Почему переехавшая в Коткозеро фельдшер осталась без жилья

Женщина утверждает, что ее обманули, но местные жители доказывают, что она сама лукавит

07.11.2019 в 18:12, просмотров: 2447

На прошлой неделе стали известны некоторые подробности очередного околомедицинского скандала, разразившегося, на этот раз, в Олонецком районе. Приехавшая по приглашению районной больницы фельдшер живет в бараке, хотя ей обещали дом. Проверка показывает, что на самом деле все обстоит иначе.

Почему переехавшая в Коткозеро фельдшер осталась без жилья
Фото: pixabay.com

О своих злоключениях Светлана Корешкова активно рассказывает в соцсетях – она и зарегистрировалась «вконтакте» только пару недель назад. Суть ее претензий к карельским властям состоит в том, что она приехала в Олонецкий район под твердое обещание о покупке частного дома с приусадебным участком - ей и ее большой семье. Вместо дома многодетной семье выделили 40-метровую квартиру, в которой течет крыша, а коммуналка составляет минимум 11 тысяч рублей в месяц.

Светлана обращалась к главе Карелии, но ответ ее, видимо, не устроил (хотя ответа она общественности не предъявляла). Тогда она пригрозила перекрыть трассу «Кола» (чего, по счастью, не случилось), а 5 ноября подала заявление об увольнении – правда, несколько странное.

Чтобы разобраться в ситуации, мы связались с главным врачом Олонецкой ЦРБ Надеждой Кюршуновой, и вот что выяснилось.

Купить больница может только то жилье, которое выставлено на официальные торги. Какой тут возможен отмыв денег - непонятно. Была попытка приобрести именно дом, и не одна, но аукцион дважды был признан несостоявшимся, поскольку не поступило предложений.  

- При проведении аукциона мы не имеем дела с физическими лицами, только с юридическими, - объясняет руководитель медучреждения. – Действуем строго в рамках закона о госзакупках. Торги проводятся на электронной площадке, продавец должен быть там зарегистрирован и иметь электронную подпись. У хозяев частных домов в Коткозере такой подписи нет, участвовать в аукционе они не могут. А хозяйка купленной в итоге квартиры продавала ее через организацию – Центр недвижимости.

Как рассказывает Надежда Кюршунова, рассказы Светланы Корешковой о плачевном состоянии купленного жилья не соответствуют действительности: квартира с евроремонтом, с сауной, ни о какой текущей крыше здесь никто не слышал. Это подтверждают и в администрации Коткозерского сельского поселения, где с нами охотно пообщались и рассказали много интересного.

Как выяснилось, бывшая хозяйка проданной квартиры никогда не жаловалось на состояние жилья. Проблемы были у ее соседки из соседнего подъезда, но не у нее. Что же касается заявленной суммы коммунальных платежей в 11 000 рублей на двоих (и которая возрастет из расчета на семерых), то это просто невозможно.

Понятно, что в Карелии сумма коммунальных платежей начисляется не по количеству проживающих, а по метражу и счетчикам либо нормативу (за исключением вывоза мусора). Но, рассказали в коткозерской администрации, дом, в котором Корешковым купили квартиру, оборудован не только приборами учета воды, но и теплосчетчиком – таких домов в поселке всего три. Это значит, что в теплый период, когда отопление не нужно, платить за него не приходится, что существенно экономит семейный бюджет.

Как нам подтвердила главврач, сумма коммуналки за октябрь по этой квартире составила чуть более 2350 рублей. Многодетная семья к этому добавила бы только расход воды и вывоз мусора, и вряд ли это была бы настолько серьезная сумма. Особенно учитывая, что из пяти детей Корешковых живут с ними, по словам Надежды Кюршуновой, только трое.

Главврач не скрывает: она рада, что ей не пришлось покупать дом. Потому что следующий медработник, которому перейдет это служебное жилье, вряд ли захочет жить на земле и держать скотину. Остается открытым вопрос, почему семья Корешковых так яростно рвется жить в неблагоустроенном доме с дровяным отоплением.

Возможным объяснением станет наше предположение: Светлана Корешкова не до конца понимает, что речь идет именно о служебном жилье. То есть дом не принадлежал бы ни ей, ни даже больнице – он находился бы в собственности у государства в лице республиканского Минимущества, которое передавало его Олонецкой ЦРБ в оперативное управление. Как и только что купленную квартиру. И как только фельдшер увольняется, она обязана освободить жилплощадь. Наличие в семье пятерых детей и мужа-инвалида никак не изменило бы ситуацию – их бы выселили, это уже годами устоявшаяся судебная практика.

Как бы то ни было, Светлана Корешкова увольняется. Первый вопрос – как это отразится на медицинском обслуживании коткозерцев? По словам Надежды Кюршуновой, трагедии не ожидается. Летом Корешкова не работала полтора месяца – брала отпуск за свой счет в связи с переездом. Последние три недели она также отсутствовала, на этот раз в связи с жилищными проблемами. Но есть, кому ее заменить, а теперь, когда в поселке появилась благоустроенная квартира для медработника, долго ждать нового фельдшера не придется.

Что дальше собирается делать приезжая семья – непонятно. Сама Светлана вроде упоминала, что у нее есть другие предложения из Карелии, но ничего конкретного не говорила. Но одну проблему ей решать придется: при поступлении на работу семье выплатили 500 тысяч рублей подъемных средств, которые теперь придется возвращать. Впрочем, учитывая воинственный настрой женщины, делать это добровольно она не собирается. Так что история наверняка будет иметь продолжение.

И все же остается вопрос: если руководство больницы знало, что к ним едет многодетная семья - неужели нельзя было оценить возможности поселка и честно предупредить, что рассчитывать на просторную квартиру людям не стоит?