Как всходила и заходила политическая звезда Сергея Катанандова. Часть первая

Человек, когда-то ставший первым избранным мэром Петрозаводска, сдал сенаторскую должность

27 сентября 2017 в 08:32, просмотров: 1727

Новым карельским сенатором - представителем губернатора в Совете Федерации - назначен петербуржец Александр Ракитин. Это значит, что Сергей Катанандов уходит из политики. Но оставленный им след настолько интересен, что было бы ошибкой не проследить его пост фактум. Хотя бы потому, что он был первым главой Республики Карелия.

Как всходила и заходила политическая звезда Сергея Катанандова. Часть первая
Похоже, быть строителем Сергею нравилось по-настоящему. Фото из личного архива С.Л.Катанандова

Начало

Для людей моего возраста, казалось бы, совсем недавно этот человек руководил городом, затем республикой. Но выросло новое поколение наших читателей, для которых он – история. Поэтому, в первую очередь, этот рассказ для них: о члене Совета Федерации РФ – Сергее Леонидовиче Катанандове, занимавшем пост губернатора Карелии с 1998 по 2010 год и, как и его предшественники, внесшем значительный вклад в развитие нашего края.

Будущий губернатор родился 21 апреля 1955 года в семье строителя Леонида Дмитриевича и юриста Людмилы Александровны Катанандовых. Отец – из майкопских крестьян Адыгеи Краснодарского края. Мать, как бы сказали до революции, из питерских мещан. Родители Сергея познакомились еще в студенческие годы в Ленинграде, и в 1954 году молодая семья по распределению обосновалась в Петрозаводске. Здесь Леонид Катанандов вырос от рядового инженера до начальника крупнейшего строительного предприятия региона – «Главсевзапстроя», а его супруга – от простого клерка до члена Верховного суда Карелии.

В общем, Катанандовы-старшие сделали блестящую карьеру, по максимуму используя возможности, которые социалистическое государство предоставляло своим гражданам.

Их первой квартирой была коммуналка на проспекте Карла Маркса в Петрозаводске. Родители получили ее незадолго до рождения сына и переехали в этот «полублаг» из барака, где жили молодые специалисты. Это была крохотная комнатка, стены которой были сделаны из фанеры – как в «Общежитии имени монаха Бертольда Шварца» в знаменитых «Двенадцати стульях» Ильфа и Петрова.

Первую отдельную квартиру Катанандовы получили лишь в конце 50-х годов в доме на улице Кирова, 10. Дом возводили сами строители для себя, и долгое время пятиэтажное здание так и называли: «Дом строителей и проектировщиков». Квартиру Катанандовым дали на верхнем этаже. Зато потолки по каким-то причинам в ней были на полметра выше, чем у нижних соседей, и, как сохранилось в памяти юного Сергея, в комнате умещалась гигантская трехметровая елка, которую под Новый год привозил отец.

Сергей рано пристрастился к баскетболу: высокого и подвижного игрока ценили тренеры. «Тренировки, – вспоминает он, – проходили в здании армейского спортивного клуба в самом верху улицы Гоголя. Теперь там ДЮСШ-1. Дорога была небезопасная, особенно вечером – район чужой. В общем, всякое бывало».

Дело в том, что в те времена Петрозаводск, как бы теперь сказали, был поделен на «сферы влияния» неформальных молодежных группировок. Между ними шла настоящая кулачная война (тогда еще до оружия, как в 90-х, дело не доходило). Массовые драки были такие, что одна из них – с «речниками» – даже попала в новости Би-Би-Си. «Чего греха таить, – признается Катанандов, – и мне приходилось принимать в них участие – во время походов на тренировку – в «чужой» район, драться и на стадионе «Спартак», где проходило массовое катание на коньках, на танцплощадке в Парке культуры».

Строитель, сын строителя

Сергей Катанандов начал учиться в 22-й школе-восьмилетке (это давно пустующее здание и сейчас стоит на улице Кирова), а аттестат получал в 30-й школе. «Наш класс, – как-то разоткровенничался он, – в котором было 11 парней и 22 девчонки, жил и учился весело, без каких-то напрягов. Мы, конечно, перед девочками выпендривались. На уроке, когда учитель отворачивался к доске, могли вдруг загудеть: «М-мм-мм!» Девчонки покатывались со смеху.

