Насколько реальны планы добывать золото в Карелии?

Сотрудник Института геологии поясняет, чем большое месторождение отличается от богатого

18 октября 2016 в 09:50, просмотров: 4080

Вот она, сенсация: «В местечке Викша Кондопожского района Карелии, всего в 90 километрах от Петрозаводска, обнаружено месторождение золота и платины. Общее содержание драгоценных металлов оценивается в 6,6 млн. унций, что делает Викшу одним из самых крупных месторождений в мире». И что теперь?

Насколько реальны планы добывать золото в Карелии?
Вот он - карельский Клондайк...

Новость эту разнесло по миру одно федеральное издание. А местные СМИ продолжили: «Следуя методике расчетов специалистов РАН, Викша обогатила бы каждого жителя республики почти на 900 тысяч рублей, или $13900. При таком раскладе, Карелия, действительно, золотая.

Так что же, и к нам пришла «золотая лихорадка»? С таким вопросом мы обратились именно в Российскую Академию наук, в ее Карельский научный центр. Конкретно - к ведущему научному сотруднику Института геологии Василию Иващенко, много лет занимающемуся изучением запасов металлов платиновой группы (МПГ) в недрах нашего края.

- Теперь, Василий Иванович, заживем по-царски?

- Давайте все обсудим спокойно. Да, золото в Карелии есть. За десятилетия исследований учеными, в том числе и нашего КарНЦ, в республике обнаружено более 100 рудопроявлений и несколько месторождений платиноидов и, в том числе, золота - и они указаны на карте региона. Но это не означает, что, как на Аляске, мы должны тут же взяться за лопаты или экскаваторы: далеко не каждое из месторождений достойно превращения в рудник – промышленное производство.

 Василий Иващенко

По сообщениям прессы, арендатор викшинского участка - ООО «Онего-Золото», дочерняя фирма предприятия «Polymetal International plc» («Полиметалл») - оценивает общее содержание драгоценных металлов в 6,6 миллионов унций, или 205,3 тонны, а минеральные ресурсы проекта составляют 213 миллионов тонн со средним содержанием 0,98 грамма на тонну комбинированных драгоценных металлов и 0,1 процента меди. Не специалисту это понять сложно, однако цифры - не правда ли? - впечатляют. Но все познается в сравнении. В Бушвелдском комплексе в ЮАР среднее содержание МПГ в руде составляет 8 граммов на тонну, одной только платины - 4,8 грамма, а на той же Аляске показатель и того выше – 6 граммов в одном кубометре породы. В Викше, напомню, он чуть меньше единицы.

Для России такой показатель, как правило, считается нерентабельным. В Норильском – крупнейшем в стране центре добычи цветных металлов - даже в отвалах пород содержится в среднем 1,8 грамма платиноидов на каждую тонну. Они еще ждут своей углубленной переработки. А кроме того, практика показывает, что у нас в процессе добычи и получения МПГ теряется до 30 процентов его запасов. Что из этой «единицы» остается на выходе?

Исходя из этого, сообщение о «перспективном» Викшинском руднике, скажем так, удивляет. В Карелии есть и другие разведанные месторождения: например, Лобаш в Беломорском районе, где, кроме значительных запасов молибдена, среднее содержание золота в локальных золоторудных телах составляет 4,71 граммов на тонну, серебра – 10, и меди - 0,4 процента.

Конечно, во всех отношениях - экономическом и даже туристическом – приятно осознавать, что драгоценные металлы добываются в Карелии. Но платиноиды – металлы стратегические. И уж если говорить на государственном уровне, то на Северо-Западе России экономически куда более выгодно разрабатывать месторождение «Фёдорова Тундра» в Мурманской области. Его запасы оценены в 27 млрд. долларов и содержат около 410 тонн металла - в основном палладий, поменьше платины, золота и родия, плюс добавка никеля и меди. Там продолжаются исследования, и по последним данным общие запасы «Фёдоровой Тундры» и ее окрестностей могут составить до 2,5 тыс. тонн металлов. И надо учитывать, что Кольский полуостров богат специалистами в горно-перерабатывающей области - их не надо приглашать, как это было при строительстве Костомукшского ГОКа.

- Так что же, сенсации с последующей дележкой карельского золота не получится?

- Просто к таким сообщениям надо относиться осторожнее, тем более, что они появляются с завидной регулярностью. В 2013 году Минэкономразвития Карелии одобрило проект по строительству опытно-промышленного карьера на месторождении «Новые пески» в Пряжинском районе, подготовленного, кстати, тем же ООО «Онего-Золото». Запланированная мощность проекта - до 500 тысяч тонн и щебня – 1,2 миллиона тонн в год. Улавливаете?

- Что-что, а щебень точно пошел бы «на гора». Тогда пряжинцы восстали против карьера, и дело как-то утихло. И все-таки -у Карелии есть шанс прославиться своими ископаемыми?

- Без сомнения. К тому же не один. В 2007 году Китай, главный поставщик молибдена на мировой рынок, в том числе и в Россию, неожиданно прекратил его экспорт. А этот металл – составляющая любой танковой брони. Цены на молибден выросли в 7-8 раз. И тогда в руководстве страны стали всерьез рассматривать вопрос об открытии на том же беломорском Лобаше добычи отечественного металла, запасы которого здесь, по изысканиям карельских геологов, значительные. Но что-то не сложилось. Вообще-то, геологи считают, что в России сильно иностранное лобби в сфере разработки цветных металлов.

Так же не получил развития «Пудожский мегапроект». Там действительно много руд различных металлов - 51,5 процента российских балансовых запасов хромовых руд, уникальные крупные месторождения ванадия и титана. Все месторождения комплексные – содержат в промышленных масштабах благородные металлы, прогнозные ресурсы которых составляют около 1000 тонн. Когда о нем заговорили, к нам в институт приезжали инвесторы, но никто вкладываться в проект так и не стал. Причин много, одна из них – отсутствие путей сообщения. Хотя уже в то время на карте в кабинете тогдашнего председателе правления ОАО РЖД Якунина красовался проектируемый железнодорожный маршрут до Пудожа.

- А золото в Пудожгорье есть?

- Есть. И если бы этот мегапроект, или беломорский, получили развитие, то помимо главного продукта, того же молибдена, в Карелии добывали бы и сопутствующие руды металлов, в том числе и платиноиды. Тогда – в комплексе – такое производство было бы рентабельным.

- И напоследок, вопрос дилетанта: коли золото у нас в республике имеется, может ли обыватель найти хоть крупиночку?

- В соседней Финляндии - а она схожа по геологическому строению с Карелией - когда строили дорогу через местечко Суурикуусико, то ради интереса местные жители принесли геологам кусочек породы. Исследования показали, что он содержит «невидимое золото» – состоящее в химических связях с другими элементами в сульфидных минералах. Теперь там – рудник с ежегодной добычей пяти тонн золота. Финны вообще любопытны к своей природе, и каждый заинтересовавший их камень относят к специалистам. Кстати, государство это стремление поощряет. И к нам в Институт геологии приносят различные минералы. Золота в них мы пока не обнаружили, но любопытные образцы встречаются. А найти «хоть крупиночку» можно в проявлениях россыпного золота. Одна из наиболее известных в Карелии россыпей находится на реке Пажа.




    Партнеры