Ученые уверены: Лесной кодекс помогает уничтожать, а не сохранять лес

Почему в Карелии не работает пилотный проект интенсивного лесопользования. Часть первая

24 июля 2017 в 11:04, просмотров: 1327

Понять кажущуюся противоречивость целей и суть проблем, накопившихся за последние десятилетия в лесной отрасли, нам помогут заместитель директора Института леса КарНЦ Сергей Синькевич и ведущий научный сотрудник Владимир Ананьев, у которых общий стаж служения лесной науке составляет более 80 лет.

Ученые уверены: Лесной кодекс помогает уничтожать, а не сохранять лес
Площадь ценных хвойных лесов в Карелии за последние четверть века убавилась в 1,9 раза. Фото: КарНЦ РАН

От системы к Кодексу

В этом году Институт леса Карельского научного центра РАН отметит свое 60-летие. На своем пути институт прошел немало реорганизаций, побывав под эгидой Госкомлеса и даже Госплана СССР, пока не обрел нынешний статус. Но при всех переименованиях карельские ученые последовательно проводили в жизнь идею необходимости эффективного использования лесных богатств, включающюю не только кубометры древесины, но и комплексность использования ресурсов и, что особенно важно - восстановление "зеленого золотого запаса" республики.

Все познается в сравнении. А сравнивать нам поможет раритетный документ: доклад министра лесного хозяйства Карело-Финской ССР Ивана Валентика, с которым он выступал на научно-технической конференции по лесному хозяйству в далеком 1949 году.

"В социалистическом лесном хозяйстве вырубка леса должна производиться так, чтобы вслед за ней происходило естественное обновление», - говорил 68 лет тому назад Иван Яковлевич. – «Для достижения поставленных задач разрабатывается дифференцированная, в соответствии  природными условиями, система рубок".

Это были золотые слова - министр глядел в будущее. Сразу после войны стояла задача увеличить в разы объем лесозаготовок для восстановления народного хозяйства. И выступление карельского министра шло в соответствии с задачами, поставленными перед ЛПК страны - не только заготавливать древесину, но и восстанавливать лесофонд. С тех пор было принято немало нормативных документов, сведенных в 1977 году в "Основы ведения лесного хозяйства в СССР". Созданные методом проб и ошибок, они упорядочивали как процесс заготовки древесины, так и восстановления лесов.

              Сергей Синькевич (слева) и Владимир Ананьев. Фото: Александр Трубин

Начиная с 1992 года, после развала Союза, лесные нормативы уже несуществующей страны продолжали соблюдать, пока к власти не пришли "младореформаторы". В 2007 году в недрах Минэкономразвития РФ, которым в то время руководил Герман Греф, родился действующий и поныне Лесной кодекс Российской Федерации.

Шедевр ручных нестыковок

С введением Лесного кодекса рухнула вся система регулирования лесопользования, считают карельские ученые. Те общие положения, которые были прописаны в немногочисленных спешно разработанных Правилах, никак не способствовали ведению грамотного управления лесами. Научное сообщество до сих пор просто не понимает, кто в команде Грефа создавал этот основополагающий документ: юристы из категории банковских служащих, или "экономисты", взросшие на торговле водкой? И не поэтому ли единственным, более или менее понятным нормативно-правовым актом, оказались Правила рубок. Те самые, что содержали минимальные указания, как не "сесть" за беспредел на делянках тем, кто устремился в лес, сколотив хоть какой-то капитал, но не получил никакого понятия о том, что именуется лесопользованием.

Зато в тех, порожденных новым кодексом, документах, которые касались лесовосстановления и ухода за лесом, псевдоюридическим языком были прописаны такие формулировки, которые, как считают ученые, "перевернули с ног на голову и вывернули наизнанку" весь накопленный за десятилетия опыт ведения работ в лесу. Иначе как объяснить появление документа, разделившего все разнообразие природных условий от Калиниграда до Чукотки на несоответствующие природным зонам «лесные районы», которые затем приходилось в спешном порядке перекраивать?

В два таких "района", протянувшихся от Финляндии до Урала, угодила наша Карелия. Какая уж там "дифференцированная в соответствии с природными условиями система рубок", о которой мечтал министр Валентик! По установленному порядку за такие крамольные отступления от Правил контролирующие органы сурово карают - неважно, во благо они были сделаны или нет. За попытку создать более эффективную систему рубок, рассказали ученые, их архангельские коллеги уже не первый год вынуждены отстаивать свою правоту в судах разных инстанций. Причем сложился парадокс: при рассмотрении таких дел принимавшиеся на протяжении двух десятков лет правительством РФ программы развития лесного хозяйства, прямыми указаниями которых руководствовались в своей работе ученые, считаются нелегитимными, поскольку они не прошли регистрации в нынешнем Министерстве юстиции.

В течение десяти лет существования Лесного кодекса все заинтересованные стороны предпринимают гигантские усилия хоть как-то привести его в соответствие с реалиями жизни. Но на деле эти поправки являют собой лишь "латание дыр". Причина проста: все вводимые изменения носят ограниченный характер - каждое ведомство "тянет одеяло" на себя. В результате перманентно редактируемый кодекс становится "шедевром ручных нестыковок".

"При самом поверхностном рассмотрении естественно-географических условий Карелии, нетрудно определить три зоны, на которые она делится», - отмечал министр Валентик. И тут же предлагал: «Кроме того, возможно деление республики в восточном и западном направлениях".

 Иван Яковлевич Валентик

Эти слова о нашей маленькой, в масштабах страны, республике, сказанные Иваном Яковлевичем почти 70 лет назад, да вложить бы в уши создателям нынешних нормативных документов. Ученые и сейчас делят Карелию на три зоны. В каждой свои особенности развития и скорость роста леса, обусловленные геологическим, почвенным и другими факторами. Поэтому не только в каждой природной зоне, но и на отдельных участках рубить лес и заботиться о его восстановлении нужно, учитывая свои местные особенности, от которых может зависеть успех всего процесса. Однако учесть все это многообразие условий не разрешает разработанный в столичных кабинетах документ.

В результате нерационального хозяйствования площадь ценных хвойных лесов в Карелии за последние четверть века убавилась в 1,9 раза, зато в 3,2 раза увеличились площади, занимаемые невостребованными промышленностью лиственными древостоями, констатируют ученые. Это тревожный "звоночек": через 10-15 лет нам нечего будет рубить, а значит, нечем пополнять бюджет республики, который почти наполовину состоит из доходов лесопромышленного комплекса. Чтобы сохранить карельский лес, надо постараться наиболее рационально использовать его особенности.

В 2015 году Карелия была включена в федеральный пилотный проект "Интенсификация лесопользования – путь к снижению дефицита сырья". Что это за проект, существующий уже два года? Для одних читателей он ассоциируется с поговоркой "чем дальше в лес, тем больше дров", других наводит мысль о рациональном использовании лесных ресурсов. С научной точки зрения - это целый комплекс мер, направленных на достижение разнополюсных целей: получить максимально возможный объем заготовки древесины при создании условий быстрого лесовосстановления.

Окончание следует






Партнеры