывшем заливе. Старт марафона располагался у Морского клуба ДОСААФ, находившемся напротив Дома физкультуры, а сама трасса - с промежуточными финишами для лыжников разных возможностей - была проложена мимо Песков, Соломенного, Лойострова у противоположного берега и приводила снова к городской набережной. 

01:16

Добавим, что еще тысячи петрозаводчан приходили посмотреть на это величественное зрелище - такой это был праздник. И только в 90-х годах "Онежские старты" были перенесены на Фонтаны.

 Онежские старты, 1984 год

Весной лед из Петрозаводской губы, уже изрядно раскисший и почерневший под весенним солнцем, угоняется из нее в открытое озеро ветрами, как говорят моряки, западных румбов – направлений. Он еще долго болтается там, особенно мешая малым судам. А иногда, при изменении ветра, возвращается обратно к нашим берегам.

Несколько лет назад на одном из городских интернет-форумов была размещена фотография начала прошлого века. На снимке группа людей стояла на глыбах льда. Подпись гласила, что это событие, возможно, имело место на набережной Петрозаводска.

 Торосы на пристани. 1913 год

И вот в этом году вышла книга "Петрозаводск Валерия Верхоглядова" - как память о талантливом журналисте и краеведе. В ней опубликован текст письма горожанки Клавдии Еремеевой, отправленного 25 апреля 1913 года в Петербург брату Константину (кстати, известному большевику Еремееву, чье имя носит улица Петрозаводска). Читаем:

"Дней 7 - 8 назад у нас здесь был сильный ветер, который наломал лед на озере и целую гору этого льда набросал на пристань... Такое впечатление получается, что будто бы находишься на "Ледовитом океане". Пристань сломало...". Саму фотографию издатели книги, к сожалению, не поместили, но нетрудно догадаться, что речь шла об одном и том же событии.

Возвращение льдов и образование торосов на берегах Петрозаводской губы - явление не такое уж редкое. Благодаря розе ветров их обычно прибивает к противоположному берегу, и этот белоснежный "налет" особенно красиво смотрится на ультрамариновом фоне воды в солнечный день. Но надо знать, какую чудовищную разрушительную силу несет в себе эта красота - подвижка льдов.

До сноса Морского клуба ДОСААФ при строительстве набережной в 1990 году, в нем насчитывалось более 30 яхт и швертботов (их различие в том, что последние имели выдвижной киль в виде металлической или деревянной пластины).

 Морская школа ДОСААФ в 70-е годы

Мы, яхтсмены, отремонтировав и покрасив заранее свои суденышки, спускали их на воду, едва из губы уходил лед - начиная тренировки, а то и отправляясь в походы. Так было и в начале мая 1970 году. Опытный яхтсмен Эдуард Трубачев, в то время обучавший курсантов речного училища азам походов под парусами, отправился на двух швертботах класса "М". Это были очень популярные в то время отечественные деревянные 6-метровые лодки с 8-метровой мачтой, двумя парусами общей площадью 26 кв. метров и экипажем три человека плюс два пассажира. Швертботы были очень надежные и мореходные: мы это не раз проверяли в штормовом Онего.

Швертбот класса М. Рулевой - Александр Трубин

Эдуард планировал уйти в этом походе за Ивановские острова, но ветер "скис", и они остановились на ночевку в Заячьей губе, расположенной восточнее Бараньего берега. Легли спать, укрывшись, по яхтсменской традиции, парусами. Посреди ночи Трубачев услышал со стороны Ивановских островов глухой гул и треск...

- Я понял, что ветер сменился и гнал лед из озера обратно в губу, - рассказывал он мне потом. - Это было просто жутко: темнота, из которой на нас надвигалась белая масса, льдины налезали друг на друга, разламывались, издавая при этом звуки орудийных выстрелов. Мы бросились спасать лодки. Один швертбот без проблем вытащили на берег, а мою "Эдюсю" не смогли..."

Дело в том, что рожденный швертботом "Эдюся" впоследствии был переделан в так называемый "Day Cruiser" - судно для небольших походов. Эдуард соорудил рубку, снял шверт, а вместо него на днище установил два небольших стационарных киля. Они-то и мешали вытащить лодку из воды.

- Казалось, что лед приближается со скоростью экспресса, - продолжал свой рассказ Трубачев. - Где-то он уже достиг берега и стал заползать на него. Толстенное бревно попало торцами между валуном и льдиной, сломалась, как спичка. Льды наползали на друг на друга и на камни, ломались и становились на дыбы... Грохот стоял, как при бомбежке. И вот настал черед моей "Эдюси". Льдина даже не замедлила движение, навалившись на лодку и превратив в груду щепок... Сколько времени продолжалось это ледовое нашествие - сказать не могу. Мне показалось, целая вечность, хотя прошло несколько минут. А потом наступила тишина - льды остановились, создав на берегу двухметровые торосы. Когда рассвело, я определил, что это было локальное ледяное поле, "выбравшее" местом своего пристанища именно нашу бухточку. Остальная часть акватории Петрозаводской губы мирно голубела чистой водой...

Вот такие сюрпризы приносит иногда весенний онежский лед.

    Ледокол "Нева" открывает навигацию в Петрозаводской губе. Толщина льда 30-40 см. 2 апреля 1986 года. Фото: Василий Петухов