В карельском поселке произошел рейдерский захват предприятия

Похоже, силовые ведомства в сложившейся ситуации предпочитают оставаться просто зрителями

Казалось бы, «лихие 90-е» давно ушли в прошлое. Бандитов перестреляли или пересажали, бизнесмены начали решать вопросы более-менее цивилизовано – в судах либо в кабинетах высокого начальства. Но Прионежский район Карелии, видимо, не в курсе наступивших изменений.

Похоже, силовые ведомства в сложившейся ситуации предпочитают оставаться просто зрителями
Вот эти бравые парни просто не пустили хозяев завода на собственное производство

Есть в поселке Рыбрека маленький камнеобрабатывающий заводик – настолько маленький, что даже в налоговом реестре он числится как микропредприятие. Руководят им муж и жена Виктор и Ирина. Работают люди на арендованных площадях, владельцем которых является очень колоритный персонаж, фамилия которого карельскому читателю ничего не скажет. В июле 2014 года этот человек сдал земельный участок с цехом в аренду фирме Виктора, который пересдал помещение фирме жены (вечные «пляски» с кредитной историей юрлица). После этого хозяин участка про Карелию и думать забыл, поскольку занялся политической деятельностью на Волге – стал депутатом нижегородской Думы, а заодно возглавил тамошнее Управление муниципальных кладбищ. На этой должности он и погорел: в марте прошлого года был арестован по подозрению в получении взятки. Но договор аренды не прекращался, завод продолжал работать – до 8 декабря 2018 года, когда туда ворвались полтора десятка неизвестных.

Все произошло около 6 утра – об этом написала Ирина в заявлении на имя министра внутренних дел Карелии Дмитрия Сергеева: «…без объяснения причин, без предоставления документов, удостоверяющих личность и какие-либо полномочия, выставили всех работников за территорию производственного объекта». Естественно, супруги немедленно вызвали полицию и отправились на место событий. А дальше, по их словам, начался какой-то сюрреализм.

«Мы с моим супругом и сотрудниками полиции пытались пройти на территорию объекта», - рассказывает Ирина. – «Однако неустановленные лица, сказавшие, что они сотрудники ЧОП, нас не пустили. На все предложения представиться, пояснить, кто эти люди, в каком ЧОПе они являются охранниками и на каком основании находятся на объекте, арендуемом нашей фирмой, они ничего не поясняли». Все, чего удалось добиться – Виктор в сопровождении полицейских все-таки попал на собственный завод и составил опись имущества. После чего их снова выставили за ворота.

В последующие дни бизнесмены еще несколько раз пытались попасть на собственное производство, но их туда так и не пустили. Они даже имели беседу с представителем фирмы, нанявшей ЧОП для охраны захваченного – иными словами не скажешь – предприятия. Запись этой беседы оказалась в нашем распоряжении, и после этого ситуация начала немного проясняться.

Есть в Петрозаводске компания, имеющая финансовые претензии к бизнесмену Виктору. Подчеркнем: к Виктору лично, а не к возглавляемой им фирме-арендатору цеха и тем более не к фирме-субарендатору. И решили руководители этой компании взыскать с Виктора некие долги. Для чего и обратились в суд – правда, лишь через 10 дней после того, по их указанию был захвачен рыборецкий завод. Как рассказывает юрист Ирины и Виктора, «захватчики» просили судебные органы арестовать хранящееся на территории имущество, это называется обеспечительными мерами. Но получили отказ, поскольку станки принадлежат фирме, не имеющей к Виктору никакого отношения, кроме арендных. Судя по всему, ушлые кредиторы ожидали отказа, потому-то и «арестовали» имущество сами. В нормально функционирующем правовом государстве это - уголовное преступление. Но, как видно, не у нас.

Мы не знаем,  имеют ли под собой почву претензии к Виктору – это действительно область Фемиды. Нас интересует ситуация в Рыбреке: стабильно работающее предприятие оккупировано неизвестными людьми (причем с использованием насилия), сотрудники остались без работы, владельцы несут колоссальные убытки – и это не вызывает у властей никакого удивления. С одной стороны – люди с действующим договором аренды, который никто не расторгал. С другой – группа неизвестных, у которых нет абсолютно никаких документов на право не то что распоряжаться имуществом завода – даже находится на его территории. И они «рулят» ситуацией.

Особенно жалко смотрятся в этой истории наши бравые полицейские: они совершенно беспомощны. Как рассказывают сотрудники фирмы-арендатора, прионежские опера признавались честно: боятся лезть в экономический спор. И обращение к министру не помогло, поскольку именно в министерстве рейдерский захват посчитали гражданско-правовыми отношениями. Виктору и Ирине «силовики» неофициально посоветовали – мол, наймите другой ЧОП, пусть они этих выкинут, и дело с концом…

Такая позиция МВД не столько возмущает, сколько пугает. Представьте: идете вы по городу, и вдруг вас среди бела дня бьют по голове и отбирают кошелек. И заявляют, что ваша троюродная тетя в Сыктывкаре задолжала по кредиту, а потому ваш кошелек уходит в счет оплаты долгов. А рядом доблестные стражи порядка переминаются с ноги на ногу и бубнят, что это гражданско-правовой спор.

С момента захвата предприятия прошло больше месяца. Предварительное судебное заседание по претензиям к Виктору состоится лишь 16 января. Работники завода, периодически получающие допуск на собственную территорию, уже недосчитались части оставленного оборудования более чем на пол миллиона рублей – заявления о краже написаны, и хотя бы их никто не «волокитит». Хотя мы не удивимся, если результатом следствия станет вывод, что кража совершена неустановленными лицами, а потому дело зависнет.

Мы следим за развитием событий.