Дело о «рейдерском захвате» в Рыбреке получило неожиданное продолжение

История оказалась семейно-финансовым скандалом, в котором практически невозможно найти правых и виноватых

На днях мы рассказали о вопиющем случае, произошедшем в поселке Рыбрека Прионежского района. Рано утром 8 декабря на работающее камнеобрабатывающее предприятие ворвались неизвестные «ЧОПовцы», выставили за ворота работников и отказались допустить в помещение директора фирмы, арендующей производственный комплекс.

История оказалась семейно-финансовым скандалом, в котором практически невозможно найти правых и виноватых

Полиция, прибывшая на место, ничего поделать не смогла – только присутствовала при описи имущества арендатора, которое хозяевам также не отдали. По словам обратившейся к нам предпринимательницы Ирины, речь идет именно о рейдерском захвате, да и выглядит все именно так – причем в «черном», силовом варианте.

После выхода статьи в редакцию обратились представители фирмы, которую обвинили в рейдерстве, и рассказали вот что.

Для начала - никакого нанятого ЧОПа на объекте не было и нет. Там присутствуют сотрудники другой камнеобрабатывающее компании, не первый год работающей в Карелии. А зашли на объект они по той причине, что купили его.  В подтверждение своих слов представители фирмы передали нам копию договора купли-продажи земельного участка и имущественного комплекса. По словам наших собеседников, эти же документы они продемонстрировали и полицейским, прибывшим по вызову «отставленных» бизнесменов Ирины и Виктора. Именно поэтому «силовики» не стали вмешиваться в ситуацию, а просто следили за порядком. Кстати, обвинения в применении насилия наши собеседники категорически отвергают.

Что касается договора аренды, на основании которого фирма Виктора присутствовала на объекте, и который якобы не расторгался, то наши собеседники представили нам другой арендный договор на те же помещения, подписанный тем же Виктором, но на совершенно других условиях и даже с другим человеком. И который Виктор нарушил, передав имущество в субаренду фирме жены.

Вообще вся эта история крайне интересна, но настолько запутана, что мы пока не беремся приводить подробности. Ключевых моментов два. Первое – хозяин рыборецкого завода действительно решил его продать, сомнений это не вызывает. Договор купли-продажи был заключен в сентябре прошлого года, но – договор лишь предварительный, так сказать, протокол о намерениях. То есть заявления «оккупировавших» предприятие людей о том, что они – его новые собственники, являются лукавством. Да этого и не может быть, поскольку в начале октября на все это имущество был наложен арест нижегородским судом, как обеспечительная мера по уголовному делу подозреваемого во взяточничестве хозяина завода. А значит, продать завод невозможно.

С другой стороны, хозяин передал будущему покупателю все права на распоряжение имуществом, кроме отчуждения и уничтожения. То есть выставить Ирину и Виктора за ворота новая фирма номинально имела право. Другой вопрос – как это должно было производиться. Если покупатель посчитал, что фирма-арендатор находится на его территории незаконно, он должен был пойти в полицию и в суд, написать заявления, а уж люди в погонах заставили бы уйти тех, кому следует. Но покупатель боялся, что, пока идут разбирательства, все заводское оборудование попросту разворуют, и не стал дожидаться решения Фемиды. В результате ситуация приобрела вид рейдерского захвата, что и стало причиной нашего вмешательства.

Отдельно хотелось бы принести извинения стражам порядка, которых мы упрекнули в бездействии. При том обилии документов и обвинений, которыми завалили полицейских обе конфликтующие стороны, впору было растеряться. В свое оправдание можем сказать, что еще на стадии подготовки материала, в конце декабря, мы попросили МВД дать нам комментарий по рыборецким событиям, хотя бы неофициальный. По прошествии двух недель полицейские сообщили, что пока ничего комментировать не хотят.

…История будет тянуться еще долго. Обеими сторонами конфликта написаны заявления в правоохранительные органы по самым разным статьям УК, от побоев до возбуждения ненависти на национальной почве. Юристам – раздолье.

Впрочем, все может закончиться еще более неожиданно. Напомним, что весь имущественный комплекс находится под арестом. То есть возможность им распоряжяться у хозяина сильно ограничена, в какой степени – мы не знаем. Поэтому вовсе не исключено, что на производство, в конце концов, явятся судебные приставы и выгонят вообще всех.