«Без поезда можно обойтись!»

С артистами балета «Анна Каренина», который ставит Кирилл Симонов, занимаются сценической речью

18.06.2014 в 11:16, просмотров: 1963

Из всех видов искусства для нас сложнейшим является балет. Это мое глубочайшее убеждение, и разговор с хореографом Кириллом Симоновым ничуть меня в этом не поколебал. Словами я могу описать что угодно: картину, архитектурный ансамбль, даже мимику. А танец – разве только в стиле футбольного репортажа: «Ульяна Лопаткина вырывается вперед, обходит маленьких лебедей и – опасный момент! – делает 32 фуэте!». Так что дальше Пушкина мы вряд ли продвинемся, а ведь и его хватило только на «быстрой ножкой ножку бьет»… Поэтому мне кажется, что хореографы имеют право смотреть на служителей остальных муз несколько свысока. Толстой, при всей его гениальности, не стал подробно описывать танец Карениной и Вронского. Симонов взялся в танце рассказать весь роман. 

«Без поезда можно обойтись!»
Анна Каренина – Алевтина Мухортикова. Фото: Юлия Утышева

История глазами героини

Весь – это все-таки не совсем верно. В свое время музыку к этому балету Родион Щедрин писал для своей жены Майи Плисецкой, и только она должна была оставаться главной в этом спектакле. Либретто Львова-Анохина, который и придумал режиссерскую канву – это грустная история глазами самой героини, а не отстраненного наблюдателя. Некоторых героев в постановке вообще не будет, некоторые появятся лишь эпизодами. Симонов считает это оправданным:

– Сама музыка ориентирована на трансляцию не романа, а ее, героини, внутренних переживаний… Щедрин сделал очень своеобразную выжимку и написал, как мне кажется, одну из лучших балетных партитур XX века. Я думаю, что лучшую…

Вообще это вторая «Анна Каренина» Симонова, первая вышла в апреле в Словакии. Хотя одним из условий хореографа было именно «право первой ночи» Музыкального театра Карелии, но, как всегда, подвело финансирование:

– То есть вроде деньги есть, вроде они выделены, но потратить их невозможно, потому что есть всякие законы, конкурсы, технические сложности… Мы должны были в декабре это выпустить – а мы в декабре только получили деньги.

Естественно, накупить той же ткани или немецкого пластика, чтобы обшить и обставить огромный спектакль, времени уже не было, поэтому первой вышла словацкая постановка. Но это не значит, что карельский вариант будет ее точной копией.

Европейский спектакль

Симонов вообще считает, что спектакли иностранной и российской аудиториями воспринимаются по-разному. Но тут особый случай:

– Я много раз говорил, что «Анна Каренина» – это, видимо, уже не русская культура, а уже мировая. Как и музыка Щедрина. И когда я делаю этот спектакль, я все время стараюсь об этом помнить. У меня нет ни березок, ни матрешек. Я делаю в большей степени европейский спектакль.

По мнению постановщика, излишнее внимание к деталям не всегда полезно. Можно построить на сцене исторический интерьер, вбить туда кучу денег, опустошив бюджет Республики Карелия – но все равно найдется кто-то, кто скажет, что чашки в серванте стоят не так. При прочтении романа каждый создает свой собственный визуальный ряд, и некоторые требуют от режиссера, чтобы спектакль соответствовал его, зрителя, восприятию. А режиссер предлагает свое собственное видение – иначе зачем он нужен?

Кстати: эскиз спектакля, представленный зрителям во время акции «Ночь в театре», к тому, что мы увидим в июле, визуально не имеет никакого отношения. Вот и гадай теперь… Одно точно: исторические костюмы будут обязательно. А еще в театре уже замечена актриса Марина Перелешина, преподаватель сценической речи. И занимается она с занятыми в балете танцовщиками. Это значит, что на сцене зазвучат слова.

Герои и исполнители

Интересно отношение постановщика к своим главным героям. Анну Каренину он считает потрясающей женщиной, полностью оправдывает все ее поступки и искренне полагает, что ее сгубило общество, не готовое понять принесенную ею жертву во имя любви. Героиня выставила себя на обозрение этому обществу, оказавшись как будто на витрине или в аквариуме – поэтому в спектакле будет много стекла.

А Вронского Симонов недолюбливает:

– Он, на самом деле, отстраненный такой молодой человек. Ему льстит. Я даже думаю – он был влюблен, но любви большой там не было. В моем понимании.

А вот трактовка образа Каренина Симонову понравилась в американском фильме Райта – том самом, сцены к которому снимались в Кижах. Потому что в фильме Каренин – молодой, и становится понятно, что Анна изменила ему не из-за возраста. Фильм вообще очень понравился хореографу. Что сказать – сценарий Стоппарда… Хотя главная героиня в исполнении Киры Найтли его не убедила – похоже, не понимала, что ей нужно играть.

Как будет выглядеть симоновская Анна, уже не секрет: играть главную героиню будет Алевтина Мухортикова. В свое время она вслед за Симоновым ушла из театра, а теперь вернулась – опять же вслед за Симоновым. (Кстати: на вопрос, что же побудило хореографа покинуть Карелию после сверхуспешных «Ромео и Джульетты» и «Золушки», он отвечает просто: два года ничего не делал. Это значит – не было денег на новые постановки. Теперь, похоже, ситуация изменилась). Кроме того, в этой партии будет занята еще одна артистка – Елена Головина:

– На мой взгляд, она прекрасная балерина, не раскрытая до сих пор. У нас будут две достойные Анны: это прекрасно, когда две разные актрисы. Не надо пытаться из одной балерины сделать другую.

Про поезд

То, как именно покончила с собой Анна Каренина, знают все – даже те, кто не читал романа и понятия не имеет, что ее на это толкнуло. Самые «брэндовые» смерти русской литературы: Каренина бросилась под поезд, а Герасим утопил Муму. Симонов не считает это обстоятельство настолько важным, чтобы выкатывать на сцену фанерный паровоз:

– В музыке поезда более чем достаточно: мы все взрослые люди и все прекрасно знаем, как погибла Анна Каренина. Театр далеко шагнул и давно ушел от таких глупых вещей.

Это вообще особенность терминологии Симонова: он называет вещи не плохими или хорошими, а глупыми или не глупыми. И мне почему-то кажется, что после премьеры, как бы ни разбирали по косточкам его постановку, как бы ни балансировали мнения критиков между восторженностью и полным неприятием – но глупым его спектакль никто не назовет.