Как запись в первые классы петрозаводских школ превратилась в абсурд. Часть первая

Что в карельской столице представляет собой рутинная процедура, не вызывающая никакого ажиотажа в других городах страны

15.01.2018 в 10:07, просмотров: 5735

С детскими садами в Петрозаводске за последнее время ситуация более-менее выправилась. Зато появилась проблема куда более серьезная и куда более симптоматичная. Запись в первые классы превратилась в вакханалию – с ночными посиделками у школ, скандалами, списками, судебными разбирательствами и драками. Это началось после того, как город объединили в общий образовательный округ.

Как запись в первые классы петрозаводских школ превратилась в абсурд. Часть первая
Знали бы вы, что предшествует этой идиллии... Фото: Людмила Корвякова

Сутки через сутки

Ни для кого не секрет, что в некоторых школах карельской столицы из года в год появляются «стобалльники», идеально сдающие экзамены, а в некоторых уровень образования не выдерживает никакой критики. Престижные и не престижные школы есть в каждом районе. И, конечно, каждый дальновидный родитель хочет для своего отпрыска лучшего. Можно сколько угодно рассуждать о том, что первые четыре класса школы – это так, не учеба вовсе, а пустяк. Учатся детишки сидеть за партой да складывать в столбик – так какая разница, в какой школе это делать?

Было бы хорошо, если бы это и правда было так. Но на деле учителя младшего звена, которые, по сути, несколько лет единолично занимаются образованием малышни, тоже бывают разными. В одной школе они следят за новыми методиками, показывают отменные результаты и «ведут» даже слабых учащихся, помогая им. А в некоторых других образовательных учреждениях педагоги не способны отучиться говорить «ложи» и «бежи» и пользуются конспектами, составленными 20 лет назад.

Не мудрено, что на первых родители буквально молятся, а от вторых стараются уберечь своих чад. Например, одна петрозаводчанка, не сумев устроить сына в хорошую школу на Кукковке, была вынуждена взять кредит и отправить его учиться в частную школу. Лишь бы только ребенок не попал в одну из школ, о которых местные жители отзываются совсем уж нелестно. Впоследствии мальчик перешел в лицей на Кукковке, а мама до сих пор выплачивает сотни тысяч, взятые на образование в банке.

И как только доступ был открыт ко всем школам для всех, вне зависимости от места жительства, началась эпоха «первоклассной» истерии. Если кто-то полагает, что это не проблема городского уровня, он может прийти в дни записи к любой престижной школе и воочию убедиться: родители дежурят сутками. Прогуливаются у дверей школы, отмечаются в списке, чтобы, не дай бог, какой-нибудь ушлый родитель со стороны не влез в очередь, составленную еще за месяц до часа Х. За дефицитными полированными гарнитурами в годы застоя так не стояли. В принципе, логично – гарнитур-то, может, где-то еще отхватить и удастся. А вот шанс попасть в первый класс – один. 

Рухнувшая очередь

Есть и другой аспект проблемы. Профессионалы от образования в один голос твердят: успех обучения в первых четырех классах зависит не от уровня школы, а от конкретного учителя. И совсем не обязательно, что лучший педагог младших классов работает в самой престижной гимназии, а не в обычной школе в микрорайоне. Но суть в том, что большинство родителей смотрят вперед: ведь после окончания 4-го класса ребенка из школы не выгонят. То есть привел его в лицей – так он в лицее и останется.

Конечно, можно возразить на это – кто помешает перевести ребенка в пятый класс в ту школу, которая больше отвечает родительским требованиям и детским возможностям? Любой родитель объяснит, что мешает заложенная в начальной школе база. Ребенок, изначально получивший слабые основы, с большим трудом вольется в более сильный коллектив. Причем усилия прилагать будет вся семья, включая дядюшку – знатока географии. В том числе – финансовые. Сейчас репетитор для пятиклассника – явление вполне обыденное.

Несколько лет назад ситуация обострилась. В городе заговорили о какой-то совершенно чудесной электронной записи в школы. Такой, знаете, интеллигентной и даже в чем-то элегантной. Без ночных бдений, костров, без перепалок, испорченных нервов. Как в цивилизованном обществе.

