Как появилась карельская светопись Прокудина-Горского. Часть вторая. ФОТО

О том, как выглядела столица Карелии до Октябрьского переворота, мы знаем благодаря одному человеку.

02.02.2018 в 09:01, просмотров: 1940

Как Сергей Проскудин-Горский из ученого превратился в "светописца", мы рассказывали в прошлой публикации. И вот 8 июня 1916 года фотограф Его императорского величества прибыл на станцию Петрозаводск. Вокзал тогда находился там, где сейчас стоит товарная станция. Здесь стоял под парами поезд, готовый отправится в первый пробный рейс до села Сорока - ныне Беломорска. 

Как появилась карельская светопись Прокудина-Горского. Часть вторая
Сергей Прокудин-Горский

Остановись, мгновение: Петрозаводск прекрасен!

Времени до отъезда было не так уж много, но Прокудин с черным ящиком-фотоаппаратом, треногой и запасом кассет умудрился облазить весь Петрозаводск. Он запечатлел нашу деревянную Петропавловскую церковь, видевшую самого Петра, основателя города. Объектив фотохудожника сохранил для нас виды других городских храмов: Воскресенского, сгоревшего вместе с Петропавловкой в октябре 1924 года, и большого Святодуховского кафедрального собора, взорванного в апреле 1936 года. Благодаря Прокудину-Горскому мы достоверно знаем облик Александровского завода, Городского сада и набережной.

Для каждой из этих фотографий можно сделать большие аннотации, как о малоизвестном снимке с панорамой Петрозаводска, получившего название "На дрезине". Изучив его, местный краевед Николай Кутьков пришел к таким выводам: "Снимок сделан неподалеку от нынешней станции Голиковка. Обратите внимание – пассажирская скамейка на дрезине рассчитана на трех человек. Фотограф попросил кого-то из спутников (возможно, ассистента) трижды щелкнуть затвором. А сам остался на дрезине вместе с военным чиновником. Четыре военнопленных чеха или венгра выполняли роль мотора, качали ручной привод дрезины. Место не то чтоб узнаваемое, но вполне поддается дешифровке по некоторым приметам. Справа, за путевым знаком, хорошо различима часть здания духовной семинарии (на улице Гоголя, принадлежит военным) - самого высотного здания Гоголевско-Древлянской части города. А на горизонте видна небольшая одинокая роща. Это тоже часть нынешнего Петрозаводска, а в ту пору – деревня Сулажгора. Точнее, старинная церковно-кладбищенская рощица на западной окраине деревни".

 Кто-то разглядит панораму...

Сергей Прокудин-Горский оставил нам на память еще несколько снимков безвозвратно изменившихся мест. Ему удалось съездить на реку Суна и сфотографировать во всей своей мощи водопады Кивач, Пор-Порог и Гирвас. В советское время на реке была построена ГЭС, изменившая ее уровень. Кивач обмелел, а остальные водопады и вовсе исчезли. В поморских селах Сорока и Шуерецкое Прокудин-Горский заснял ансамбль деревянных храмов, запечатлел быт поморов и рабочих Мурманской магистрали. Кстати, как выяснили недавно историки, подписи под некоторыми фото особо важных объектов дороги были намерено искажены: военная цензура все-таки вмешалась.

 Село Сорока (Беломорск)

Поездка по Олонецкой губернии была последней экспедицией великого фотографа и ученого. Он не принял большевистскую власть, и в начале 1918 года уехал в Европу – жил и работал в Англии и во Франции, где сотрудничал с отцами кинематографии братьями Люмьер. Умер Сергей Михайлович в Париже в 1944 году и был похоронен на знаменитом русском кладбище Сент-Женевье-де-Буа.

Как воспитать национальное сознание

Четыре года спустя один из наследников Прокудина-Горского продал архив фотографа библиотеке Конгресса США. Надо отдать должное американцам: они не только сохранили доставшееся им великое наследие ушедшей России, но и, когда это стало возможным, оцифровали снимки, представив в 2001 году выставку из 122 фотографий «Империя, которой была Россия». Всего же из 10 тысяч снимков, сделанных по велению Николая II, в Библиотеке Конгресса хранится около 3 тысяч цветных и черно-белых реликвий. И среди них – фотографии Карелии.

 Беломорье

Обращаясь к потомкам, Сергей Михайлович написал: «Единственный способ показать и доказать русской молодежи, уже забывающей или вообще не видевшей своей Родины, всю мощь, все значение, все величие России и этим пробудить столь нужное национальное сознание, – это показать ее красоты и богатства на экране такими, какими они действительно и являлись в натуре, т.е. в истинных цветах». Иными словами, Прокудин горский считал, что чувство патриотизма, любовь к родине можно воспитывать не только под барабанный бой.

Фото Сергея Проскудина-Горского