Чего не ждать от карельского детского омбудсмена

Геннадий Сараев рассказал о главных мифах, окутывающих его должность

Три года работы на своем посту отмечает 17 ноября Уполномоченный по правам ребенка в Карелии Геннадий Сараев. 

Геннадий Сараев рассказал о главных мифах, окутывающих его должность
Фото Людмилы Корвяковой

Миф №1: Супермен

В представлении большинства обывателей Уполномоченный по правам ребенка – это некий Аркадий Паровозов: супермен, влетающий в окно, стоит лишь малышу захныкать, и карающий виновных. Более того: он якобы обязан это делать. Сараев рассказывает, что к нему периодически поступают звонки из серии «За стенкой у соседей слышен плач младенца!», чтобы он мог примчаться и решить вопрос.

Омбудсмен не только не должен, но и не может подменять собой полицию, спасателей и следственные органы. Его функционал не включает в себя оперативно-розыскную и следственную работу.

Миф №2: Адвокат

По мнению Геннадия Сараева, убежденность населения в том, что омбудсмен должен быть юристом, зародилась после бурной деятельности первого российского Уполномоченного Павла Астахова. Как мы помним, его работа представляла собой настоящее телешоу, а в перерывах он выступал в других телешоу, но уже в роли судьи. Да и вел себя также: после его посещения нашего региона со своего поста ушла тогдашний министр здравоохранения республики, чем Астахов очень гордился.

В 2014 году Астахов примчался в Карелию спасать выгнанного американскими приемными родителями ребенка. Казус: мальчонке оказалось 19 лет. Фото Максима Алиева.

В результате народ начал воспринимать омбудсмена как «народного адвоката», противостоящего власти. Но это совершенно не так: омбудсменов даже ограничили в участии в судебных процессах в качестве третьих лиц. Это сделано для того, чтобы избежать давления на суд. Впрочем, в судах Сараев все-таки выступает – по заявлению сторон или по просьбе самого суда, которому необходимо получить особое мнение.

Естественно, у омбудсмена есть помощники-юристы, сотрудники Государственного юридического бюро.

Миф №3: Чиновник

Омбудсмен – часть вертикали власти. Тоже чрезвычайно распространенное мнение, и тоже ошибочное. Уполномоченный – выборная должность, он не имеет классного чина, не является госслужащим, не распоряжается бюджетными деньгами, не принимает управленческих решений, не приводит в жизнь государственную политику. Его задача – восстановление прав.

Омбудсмен имеет право затребовать у госструктур информацию, он может инициировать процессы, которые будут воплощать чиновники, и выступать со своим мнением.

Это, кстати, большая проблема: Уполномоченный не имеет рычагов давления на кого-либо. Он может попросить о чем-то тот или иной орган власти, но не может его заставить. Особенно ярко это выражается во взаимодействии с местным самоуправлением. Три года Сараев борется с петрозаводскими властями за то, чтобы в городе отменили правила Единого образовательного округа, позволяющие записывать ребенка в любую школу, вне зависимости от места регистрации. Позиция Минобраза РК и общественности, результаты опросов – все на его стороне. Но заставить петрозаводскую администрацию услышать людей ему до сих пор не удалось.

Читайте по теме: «Изменения правил приема первоклашек не коснутся Петрозаводска»

Впрочем, отсутствие рычагов давления имеет и сильную сторону: омбудсмен и сам никому не подотчетен. То есть он действует, руководствуясь только нормами закона и своей совестью. Это, кстати, сказано в Присяге, которую дает выбранный Уполномоченный.

Сараева иногда спрашивают, что он предпочтет в спорной ситуации – закон или совесть? Омбудсмен признает, что нередко побеждает совесть. Так было, к примеру, когда не стали оформлять свидетельство о рождении младенцу, чьи биологические родители проживают в Китае, и не могли за ним приехать из-за пандемии.

Читайте по теме: «Рожденного суррогатной матерью ребенка переправили из Карелии родителям в Китай»

Миф №4: Уполномоченный – враг родителей

С самого рождения у любого малыша есть зразу два самых главных защитника его прав – родители. Именно они дают ему имя, оформляют документы, водят в поликлинику, записывают в школу, возят в отпуск… И они же несут за своего отпрыска полную ответственность. Поэтому родители – главные партнеры детского омбудсмена. Вернее, он их партнер.

Важно, что все государственные структуры оказывают семье те или иные услуги – образовательные, медицинские, социальные. Уполномоченный никаких услуг не оказывает. Он помогает защитить права ребенка с помощью координации работы всех задействованных организаций и служб. В том числе, если эти права нарушаются самими родителями.

В медийное пространство попало сразу несколько историй изъятия детей из собственных семей, которые произошли в Карелии.

Читайте по теме: «Почему карельского ребенка отправили в Волгоград»

Но никто не пишет о том, сколько раз детский омбудсмен помог родителям разобраться в своих проблемах и сохранить семью. Но в 99 процентах случаев происходит именно так.

Характерный пример: папа забыл подать заявление на прием ребенка в 1-й класс. Несовершеннолетний не получает положенную образовательную услугу, и разъяренные родители пишут заявление на органы управления образованием. Разбор ситуации показывает, что виноваты сами папа с мамой. Конечно, никому в голову не придет изымать у них ребенка: семью берут на сопровождение, подключая все необходимые властные структуры. Главной задачей и своей, и государства Геннадий Сараев видит оставление ребенка в семье. В идеале – в родной.

Полномочия уполномоченного

После перечисления всего того, чего омбудсмен не может, возникает резонный вопрос: а что он в итоге может?

Как поясняет Геннадий Сараев, Уполномоченный по правам ребенка – это человек, который не дублирует функции Минобраза, МЧС, органов опеки, силовых структур и суда, а усиливает и дополняет их.

Он имеет право инициировать проверку правоохранительными или надзорными подозрительных фактов или поступившей к нему информации, иногда даже анонимной. В том числе и звонков о плачущем ребенке.

Омбудсмен – в первую очередь координатор: он замыкает на себя действия всех необходимых структур в зависимости от создавшейся ситуации, в том числе международные.

Одним словом, Упомномоченный имеет право задействовать все доступные ресурсы для их использования в интересах ребенка. Не государства, не родителей, не общественности – только ребенка.