Хроники потрясения: что известно об убийствах в Петрозаводске

Республика не видела "серийников" много лет

Республика не видела "серийников" много лет

19 сентября, вечер. В социальной сети, в анонимном паблике разлетается предупреждение – проявлять бдительность, беречь себя, ибо в Петрозаводске якобы орудует маньяк; мол, известно уже о нескольких жертвах. Информация будоражит пользователей, но наиболее критично настроенные склоняются к тому, что это розыгрыш. Другие же начинают размещать посты, что по слухам, словам каких-то компетентных родственников и иных очень секретных и домашних источников – предупреждение правдиво и найдено аж три трупа. Эта особенность – волна дезинформации – станет сопровождать события на протяжении двух дней. Просто потому что срабатывает древнейшее правило – если не скажешь ты, найдется тот, кто скажет за тебя. В отсутствии оперативнейших (хотя бы устных) заверений (хотя бы журналистам) паническая волна набрала свой первый оборот.

20 сентября, первая половина дня. В Следственном комитете, в отличие от обычного, не сильно затягивают с комментариями и сообщают о возбуждении уголовного дела по первой части статьи «убийство». Таким образом, подтверждается, что у общежития медколледжа в Петрозаводске с ножевыми ранениями обнаружена студентка 4 курса. В ведомстве настаивают, что информация о других трупах не соответствует действительности.

20 сентября, начало второй половины дня. Опять-таки в соцсети появляется видео – очевидцы засняли работу полиции, которая накрывает тело женщины. События происходят в парковой зоне у стадиона «Юность». Судя по записи, ее обнаруживают прохожие. Горожане мгновенно связывают эти два происшествия, еще до заключения экспертов. Вновь при отсутствии взаимодействия с соцмедиа, ведущими интернет-изданиями, в столице Карелии нагнетается атмосфера ужаса. Некоторые СМИ пишут о пяти и даже восьми жертвах преступника; в соцсетях активисты объединяются для патрулирования города; в офисах, общественных местах, по телефону и личных переписках петрозаводчане делятся опасениями выходить с работы, отпускать куда-либо детей. Часть журналистов и доброхоты по камерам наружного видеонаблюдения начинают собственное расследование. След уводит в микрорайон Сулажгора. Параллельно появляются слухи о том, что в других микрорайонах города также находят подозрительных людей и… зарезанных женщин. Следователи сообщают о втором уголовном деле по статье «убийство».

20 сентября, вторая половина дня. Вновь видеозапись – задерживают некого мужчину в районе Чапаевского кольца, на Древлянке. Он разительно не схож с тем человеком, который садится в такси в центре города через минуты после второго убийства, и на которого указывают как на предполагаемого подозреваемого. Тем не менее, часть СМИ заявляет, что убийца пойман. Представители Следственного комитета после долгих попыток дозвониться отвечают, что «работают», но задержание никак не комментируется.

Примечательна и такая деталь. Поздним вечером, когда официальная информация о поимке злоумышленника придет от Следкома, ссылка сгенерирует данные о том, что администрировался данный блок в 17 часов 9 минут.

20 сентября, поздний вечер. МВД и СУ СК заявляют о задержании подозреваемого и это, действительно, не тот человек, который был ранее упомянут в связи со страшными событиями. Более того, в социальной сети тут же появляется ссылка на личную страницу гражданина И., которая заполняется угрозами и оскорблениями. В комментариях вновь начинается поток подробностей, выглядящих достоверно: «прятался в гаражах», «нашли в Сулажгоре», «нож выкинул», «плакал», «не в себе».

Недолгий поиск в сети приводит к еще одной нити. Гражданин со схожими личными данными в 2006 году был осужден в Петрозаводске. В первый раз. Так как по официальным данным подозреваемому 29 лет, то, возможно, этот факт биографии пришелся на возраст до совершеннолетия. В документах фигурирует Невельский район Псковской области, где располагается воспитательная колония для несовершеннолетних. Далее, в 2011 году вновь рассматривается уголовное дело с участием того же человека. Приговор более строгий, несмотря на наличие ребенка. Освобождается он совсем недавно.

Из собственных источников «МК» в Карелии» также узнал, что жертв были три.

Хроника потрясения на этом не заканчивается. Трудно себе представить, каково сейчас родным и близким жертв. И вряд ли стоит обвинять СМИ или население в будировании этой темы – домыслы заполняли пустоту, а не переживать во всей этой истории было невозможно.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №40 от 26 сентября 2018

Заголовок в газете: Хроники потрясения