Беломорский священник рассказал, как в районе возрождалось православие

Памяти отца Сергия

25.01.2020 в 11:47, просмотров: 8082

Отца Сергия предали земле в минувшую среду, 22 января. Это интервью он дал нашему изданию 5 лет назад. Мы считаем, что оно не утратило своей актуальности.

Беломорский священник рассказал, как в районе возрождалось православие
Отец Сергий

Путь к служению

«Лихие» девяностые, кризис в экономике, в политической сфере... Однако церковь в это время переживает подъем. «Второе крещение Руси» – так сегодня говорят об этом времени. В начале 90-х в Беломорск приехал отец Сергий и в одиночку начал возрождать здесь православие. Что же заставило коренного петербуржца перебраться на север, в маленький провинциальный городок?

Священником отец Сергий стал в 42 года, когда позади было уже полжизни:

– У меня несколько профессиональных праздников: строитель, учитель, солдат, моряк, рыбак… Я много занятий сменил, чего только не было. Мой друг отец Александр служил в церкви в Сортавале, к нему я приехал помочь – и остался. Через два с лишним года был рукоположен в дьяконы. В 1993 году в церкви Святой Екатерины в Петрозаводске в священники меня рукополагал владыка Мануил. Владыка спросил тогда: «Куда поедешь?». Я говорю: «В Беломорск». Он удивился: «Я думал, туда еще лет десять никто не попросится».

Здесь никого же не было, кто поедет сюда? Здесь бедно, тихо, и ни славы, ни шума, ни пиара – ничего не будет никогда. А для меня это как раз было привлекательно. Я приехал на совершенно голое место, в техническом смысле. Верующие были, и молились – но не было ни храма, ни общины, ни жилья, ни денег, ни ботинок… Надо мной тогда смеялись, что я в кроссовках ходил, а у меня другой обуви не было в тот момент.

Это канал (Беломорско-Балтийский. – Авт.). Это Соловки, это столько мучеников... И когда меня спрашивают, как помолиться за тех, кто погиб на канале и здесь, вокруг, – я говорю: «Возьми любой камушек, обними его, поцелуй и поплачь». Потому что здесь все косточками усыпано. Для меня это было очень важно. И я до сих пор молюсь за тех, кто погиб на канале, на Соловках и вообще в лагерях…

Кто рядом

Формально отец Сергий остался женат, но давно расстался с семьей:

– Старшей дочке сейчас 41 год. Еще две приемных дочки есть, им тоже уже за 30. Есть еще брат и сестра. Мы встречаемся, когда я приезжаю в Питер. Я сам из Питера, и все у меня там. Отец мой был фронтовиком. Он и в Финскую воевал, и в Великую Отечественную. Мама со старшим братом блокаду пережили полностью…

Когда переехал в Беломорск, все оказалось довольно просто. Трудностей особых не было, все технические вопросы разрешились постепенно:

– Домик отдали старенький, ему уже более ста лет. Он был переоборудован под храм. С людьми никаких трудностей не испытывал. Люди рядом были прекрасные, когда рядом верующие – все легко преодолевается.

За время настоятельства отца Сергия в Беломорском районе было построено несколько церквей: в Золотце, Сумском Посаде, Сухом, Летнереченском, Нюхче, Сосновце, часовня в Шуезере. Начало было положено строительством храма во имя преподобных Зосимы, Савватия и Германа Соловецких, построенного в 2006 году.

– Храмы строит Господь Бог, а я в самом лучшем случае – прораб. Хотя я практически на всех храмах работал сам, я очень люблю это дело. Однако инициатива строительства и основные заботы все-таки ложились на плечи неравнодушных местных жителей, которые своей верой преодолевали все трудности. Мы помогали чем могли. Все это от абсолютного ничего. Люди молились, Господь благословлял – все находится, когда нужно…

Мифы возрождения и упадка

По мнению отца Сергия, никакого «бума» возрождения православия сейчас нет. Это очень сложный и очень длительный процесс. Форсировать его и пытаться изобразить то, чего нет, не нужно.

– Действительно, в 90-е была волна, потом она схлынула, и теперь, если и есть прибавление, то очень медленными темпами. Есть такая поговорка (правда, католическая): «Жернова Господни мелют очень медленно, но не останавливаются никогда». И вся эта внешняя красота и позолота меня, во всяком случае, смущает. И какие-то речи победные: «Ура, у нас восемь новых приходов, четыре новых храма»… Это все настораживает меня. Но кому-то нравятся эти отчеты красивые и цифры…

Потребительское отношение к церкви, по мнению священника, есть и всегда было. С этим нужно бороться глубоко, серьезно:

– Приходит человек и говорит: надо освятить. Я говорю: «Когда вы последний раз в церкви были?». «А мы вообще никогда не были». Им нужен не священник, не молитва – им нужен шаман с бубном, который поскачет и скажет: «Всех злых духов прогнал, давайте 5 тысяч рублей». И я стараюсь объяснить: ребята, походите в церковь, причаститесь, исповедуйтесь!

Часто приходят молодые: «Батюшка, нам венчаться». А я их в церкви ни разу не видел за 20 лет. Им нужна красивая картинка. В Бога они не верят, ходить в церковь они не будут. Как в магазин приходят. С этим бороться придется еще очень долго.

Странные люди

Патриарх Алексий в свое время благословил снимать пасхальную службу в московском храме Христа Спасителя. И с тех пор, считает отец Сергий, народ сидит дома.

– Конечно – главный храм страны в телевизоре. Хор – 70 человек с одной стороны, 70 человек с другой. А в церкви не то что пусто – свободно. Те люди, которые стоят четыре с половиной часа на пасхальной службе – они приходят и приносят с собой некий свет, который привлекает других. Чего не происходит с человеком, который, лежа на диване, посмотрел пасхальную службу.

Священник считает, что для больных и старых, которые не могут прийти на службу, – это, конечно, счастье. А для молодых и здоровых – погибель.

– Приходите, но не просто «закажите» батюшку. Нет, не надо мне денег, а просто приходите в церковь, чтобы я ваши лица видел. Господь помогает, но он никогда не будет делать что-то за вас. Он помогает идущему. Сейчас все можно купить, и распространено мнение, что благодать можно купить. Нет! Пришел, поставил свечку самую дорогую, но душа молчит.

Дорога

До недавнего времени отец Сергий возглавлял приход. Теперь «ушел в отставку»:

– Я попросился с должностей начальнических – и настоятеля, и благочинного. Устал очень за 22 года, мне уже не по силам. Сейчас у меня очень много молодых хороших помощников. Слава Богу, что, по крайней мере, двое-трое священников есть. Надо дорогу уступать молодым, а я уже так – на второй план отхожу. Всему приходит свое время.

Фото из архива издания "Беломорская трибуна"


|