Почему никто не знал о «подростковых» порнофильмах Юрия Дмитриева

Участник судебного процесса рассказал очень интересные подробности

Пресс-конференцию карельского детского омбудсмена Геннадия Сараева, которую он дал 18 ноября, можно назвать поворотной в общественном отношении к делу известного историка, осужденного за сексуальные действия насильственного характера в отношении бывшей приемной дочери. История с «дневником здоровья» перестала быть достоверной.

Участник судебного процесса рассказал очень интересные подробности

Несколько дней назад на одном из федеральных каналов вышло интервью с Юрием Дмитриевым, взятом в петрозаводском СИЗО. Там заключенный признал, что в его компьютере было несколько сотен фото обнаженных детей. Несмотря на тенденциозность в подаче материала, приведенные в нем факты и слова самого Дмитриева оспорить практически невозможно.

Но, как рассказал журналистам Уполномоченный по правам ребенка Геннадий Сараев, в архиве историка находилось и видео: порно про несовершеннолетних.

Фото пресс-службы главы РК

Как сразу оговорился Сараев, эта информация поступила к нему из собственных источников – сам он стороной судебного разбирательства не являлся и к материалам допущен не был. Тогда мы связались с тем, кто находится в эпицентре событий – Игорем Перовым, адвокатом, представляющим интересы бывшей приемной дочери осужденного.

Фото: "Столица на Онего"

Игорь Леонидович подтвердил озвученные Сараевым факты. И тогда мы задали вопрос, на который сам детский омбудсмен ответить не смог: как получилось, что никто не знал о существовании этих материалов? Ведь это было одним из ключевых моментов в первом деле Дмитриева – об изготовлении детской порнографии.

Напомним: тогда ведущие эксперты страны, включая спецов из клиники Сербского, признали его вменяемым, не склонным к педофилии, а фотографии приемной дочери – не порнографическими. Они имели полное право сделать такой вывод, потому что ни в чем другом склонность подсудимого к педофилии не проявлялась. Проще говоря, у него не было мотива для изготовления детского порно.

Вслед за экспертами свой вывод сделала общественность, в том числе и мы: дело сфабриковано.

Читайте по теме: «Кто ответит за «дело Хоттабыча»?»

И мы тоже имели на это право, потому что человека держали за решеткой и судили без доказательств. И судья вынесла вполне разумный вердикт: невиновен.

Читайте по теме: "Юрий Дмитриев признан невиновным по "нехорошим" статьям"

Но, считает детский омбудсмен, как только в компьютере подсудимого обнаружились другие материалы такого же характера, мотив появляется.

Как пояснил нам Игорь Перов, эти видеоматериалы всплыли только в апелляционной инстанции – в Верховном суде Карелии, который отправил Дмитриева в колонию на 13 лет. И что самое примечательное – после перевода. То есть просматривать их, видимо, никто не брался, искали-то фото. А названия фильмов – на немецком и английском. Как мы понимаем, лишь в апелляции кто-то додумался перевести эти названия.

Из собственных источников нам стали известны некоторые из них (всего «киношек» и «мультиков» оказалось более десятка): «Используемые подростки», «Подростки мокрые», «Школьница»… И нашелся свидетель, подтвердивший, что подсудимый регулярно эти фильмы просматривал. Степень доверия к свидетелю установить трудно: мы не знаем, кто этот человек.

Как пояснил детский омбудсмен, именно на основании вскрывшихся в ходе апелляционного процесса фактов дело о порнографии было направлено на пересмотр. Таким образом, «дело Дмитриева» еще далеко не закончено.