Как Леонид Белуга покупал "Петрозаводскмаш". Часть первая

Самое передовое предприятие карельской столицы могло вообще исчезнуть

18.09.2019 в 00:06, просмотров: 2598

В этом году холдингу "Лотос" исполнилось 30 лет. За это время из небольшого кооператива с единственным магазинчиком, оборудованным в парадном подъезде одного из домов на проспекте Ленина, его учредителям - Леониду и Татьяне Белугам - удалось создать грандиозное торгово-производственное предприятие. Магазины, гипермакеты, торгово-развлекательные центры в Петрозаводске и Кондопоге стали визитными карточками этих городов. Но сегодня уже мало кто помнит о том, что "Лотос" в начале этого века буквально спас от разорения крупнейшее предприятие столицы Карелии - "Петрозаводскмаш". Сегодня - о том, как это было.

Как Леонид Белуга покупал
"Петрозаводскмаш" в 1980-х. Фото: biblioteka.ptz.ru

Гордость республики

Петрозаводское Ордена Трудового Красного Знамени машиностроительное объединение "Тяжбуммаш" имени В. И. Ленина, как оно называлось в советский период, было открыто в 1964 году в рамках программы по модернизации целлюлозно-бумажной промышленности СССР. Проект вылился в грандиозное строительство завода для всей страны, не говоря уже о его значимости для республики и самого Петрозаводска. Новейшее по тем временам оборудование и научно-конструкторская база позволяли выпускать на предприятии узлы и готовые бумагоделательные машины, уникальное оборудование для нефтехимической промышленности не только для СССР, но и зарубежных компаний.

 Фото: aemtech.ru

Завод дал толчок для развития Петрозаводска. Гигант машиностроения потребовал тысячи рабочих рук, людей новых специальностей. А с ними появилась инфраструктура: и все в ней можно было назвать первым - комплексный благоустроенный жилой микрорайон на Октябрьском проспекте, Дворец культуры и техники, собственный техникум и профтехучилище, поликлиника, загородные база отдыха и пионерский лагерь.

С момента своего создания предприятие не раз меняло свои названия: "Завод бумагоделательных машин", "Тяжбуммаш", "Целлюлозмаш", "Петрозаводскбуммаш", но суть его работы не менялась: производство было государственным, а значит, стабильным. Попасть на работу в "Петрозаводскбуммаш" считалось удачей: высокая зарплата, хорошие премиальные, возможность скорого получения квартиры, условия для карьерного роста – что еще надо было советскому человеку?

Ваучерная приватизация

Но грянула Перестройка, а с ней и приватизация. Здесь нам придется сделать небольшой экскурс в область политэкономии этого периода жизни нашей державы. Перестройка подразумевала перевод экономики СССР на рыночные рельсы. По сути, это была тотальная приватизация предприятий посредством ваучеров.

Этот процесс, по замыслу его разработчика Анатолия Чубайса, выглядел так. Каждый гражданин от Москвы до самых окраин получал ваучер – ценную бумагу, составляющую условную долю всего имущества страны, подлежащего приватизации. Этот чек мог быть обменян на акции любого предприятия, или передан в инвестиционный фонд, который по своему разумению вкладывал эти ваучеры в предприятия или фондовые рынки. Номинал одного ваучера был объявлен в 10 тысяч рублей. Как с гордостью говорил Чубайс, его стоимость равнялась двум автомобилям "Волга". Но, как потом сказал премьер-министр Виктор Черномырдин, "хотели как лучше, а получилось как всегда".

Большинство граждан, ошеломленных свалившейся на них нежданно-негаданно капитализацией, не имели ни малейшего представления о рынке ценных бумаг. Те, кто вложили их в выросшие как грибы инвестиционные фонды, потеряли все: эти конторы-однодневки начали лопаться одна за другой. Поэтому зачастую эти ценные бумаги женщины обменивали на пару дефицитных импортных сапог, а мужики – на ящик "бормотухи".

 Фото: livejournal.com

Но были люди, особенно рабочий класс, которые вкладывали свои ваучеры в предприятие, на котором работали. Действовала советская психология: "держись за родную заводскую трубу". Таким образом они, обменяв ваучеры на акции, формально становились соучредителями предприятия, хотя, конечно, никакого влияния на деятельность акционерного общества оказывать не могли.

"Петрозаводскмаш" не стал исключением: в 1993 году предприятие было преобразовано в ЗАО – закрытое акционерное общество. С этого момента завод прошел все стадии «детских болезней» раннего капитализма: не обрел сильного акционера, в результате чего не имел четкой экономической политики, стабильного управления. Предприятие потеряло связи с поставщиками, резко сократился пакет заказов. Надо сказать, что на то были и объективные макроэкономические причины как следствия распада СССР.

Распродать по частям

Леонид Белуга вспоминает:

 Фото: Иван Степанов

- В этот период мне все чаще рассказывал о печальном положении завода мой тесть - Леонид Адамович Ситяшенко, кавалер ордена Трудового Красного Знамени, фрезеровщик, имеющий личное клеймо, которое он имел право ставить на изготовленные детали как символ безупречного качества. Людям месяцами не платят зарплату, кого-то выбрасывают на улицу по сокращению, кто-то сам уходит в поисках лучшей доли. «А еще на заводе появились представители какой-то "Энергомашкорпорации", предлагают продать акции за хорошие деньги» - рассказывал тесть. – «Одни соглашаются, а другие уверены: акции купят, а завод распродадут. Что делать, Леня?».

Я стал собирать информацию об этой компании. На первый взгляд, вроде бы солидная фирма, главный акционер нескольких предприятий целлюлозно-бумажного и нефтегазового комплексов. Но вот что насторожило: эти предприятия, после проникновения в них ЭМК, как правило, становились банкротами, и их распродавали по частям. Если кто смотрел фильм "Красотка", то помнит героя Ричарда Гира, который говорил: "Я покупаю слабые предприятия, дроблю их, а потом продаю уже дороже".

В то время к этому уже шел Онежский тракторный завод. Его собственное руководство раздробило предприятие, и это преподносилось как "прогрессивный менеджмент". Что стало в результате такого "управления" с ОТЗ, мы знаем. Я понял, что "Петрозаводскмаш" ждет такая же злая участь…

Продолжение следует.