Запись внедрили. Об этом с помпой сообщали в мэрии. Но ситуация обернулась фарсом: серверы, которые поддерживали эту самую электронную запись, не выдержали и пали спустя 15 минут после начала заведомо неравного боя с родителями. Почему заведомо? Да все потому же – желающих попасть в хорошую школу больше, чем мест в классах. К тому же, стремясь попасть первыми, петрозаводчане записывались в школу семьями: бабушка с рабочего компьютера, мама – с домашнего, папа страхует на работе, и дядюшка – знаток географии – на всякий случай записывает дитя с планшета.

История получалась совершенно смехотворная и постыдная и была быстро «забыта» властями, которые пообещали учесть все ошибки и впредь их не допускать.

А воз и ныне там

В прошлом году накал страстей достиг поистине шекспировских масштабов. С боем записываться тем, чьи дети отправятся в первые классы в этом сентябре, приходилось уже не только в самые престижные учебные заведения. Например, на Кукковке всего четыре школы, которые рассчитаны на весьма ограниченное число первоклашек. А район растет и застраивается такими темпами, что Стаханов пришел бы в восторг. Количество семей с детьми тоже растет. И это, конечно, прекрасно, демография и все такое. Но только в кварталах новостроек нет своей инфраструктуры. Нет, к примеру, поликлиник. Нет детсадов. И школ тоже нет.

В прошлом году в нескольких петрозаводских учебных заведениях пришлось накануне начала нового учебного года, «в судорогах» открывать дополнительные классы. Открыли, но проблему это не решило. И многим горожанам пришлось определять детей в те школы, которые спросом не пользуются.

Чиновники (чьи дети, отметим, по большей части, уже давно закончили 11-е классы) созывали пресс-конференции и брифинги. Городские власти обещали решить вопрос к этому году, а республиканские – оказать поддержку. Некоторое время даже ходили слухи: разделение города на образовательные округа могут вернуть.

Здесь тоже нашлись и сторонники, и противники. К примеру, те, кто живет близ 17-й школы, Первого и Державинского лицея одобрительно кивали. А вот те, кому выпало менее счастливое соседство – наоборот, были недовольны. Вторые заранее искали способы обмануть систему. Например, «купить» для первоклашки прописку в доме, относящемся к нужному учебному заведению. Однако ситуация стала еще сложней.

Дискриминация?

Предчувствуя, что миром дело не закончится, власти Петрозаводска обещали – не волнуйтесь, дорогие родители, в 2017 году запись в школы будет электронной повсеместно. Чтобы никто не топтался под окнами лицеев и гимназий.

Но почему-то повсеместной электронной записи не случилось. Ее ввели в 12 школах (а теперь обещанию «продлили» срок годности, пообещав тотальную электронную запись в следующем учебном году). Но и там были сплошные перебои: у кого-то «не тянул» интернет, у кого-то часы в компьютере были сбиты и заявления отправились вроде как раньше положенного – а значит, не были приняты… И это только 12 школ. «Айтишники» в кулуарах признают: ни один городской сервер не потянет нагрузку, которая обрушится на него в день записи в первые классы. И даже «разведение» школ по дням не поможет, потому что в престижные учебные заведения захотят записаться все и сразу.

Правда, там сначала записали только льготников. Напомним, что в льготниках у нас нынче не сироты и не отпрыски многодетных семейств, и даже не дети с ограниченными возможностями здоровья, а дети полицейских, таможенников и прочих представителей «серьезных» ведомств. В том числе – налоговой службы.

И вот тут у многих начали возникать вполне правомерные вопросы. Чем ребенок пожарного лучше ребенка библиотекаря? Чем превосходит будущий школьник, чей папа трудится в полиции, своего сверстника из семьи слесаря или адвоката? Все это отдает дискриминацией прав.

Как рассказала «МК» в Карелии» петрозаводчанка, чей старший сын заканчивает одну из кукковских школ, а дочь – только собирается сесть за парту, раньше в учебном заведении была несколько иная система. Сначала записывали льготников, а потом администрация школы набирала из учащихся «малышковой» школы составы в классы. Правда, со стороны попасть в престижную школу было почти невозможно, зато обходилось без склок – родители сами составляли список. Но уже тогда недовольных обилием «льготников» было много.

В 2016 году в 48-й школе в первые классы записывались по старинке – лично. И родители наняли частных охранников, которые не пустили одну из родительниц в кабинет, где принимали документы. Женщины не было в списке. Она обратилась в городской суд – и суд встал на сторону тех, кто нанял ЧОПовцев. Фактически все эти списки, дежурства и прочие приметы дефицитного образования были узаконены.

Продолжение следует