Это было время битлов и хиппи, и я, следуя моде, отрастил длинные волосы. Как-то наш директор Дорофей Никитович Музалёв, который всегда встречал учеников у входа в школу, проверяя внешний вид, отозвал меня в сторонку. «Вот тебе три рубля и дуй в парикмахерскую стричься!» Перечить директору никто не мог, и я повиновался».

А вообще, как мне рассказывала одна знакомая, знавшая Сергея той поры: «Он был красавчик, но еще не вполне понимал, зачем нужно с девочками ходить в парк».

После школы сомнений не было: «Отец был всегда для меня примером. Он говорил: «Строить – это оставлять после себя память людям на долгие времена». И Сергей поступает на факультет промышленного и гражданского строительства Петрозаводского государственного университета. А дальше – скупые строки рабочей биографии: «От мастера дошел до главного инженера СМУ-1, а затем главного инженера и директора проектно-строительного объединения КПД. Под его руководством были построены корпуса детской республиканской больницы, молококомбината, Дом быта, 4-я и 5-я поликлиники, жилые микрорайоны Петрозаводска, Онежская набережная, фонтаны и другие городские объекты».

Как становятся мэрами

Вторую половину 80-х годов я, как непосредственный их участник, охарактеризовал бы как период «дилетантской политической вакханалии». Еще сильна была КПСС, но даже коммунисты на местах стали выкидывать порой непредсказуемые фортели. Как пример – нежданное снятие с поста редактора главной газеты Карелии «Ленинская правда» Анатолия Штыкова. Просто так: кто-то предложил на республиканской партконференции, остальные радостно завопили: а на тебе! За что? Неважно. Издание от этого не стало лучше, но вот она – «перестройка в действии».

С Сергеем Катанандовым произошла практически такая же история, но с точностью «до наоборот». В 1990 году он – руководитель треста крупнопанельного домостроения, коммунист и депутат Петросовета. Тогда многие директора шли в органы местного самоуправления: зарождался частный бизнес и начался отток работников с госпредприятий. Особенно эти потери проявлялись в строительстве, и директору треста КПД надо было лоббировать интересы предприятия. То есть все, как и сегодня.

В мае закончился срок полномочий председателя исполкома горсовета, или, проще говоря, мэра Петрозаводска Павла Пещенко. По уставу нового руководителя должны были избирать депутаты на альтернативной основе. Фаворитом был Валерий Дубов – уважаемый профессионал-хозяйственник. И он победил. Председатель Совета Александр Колесов (впоследствии министр финансов РК) официально поздравил нового мэра, но тут выяснилось, что при подсчете голосов произошла ошибка, и Дубову не хватило одного голоса. Депутаты вновь трижды голосовали, но нашла демократическая коса на консервативно-хозяйственный камень, и этот единственный «голос» так и не появился.

Председатель Совета предложил депутатам провести «мягкое» голосование: написать на листочках пять фамилий и путем серии голосований найти оптимальный вариант. Так, нежданно для самого Катанандова, его имя вошло в список кандидатур.

Позднее он вспоминал: «Тогда я не придал этому значения. Процедура выборов затянулась почти на три месяца. И по мере того, как список сокращался, а моя фамилия оставалась, меня начинал прошибать холодный пот: я же здесь ради своего предприятия, вдруг выберут – что людям скажу?»

И выбрали. На следующее утро он пришел в кабинет мэра. За столом сидел Пещенко. «Слава богу, – подумал я. – Павел Евстигнеевич поможет, введет в курс дела. Но тот пожал мне руку, сообщил, что провел в этом кресте тысячу и столько-то дней, и, сказав: «Пост сдал, удачи!», удалился».

Столь подробно я рассказываю об этом акте «приемо-передачи» не только потому, что он публикуется впервые. Эта ситуация, в которую попал молодой Катанандов, как со временем он сам скажет, научила его быть готовым к любым поворотам судьбы. Ему тогда было 35 лет.

Новоиспеченный мэр как в воду глядел: на старой работе – в тресте КПД – Катанандова многие посчитали предателем. Отец, чье мнение он всегда уважал, вообще уничижительно бросил: «Вместо того, чтобы строить, помойки очищать идешь...»

