Чем шведские выборы отличаются от российских. Часть первая

Журналист «МК» в Карелии» увидел, как обеспечивается 80-процентная явка в скандинавском королевстве

В этом году избирательной системе Карелии исполняется 25 лет – и явка на последних выборах едва превысила 20 процентов. Шведской избирательной системе в этом же году «стукнет» век – и там на участки приходит не менее 80 процентов граждан. Только ли в возрасте разница – разбираемся на месте.

Журналист «МК» в Карелии» увидел, как обеспечивается 80-процентная явка в скандинавском королевстве
Под мелко моросящим дождем шведы терпеливо ждут своей очереди проголосовать. Фото: Нармина Гейбатова

Город велосипедов
«Хаос!» - под такими или похожими заголовками вышли шведские газеты утром 10 сентября, на следующий день после выборов всех уровней. Причин несколько. Во-первых, самая влиятельная партия страны – социал-демократы – показала худший за 100 лет результат. Во-вторых, две основные политические силы в парламенте (риксдаге) поделили мандаты практически поровну. И третье – к реальной власти прорвались ультраправые, став третьей партией по результатам голосования. Теперь посмотрим, как все это произошло, и чем процесс отличается от нашей Карелии, где выборы состоялись в тот же день.
Возможность российским журналистам понаблюдать за главным политическим событием в жизни шведов предоставила международная организация «Баренц Пресс Интэрнэшнл», в которую входят репортеры из Норвегии, Швеции, Финляндии и севера России. Изначально предполагалось, что знакомиться с системой выборов в королевстве мы будем и в провинции, и в столице, но потом Стокгольм отменился. Как нам дали понять, «центровые» политики решили не тратить время на русских журналистов. Да, россиян шведские обыватели недолюбливают и побаиваются. Но, как рассказывают наши тамошние коллеги, речь идет в подавляющем большинстве о тех, кто никогда не имел дела с русскими. Или о политических деятелях, для которых конфронтация с нашей страной – часть работы.
Таким образом, площадкой для наблюдений стал Умео, столица губернии (лена) Вестерботтен. Город очень необычный: к 125 тысячам жителей нужно добавить 32 тысячи студентов. А количество велосипедов просто не поддается исчислению: они здесь везде и у всех. Во многих семьях даже нет собственного автомобиля. Для поездок за город в этом случае используют прокатные машины, причем частью это «гибриды». Заправка для прокатных электрокаров расположена прямо во дворе муниципалитета. 
100 лет демократии
Надо сказать, что история выборов в Швеции не так уж и длинна. Решение о введении всеобщего избирательного права было принято только в 1918 году, сто лет назад, а первые демократические выборы прошли в 1921-м. Но и они были с ограничениями – голосовать запрещалось судимым, банкротам и не служившим в армии. Впрочем, в 1948 году сняли и эти препоны, а в 1974 году выборы приняли свой сегодняшний вид: всеобщее голосование с 18 лет, король становится чисто представительской фигурой, правительство формируется парламентским большинством. 
Традиционно в шведском риксдаге представлено два противоборствующих блока: красно-зеленые (социал-демократы, «левые», экологическая партия) и Альянс (умеренные, центристы, либералы и христианские демократы). С наплывом эмигрантов, которых королевство приняло свыше 160 тысяч, появились и ультраправые – «Шведские демократы», призывающие запретить иммиграцию. Вот эти 8 партий и боролись за места в парламенте.

Довольно забавно выглядит их агитация. По телевизору – дебаты за дебатами, на улицах – билборды, но главный упор делается на личное общение. На центральной площади любого города стоит несколько домиков-времянок от каждой партии, где и происходит политическое охмурение – у кого под музыку, у кого под сосиски. Примечательно, что никаких «дней тишины» здесь нет, агитировать можно даже перед самым избирательным участком в день голосования. Правда, сами мы такого не видели.
Массовая тайна
Реалии довольно схожи с Россией: здесь также нет порога явки, голосование идет по спискам, а выбранного депутата невозможно отозвать до конца его полномочий. Но есть и существенные отличия. Во-первых, никаких препон кандидатам: ни муниципальных фильтров, ни трудностей с регистрацией, ни ограничений людям с двойным гражданством. Более того: человек без гражданства, легально проживший в стране более 3 лет, уже может баллотироваться в местный совет. Для выдвижения в риксдаг требуется шведское гражданство, но наличие еще одного никого не волнует. В РФ же, напомню, даже иностранный вид на жительство не позволяет человеку не только быть избранным в совет любого уровня, но даже состоять на государственной или муниципальной службе. Многие считают это прямым нарушением Конституции, гарантирующей всем без исключения гражданам России равные избирательные права. Но кого в России сейчас интересует Конституция… В Швеции в избирательных правах поражен только один гражданин страны: король, который не имеет право голосовать. Ну, в общем-то, справедливо – если тебя никто не выбирал, то и ты не должен.
…На наших глазах 9 сентября на избирательный участок выросла солидная очередь: шведы пришли голосовать целыми семьями. Но уникальность процесса в том, что члены семьи понятия не имеют, кто из них как голосует. То есть тайна политических предпочтений – абсолютная, а вопрос «За кого голосовал?» считается крайне бестактным. 
- Как же так?, - волновались российские журналисты. – О чем же вы вообще разговариваете? У нас люди даже разводятся иногда из-за политических взглядов…
- Вот чтобы семьи не распадались, мы и молчим, - успокаивал председатель правления «Баренц Пресс Интэрнэшнл» Тим Андерссен. 
Вот они - простые шведские истины…
Продолжение следует

День выборов в Швеции

День выборов в Швеции

Смотрите фотогалерею по теме

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №40 от 26 сентября 2018

Заголовок в газете: Шведский выбор