Хроника событий Наступило время объяснений: в Карелии о пенсионной реформе расскажут по телефону Свердловские депутаты поддержали инициативу правительства Дмитрия Медведева Госдума в I чтении рассмотрит законопроект о пенсионной реформе В Петербурге задержали активистов Карельская рабочая группа по пенсионной реформе провела первое заседание

Пенсионная математика дает ответы не в пользу Карелии

Сколько денег тратит республика на содержание пенсионеров, и всегда ли это оправдано

12.07.2018 в 12:02, просмотров: 1227

Тема повышения пенсионного возраста, которая должна волновать всех, не вызвала чересчур бурной реакции в Карелии. Единичные высказывания и акции, картинки в соцсетях да пара митингов. Так мы отреагировали на важнейшее изменение в социальной составляющей страны – пенсионную реформу. «МК» в Карелии» решил все-таки разобраться, что здесь к чему, и выслушать различные точки зрения.

Пенсионная математика дает ответы не в пользу Карелии
Это дорогое учреждение на две трети датируется федеральным центром. Фото: Максим Берштейн

Итак, в России предложен новый законопроект. Его сухая суть – повышение трудоспособного возраста. Причем пока говорится, что преференции северян сохранены: в Карелии на отдых женщины будут выходить в 58, а мужчины в 60 лет (что на пять лет раньше, чем по стране). Но это именно говорится – в тексте законопроекта, как выяснилось, про северян – ни слова.

Справедливости ради стоит отметить, что к подобному шагу приближались мы давно. Еще в 2014 году правительство РФ утвердило Стратегию развития пенсионной системы. Именно тогда был вновь активирован механизм добровольного отложенного выхода на пенсию, который существовал до 2002 года. Пряник сулили в виде повышающего коэффициента при расчете пенсии. То есть при выходе на досрочную пенсию на 5 лет позднее возникновения такого права фиксированную выплату увеличивали почти на пятую часть, а индивидуальный коэффициент – почти на треть (на 29 процентов). В случае выхода на пенсию на 10 лет позднее фиксированная выплата увеличивалась на 53 процента, а индивидуальный коэффициент – на 68 процентов. Многие ли поспешили воспользоваться таким бонусом – не сообщается. Но можно с уверенностью сказать – это не помогло сломать психологию «в игры с государством не играю».

У нас почему-то не принято говорить обо всем прямо. Так получилось и с повышением возраста: на момент написания статьи никто статусный не вышел с объявлением: «Народ, денег нет! Поэтому затягиваем пояса и вкалываем дольше! Доклад окончен». Всех увели в разговоры про демографию и статистику. Арифметика при этом, конечно, получается выгодная для пропагандистов реформы.

По данным карельского отделения пенсфонда, в республике 35 процентов населения – пенсионеры. Но лишь пока, категория эта будет только расти. Кое-где соотношение уже разбалансировано. К примеру, в Лоухском районе в прошлом году 53 процента от всей численности муниципалитета составляли получатели пенсий, в Муезерском – 49,9 процента.

Случилось это, конечно, не  вчера. И о тенденции знали давно. Вот выдержка из сообщения карельского отделения Пенсионного фонда, датированное 2014 годом: «Уже в 2013 году количество наемных работников в Республике Карелия  (220 тысяч человек) сравнялось с количеством получателей трудовых пенсий. Таким образом, в нашей республике на каждого работающего гражданина приходится один пенсионер. По предварительным прогнозам, это соотношение в Карелии должно было наступить в 2015 году...»

Статистика – гибкая материя. Спустя время, в пенсионном ведомстве насчитали 210 тысяч пенсионеров (столько женщин старше 50 лет и мужчин старше 55 лет проживало у нас в прошлом году). И сравнивали эти показатели уже не с наемными работниками, а просто с трудоспособными гражданами, то есть с теми, кто по возрастным показателям должен бы работать. Таких в Карелии 345 тысяч человек. По прогнозам, в 2030 году их будет меньше - 308 тысяч, а пенсионеров (при нынешнем возрасте оформления госпособия) станет 216 тысяч.

Почему так много говорится об этих соотношениях? Дело в том, что пенсионная система страны выстроена на страховом принципе и принципе солидарности поколений. В мире есть другие примеры, но все же большинство государств принимает эти положения. То есть пенсия – это страховка от утраченного по какой-то причине заработка (автоматически пенсия не может быть равной у всех, иначе это некое единое социальное пособие). Солидарность поколений же означает, что ныне работающие содержат тех, кто работать не может: из-за достижения возраста (обыкновенные пенсии), из-за отсутствия этого возраста (по потере кормильца), по состоянию здоровья (пенсии по инвалидности)… Но и это еще не вся нагрузка. Государство решило, что заранее на пенсию достойны уходить представители определенных профессий. Здесь стоит вспомнить о лесопромышленном и горнодобывающем комплексах Карелии, об учителях и медработниках, которых, между прочим, так не хватает в республике. И вообще обо всех, кто трудится в Карелии и севернее ее. Все это – льготы, которые нужно обеспечить раньше и дольше, и они требуют по закону выплат, когда-то попавших в общий котел.

К слову, на плечи налогоплательщиков ложится и нагрузка пенсионного обеспечения военных, представителей силовых структур, судов и тому подобных инстанций. Не всегда понятно, за какие заслуги молодой человек, трудившийся в кабинете, допустим, костомукшской таможни, в 36 лет года начинает получать пенсию? А почему человек в погонах внутренней службы, ни разу в глаза не видевший не то что преступника, а даже подозреваемого, и исполнявший долг опять же  в теплом кабинете, к 40 годам имеет пенсию и льготы? Параллельно, напомним, они получают денежное довольствие – зарплату, никак не сравнимую со средней.

Поэтому так наивны грубые расчеты, заполнившие российский Интернет – мол, я бы сам скопил больше, нежели мне потом отдадут из казны. Согласившись жить по законам государства, мы, по сути, принимаем обязательства по содержанию иных, не таких здоровых, успешных, правильных сограждан…

Но вернемся к математике. Карелия давно не справляется с пенсионным бременем. Так, по данным минфина, в 2011 году все расходы бюджета республики превысили 27,6 миллиардов  рублей. Столько денег ушло на зарплаты врачам, учителям, чиновникам, лекарства льготникам, ремонт дорог, коммуналку и тому подобное. И почти столько же ушло из бюджета Пенсфонда на выплату пенсий - более 30 миллиардов. В 2013-ом Карелия на все про все расходовала свыше 28,7 миллиардов, в тот же год обыкновенным пенсионерам переведено 37 миллиардов; за 2017-ый год – 49 миллиардов рублей. И этих денег экономика республики не собирает, более 65 процентов пенсионных расходов перекрывает Москва. Цифры говорят сами за себя. Уже много лет социальную кубышку пополняет федеральный центр. Сколько таких регионов? Подавляющее большинство.

Поэтому сразу можно сделать вывод – речь идет не о проблеме какого-то администратора, занимающегося пенсиями в стране. Все гораздо глубже увязано с экономическим положением дел, а заодно с поведением и настроением в обществе.

Продолжение следует

Пенсионная реформа. Хроника событий