Жизнь на Шпицбергене 30 лет назад - и сегодня. ФОТО

Как коч "Помор" прорвался за "железный занавес". Часть пятая

15.08.2019 в 23:37, просмотров: 1855

Мы заканчиваем рассказ о путешествии карельских корабелов к берегам «Батюшки Груманта», организованный три десятка лет назад энтузиастами из клуба «Полярный Одиссей».

Жизнь на Шпицбергене 30 лет назад - и сегодня
Фото: pikabu.ru

Читайте по теме: "Что пили-ели в море современные путешественники"

                               "Как коч "Помор" прорвался за "железный занавес"

Баренцбуржцы с украинской мовой

Сейчас интересно сравнивать воспоминания участников экспедиции и нынешним положением русского поселения на Шпицбергене. Согласно договорам с Норвегией, СССР имел на архипелаге концессию на добычу каменного угля, построив шахты и три поселка: Баренцбург, Пирамида и Грумант. Баренцбург - "русская столица" острова - поражал своей монументальностью: на сваях, вбитых в вечную мерзлоту, возведены великолепный Дворец культуры, спорткомплекс с бассейном, многоэтажные жилые дома. Станция космической связи позволяла смотреть советское ТВ - правда, только одну первую программу. Сами баренцбуржцы получали непомерно высокую по тем временам зарплату: в 1989 году она составляла в среднем 1080 рублей. Полгода - и ты катаешься на "жучке".

 Баренцбург

И все-таки, как отметили одиссеевцы, что-то было не так в этом заполярном "королевстве". Прежде все то, что на Шпицбергене не было постоянных жителей. Шахтеры приезжали сюда на два года по вербовке, в основном из Украины. В фойе круглосуточной и бесплатной столовой стояли три почтовых ящика с надписями "Донецк", "Ворошиловград" и "Прочие" - для ускорения сортировки писем. Виктор Георги рассказывал: "В клубе люди смотрели по телевизору программу "Время": сюжет о забастовках в Донецкой области, и слышались возгласы; "Да это же Петро! А цэ Гришка стоит…". В общем, как у нас в первые годы работы Костомукшского ГОКа: закрыл глаза на улице, и слышишь говор, будто оказался где-нибудь в Кривом Роге.

Завербованные шахтеры не получали зарплату наличными - ее переводили на сберкнижки. Вместо денег им выдавали талоны от хозяина - треста "Арктикуголь", которые можно было отоварить в единственном в поселке магазине. Ассортимент - не богатый, что называется, "повседневного спроса". Впрочем, мебель или теплая одежда выдавалась полярникам от "Арктикуголь" бесплатно. Зато алкоголь был вообще под запретом - "сухой закон". Как рассказала продавщица, к прибытию нашей флотилии выручка этого "сельпо" резко выросла: шахтеры раскупили все фотоаппараты "Зенит" советского производства, чтобы запечатлеть этот исторический момент.

Норвежцы в поселке Лонгйир, административном центре Шпицбергена, обустроились по-своему. "Проще и, как бы это сказать, честнее, чем мы», - писал Георги. – «Они без показной монументальности строят небольшие деревянные сборные дома со всеми удобствами, вплоть до теплых полов. Люди на 78-м градусе северной широты пользуются всеми благами цивилизации, которые не ограничиваются калорийным питанием и жилищем, а гарантируются свободой передвижения - в поселке расположен аэродром, есть такси, скоростные спасательные и пассажирские суда. Истощится разрабатываемый сегодня угольный пласт – и без труда поселок будет перенесен в другой район". Разве что кирха, наверное, останется на месте. Это прекрасное здание с высокой крышей – самая северная в мире церковь".

 Фото: Surfingbird.com

Несмотря на все внешнее благолепие, советский Баренцбург был обиталищем временщиков. Ребята побывали в другом нашем поселке - Груманте. Общее впечатление - как в кинофильме Тарковского "Сталкер": брошенные полуразрушенные дома, обогатительная фабрика... Следы фантастической, никому не ненужной жизни на фоне отрешенных остроконечных заснеженных гор. Дело в том, что уже тогда все советские шахты были нерентабельны. Но СССР, в угоду никчемным амбициям, содержал это бесперспективное производство.

В 1992 году правопреемником концессии стала Россия. За время ее "владычества" была закрыта шахта в поселке Пирамида, который постигла участь Груманта.

Предприятие в Баренцбурге еще существует, хотя, по данным Википедии, большая часть администрации треста "Арктикуголь" предусмотрительно перебралась в норвежский Лонгйир. Сведения о деятельности нашей колонии на архипелаге и сегодня крайне скудны. Известно, например, что госрасходы на содержание производства только в 2006 году составили почти 400 миллионов рублей. А в 2015 году директор шахты Валерий Железняков признался: "Сейчас на руднике работают более 329 граждан Украины и около 42 россиян"...

"Да, мы, русские, советские люди, в какой-то мере все же ущемлены тем фактом, что Шпицберген находится под суверенитетом Норвегии, - пророчески писал Виктор Георги в 1989 году. – «И с присущим нам необузданным размахом и обидой стали строить бесперспективные промышленные поселки, тратя миллионы рублей... Зачем они? Чтобы назло всем закрепиться - осесть здесь навсегда?" Но эти вопросы уже выходят за рамки компетенции нашего повествования.

Прощание с архипелагом

"Вечером 22 июля на веслах отошли от причала, от ставшего почти родным берега с красными звездочками цветов северной камнеломки, - попрощался с "Батюшкой Грумантом" летописец похода Георги. - Берега, в чьих недрах на угольных пластах навек окаменели следы диковинных динозавров и широколистных растений. Поселка, по улицам которого вместо голубей разгуливают чайки, а вместо собак — низкорослые доверчивые олени.

Поймав ветер, крепим по бортам шестиметровые весла и поднимаем парус. Грот пузатый, как баба на сносях. Из-под самого носа набирающего скорость коча улепетывают ленивые кайры, громко хлопая по воде черными крыльями. Вот они — последние аплодисменты Ис-фьорда…"

P.S. В 1991 году коч "Помор" и его новый экипаж были доставлены грузовым судном по Севморпути на Чукотку, самостоятельно пересекли Берингов пролив и достигли Аляски, пройдя путь первооткрывателей "Русской Америки", а через год вернулись в Петрозаводск. Но это уже другая история...

 

Фото: pikabu.ru

Автор благодарит Виктора Георги за помощь в публикации материала.