«Все были в равных условиях»

То, что на пост главы города пришел, как некоторые тогда говорили, «мальчишка» – правда, и я тому свидетель. На планерках в администрации – впервые открытых для прессы – молодой мэр выглядел иной раз чересчур амбициозным, а в результате частенько неправым. Случалось, что такие «зубры» ЖКХ, как Аврам Склярский, Альберт Аполлонов, Олег Тугарин, Евгений Акатьев или Владимир Корягин, прилюдно «тыкали его носом» в ошибки. Любо-дорого было слушать эти разборки «на голосах», но они всегда шли по делу и на благо делу. Было видно, как молодой мэр с вечно непокорным хохолком волос на затылке (который он не сумел унять, став губернатором), старательно вникает в каждую мелочь.

Мои коллеги не дадут соврать: в то время на его планерках не было демагогии, как и ссылок на «голос общественности и энтузиазм масс». Здесь без всяких «общественных советов» делала дело команда профессионалов. Каждый понедельник обсуждались важные в жизнедеятельности вопросы: как идет устранение аварии где-нибудь на Повенецкой, сколько мазута осталось на ТЭЦ и денег в городской казне и как проходит уборка города. Кстати, Петрозаводск тогда «вылизывали» после зимы к 1 Мая, День Победы – крайний срок из-за непогоды.

Но это рутинная работа любого мэра до и после Катанандова. Ему же выпала особая доля: стать первым мэром, а потом и губернатором в эпоху нарождающегося капитализма. В 90-х это уже была значительная экономическая сила, а госсектор экономики стремительно сокращался, и падали его традиционные отчисления в бюджет.

Многие руководители тогда считали, что это временное явление: «специально выманивают всех бизнюков, чтобы потом к стенке поставить». Катанандов, похоже, так не думал. С бизнес-сообществом он сразу же стал налаживать рабочие отношения: развивайтесь, поможем, но помогайте городу. Мэрия стала сдавать в аренду сначала подвалы, потом магазины – это были первые точки накопления частного капитала. Появились торговые сети «Ленторга», «Лотоса», других местных брендов.

Характеризуя этот период, Катанандов как-то сказал: «Мы дали им всем одинаковые возможности. Сначала в мэрии, потом в правительстве шли долгие обсуждения, как сделать так, чтобы частные фирмы получили равный «кусок» для развития своей работы и не передрались». Но без драк за лучшее место под солнцем не обошлось, а виноватым в глазах обывателя был объявлен сам Сергей Катанандов.

В то время даже ленивый знал, что у мэра, а затем губернатора есть любимчики, а самые «осведомленные» утверждали, что в этой «любви» есть корыстный интерес: у Катанандова, мол, в Чехии прикуплен отельчик. Но и по сей день никаких официальных подтверждений этим «сообщениям» нет: карельский губернатор, в отличие от многих его российских коллег, никогда не попадал под «колпак» правоохранительных органов. Поэтому оставим эти слухи за скобками повествования.

И все же, на мой взгляд, любимчики у Катанандова все-таки были, поэтому не упомянуть здесь владельца холдинга «Лотос» Леонида Белугу просто нельзя. Но для того, чтобы лучше понять, почему он вышел в фавориты, давайте окунемся в эпоху конца 80-х – начала 90-х годов. Страна стремительно катилась в неведомую пропасть капитализма, и контроля за бизнесом со стороны государства не было вообще, в том числе и тех механизмов, которые сегодня называются конкурсными торгами. В этой ситуации здравый смысл подсказывал руководителю региона иметь в партнерах надежного бизнесмена и поощрять его доступными средствами.

Белуга стал одним из них. Он действительно получал преференции правительства в виде льготных кредитов (например, на строительство гипермаркета «Сигма»), но не разбазаривал их, а строил объекты, которые сегодня популярны даже у противников этого альянса.

Но вот обвинения в том, что в 2002 году Катанандов помог Белуге купить завод «Петрозаводскмаш», абсолютно беспочвенны. Правительство Карелии, может, и радо было помочь, но не имело таких ресурсов. Борьбу против «Энергомашкорпорации», желавшей купить завод, бизнесмен вел на свои деньги – убеждая работников завода продать свои акции ему, а не «варягу». ЭМК проиграла. И слава богу: ее владелец Александр Степанов наверняка уничтожил бы завод, распродав его по частям. Есть причины так думать: в 2014 году суд Екатеринбурга признал его виновным в преднамеренном банкротстве ряда аналогичных предприятий и причинении ущерба на 12 миллиардов рублей. Впрочем, как все мошенники в России, он отделался легко: четыре года лишения свободы.

