Обманутые дольщики: как пряжинцы остались без денег и без квартир

Долгострой, который никто не собирается убирать, напоминает жителям карельского поселка о том, как их обманули

Это место, которое среди местных жителей прозвали «стройкой» – посеревший от времени фундамент многоэтажного дома на улице Гагарина, рядом с бывшим почтовым отделением. В отличие от самой почты – ровесницы фундамента,  и Пряжинской ЦРБ, которую после долгих мытарств и исчезнувших без следа строительных материалов все-таки возвели в 2006 году, этот фундамент так и осталась «долгостроем», наследием 90-х годов 20 века. История у такого «наследия», как водится, печальная – с обманутыми дольщиками, пустыми обещаниями и безрадостным настоящим.

Долгострой, который никто не собирается убирать, напоминает жителям карельского поселка о том, как их обманули
Фото Ксении Сорокиной

На публичной кадастровой карте Карелии «стройка» значится как строение без номера – безликость, которая в 1992 году выросла на месте нескольких жилых домов.

«Утром деньги, вечером – квартиры»

В муниципальном архиве о злосчастном строительстве удалось найти всего один документ: распоряжение об отводе земельного участка.

Людмила Яршина, которая долгое время была председателем поселкового совета в Пряже, рассказала, что строительство почты и фундамента началось примерно в одно и то же время, причем строила оба объекта вроде как одна строительная компания. Сначала за стройку взялись активно, а потом почту достроили, а новый дом так и не появился.

Причем деньги на его строительство перечисляли как предприятия, в том числе Пряжинский совхоз, так и сами жители. Предприятиям после того, как строительство было заморожено, ничего так и не вернули. Люди смогли получить свои деньги обратно. Но, как оказалось, не все.

Одной из пострадавших оказалась Людмила К., сотрудница отделения Россельхозбанка, закрытого в 2000 году.

«В 1992 году в Пряже на улице Гагарина началось строительство многоквартирного дома (судя по договору, все-таки 60-квартирного – прим. ред.). Наша семья решила приобрести там квартиру», - рассказывает Людмила. – «На тот момент работала я специалистом в банке, он являлся филиалом коммерческого банка «Карелия». Нас переименовывали неоднократно. Когда заключали договор с мэрией – мы были уже отделением Россельхозбанка.

Нашему банку в этом доме выделили три квартиры – для троих работников. Мы брали ссуды на строительство квартиры, передали эти деньги банку, а банк от нашего имени передал эти деньги в Управление капитального строительства Совета Министров Карелии.

Взятая мной на 15 лет ссуда составила 491 тысячу рублей на четырехкомнатную квартиру, и это при окладе в 1500 рублей в месяц.

Я выплатила всю ссуду целиком, но обещанной квартиры так и не получила. При этом специалисты банка, которые должны были получить квартиры в этом же доме, оказались в точно такой же ситуации»…

Ее коллега Вера П. также брала ссуду – 348 тысяч рублей на двухкомнатную квартиру.

Женщина вложилась в строительство, но взамен не получила ни новой квартиры, ни денег. Она пояснила, что о том, что деньги можно было вернуть, им никто и не сказал, в суд не обращались – время было такое, что не были уверены, что это поможет добиться справедливости. Также Вера Александровна уточнила, что в начале 2000 года они обращались в районную администрацию – узнавали, будет ли возобновлено строительство. Им сказали, что ничего ждать уже не стоит.

Не дождались благоустроенного жилья и пряжинцы, чьи дома, находящиеся на месте масштабного строительства, попросту снесли.

Виталий Шлыков рассказывает, что добротный дом финской постройки с тремя комнатами, где жила его семья, находился по адресу Гагарина, 11. Когда его снесли, родители получили благоустроенное жилье, а ему и сестре временно обещали выделить квартиры в маневренном фонде. Получить квартиры удалось только через год, когда деревянный барак у автовокзала разобрали и собрали вновь, но уже на улице Заречной. Пока ждали собственного жилья, жили у родных. Со временем все трудности должны были окупиться: в новом доме по улице Гагарина и брату, и сестре выделили бы по квартире со всеми удобствами. Больше полувека прошло, а благоустроенных квартир брат и сестра так и не получили.

Без номера и будущего

Теперь «стройка», как в навязчивой рекламе – три в одном: это и место, где собираются подростки, и общественный туалет, и огромная мусорная свалка.

Зато благодаря «стройке» все проблемы, которые существуют в поселке, удается решить, правда, не по-человечески, а как бы вывернув наизнанку. Здесь молодежь может скоротать вечер вдалеке от родительского контроля. Опустившиеся люди могут найти временное и бесплатное убежище на пару ночей. Приезжие – сходить в туалет, раз уж, кроме деревянного туалета у автовокзала, альтернатив во всем поселке не найти. Ну, и конечно, зачем платить за мусор, если есть «стройка», до которой никому нет дела?

К слову сказать, несанкционированная свалка стала расти и шириться в подвале «долгостроя» после того, как рядом с ним установили контейнерную площадку. Правда, облагородили площадку только несколько недель назад, до этого весь мусор просто свободно разлетался вдоль «стройки» и попадал в подвал. Есть предположение, что из-за переполненных контейнеров его порой сюда и выносили.

«Стройка» вообще много чего повидала. Если вокзалы ассоциируются с искренними поцелуями и расставаниями, то фундамент – место, где постоянно разворачиваются подростковые драмы. Здесь подростки переживают обиды, непонимание, пытаются влиться в компанию, громко матерятся, пьют алкоголь и общаются с участковым. Хотя несколько лет назад на «стройке» можно было найти не только пустые банки и бутылки, но и шприцы. А около 20 лет назад – даже мертвых котов. Что говорить: во время майских праздников в этом году окоченевший труп животного среди мусора лежал у центрального входа. Так что очередная уборка мусора вдоль фундамента для меня закончилась похоронами безымянного кота. Скорей всего, случайность, а не подростковая жестокость, как это было в прежние времена.

Если говорить, о количестве алкогольных отравлений или травм, которые получены на «стройке» в результате падений, то едва ли кто-то ведет подобную статистику. Учитывая, что сам подвал полон битого кирпича, стекла, досок и мусора всех сортов, не верится, что там никто и никогда не получал увечий. Но если бы что-то из произошедшего хотя бы раз вышло «за рамки», об этом гудел бы весь поселок и, возможно, «стройку» наконец бы убрали, так как восстановлению здание не подлежит.

Пока же власти насчет ликвидации фундамента отвечают лаконично: денег нет. Тем не менее, сейчас в поселке удалось разобраться с бывшей котельной №2, где также постоянно собирается молодежь. Вскоре на месте котельной появится ФОК с бассейном. Построить бассейн в Пряже, кстати говоря, обещал еще Олег Ермолаев, когда был главой администрации района. Видимо, поэтому вопрос о строительстве вплоть до конца прошлого года поднимался довольно часто. Вроде как мечта пряжинцев о бассейне сбудется в 2021 году.

Фото автора.