Тот факт, что, став губернатором, Сергей Катанандов поддерживал местный бизнес, ему тоже ставили в вину. Главный оппонент губернатора Василий Попов так и говорил (цитирую газету «Коммерсантъ»): «… после того, как Петросовет отказался выделить холдингу «Лотос» земельный участок под строительство гипермаркета «Сигма-2» (речь идет о Лотосе Plaza), губернатор заявлял ему, что лучше дать зеленый свет местному предпринимателю, чем бизнесменам из Москвы и Питера». Сейчас кто-нибудь скажет, что Катанандов был не прав?

Впрочем, не только о преференциях Леониду Белуге тогда шла речь. В «нулевых» годах правительство РК приняло Программу поддержки местных производителей, рассчитанную на четыре года. Проще говоря, вот вам, граждане-бизнесмены, карт-бланш – чужаков пока не пустим. С приходом во власть сначала Андрея Нелидова, а затем Александра Худилайнена, «варяги» хлынули в Карелию. Что получилось, вы знаете: теперь даже те, кто ругал Катанандова, ругают засилье «иноземцев».

Сказки про сэра Стаканандова

Кстати, о ругани. И здесь губернатору можно присвоить пальму первенства, правда, по принятию на себя ушатов грязи. Он попал именно в тот период истории, когда измышлять, клеветать, оскорблять публично можно было без всяких последствий. Тогда у нас и возник термин «черный PR».

Появился этот «пиар» во время выборов председателя правительства республики в 1998 году. Тогда за это кресло схлестнулись действующий руководитель Карелии Виктор Степанов и мэр Петрозаводска Сергей Катанандов. Впервые в истории карельских выборов на головы граждан хлынули потоки компромата, причем одностороннего – против городского главы. Люди постарше, наверняка припомнят бесплатные газеты «Карельское обозрение», и «Народный адвокат», в которых анонимные авторы мощно, как из пожарного брандспойта, поливали грязью Катанандова и его команду. Впрочем, справедливости ради, отметим, что в ремейке «Сказок Шервудского леса» – на петрозаводскую тему – его персонажу сэру Стаканандову иногда попадало и по делу: аноним знал проблемы города. Но в целом для интеллигентного Петрозаводска это был шок. Любопытно, что «черные пиарщики», редактировавшие и сочинявшие эти пасквили, сейчас – благопристойные граждане, некоторые даже относятся к категории VIP.

Наверняка Катанандов как человек болезненно воспринимал эту гнусь, но как политик держал удар. Его штаб работал против соперника конкретными ударами по экономической политике правительства Виктора Степанова, отдавшего на откуп предприятия Карелии зарубежному бизнесу, который не модернизировал, а гробил производства, видя в них потенциальных конкурентов – Сегежский, Лахденпохский комбинаты и другие градообразующие производства.

Тогда, по просьбе предвыборного штаба Катанандова, я съездил на Сегежский ЦБК, который, судя по бравурным заявлениям, должен был вновь заработать после простоя. Случилось так, что руководство комбината приняло меня за «проправительственного» журналиста и доверительно сообщило, что ЦБК после пуска может проработать всего пару недель: нет сырья. Такой репортаж был для избирателей куда убедительней даже забавных «сказок по Стаканандова».

На этих выборах Сергей Катанандов победил во втором туре, набрав 49,5 процента голосов. На следующих – 2002 года – он имел поддержку 53 процентов избирателей уже в первом туре голосования, оставив позади Артура Мяки и Василия Попова. Это говорит о том, что, несмотря на растущую активность оппозиции, рейтинг у него долгое время оставался высоким.

Но, бросив все силы на борьбу за губернаторский пост, Сергей Катанандов упустил Петрозаводск, и в горсовете воцарились сторонники оппозиционеров. В 2007 году 44 из 60 депутатов подписали письмо пpезиденту РФ, в котором обвинили губернатора в коррупции. Катанандов подал в суд и выиграл. Суд обязал Петросовет отозвать пасквиль и выплатить ему 200 тысяч рублей компенсации. Деньги губернатор потратил на благотворительность.

В то время депутат ЗС и политолог Алексей Мосунов сказал пророческие слова, адресованные лидерам оппозиции: «Мужики, вы должны быть благодарны Катанандову. Придет «варяг» – он с вами судиться не будет, сотрет вас в порошок». Как в воду глядел Алексей Михайлович...

Продолжение следует.




Партнеры