Рысью по Руси: чем кормят Валдай и Торжок

Наш корреспондент продолжает автомобильное путешествие по регионам, расположенным недалеко от Карелии

Мы уже рассказали, что можно и нужно посмотреть в Старой Ладоге и Великом Новгороде. Отправляемся дальше – в Тверскую область.

Наш корреспондент продолжает автомобильное путешествие по регионам, расположенным недалеко от Карелии

Кругом Россия

Дорога от Новгорода до Твери сама по себе представляет достопримечательность. Начнем с потрясающе красивой аллеи, по которой выезжают из города.

А дальше перед вами выбор: свернуть на платную автотрассу и долететь с ветерком, или поехать, что называется, по России, пересекая все поля и веси. Мы выбрали второе – и не пожалели.

Во-первых, дорога оказалась весьма и весьма качественной: временами четырехполосной, по две полосы в каждую сторону, а на основном своем протяжении – трехполосной, то есть по две полосы на сторону попеременно. Каждые 600-800 метров магистраль расширяется, давая возможность обойти грузовики. Очень остроумное решение.

Но за пределами трассы все выглядит довольно уныло. Помимо вездесущего борщевика приходится видеть деревни, в которых до половины домов заколочены. Зрелище грустное.

Зато можно своими глазами увидеть Валдай. Не весь национальный парк, конечно – на это требуется несколько дней – а хотя бы сам город. Впечатление смешанное: городок как будто застыл где-то в середине века, но непонятно, какого. И чем зарабатывали местные жители, оставалось загадкой: ни одной заводской трубы.

Очень приятный Музей городского быта просветил нас: оказывается, Валдай славился двумя профессиями – ямщиков и кузнецов. Похоже, с тех пор мало что изменилось.

Центр городка живописен, но довольно пуст. Привлекла внимание запертая харчевня, в августе украшенная елочной мишурой и объявлением «С Новым 2017 годом!». Видимо, корпоратив 2017-го свернул не туда…

Единственная столовая на центральной площади забита до отказа, про масочный режим здесь явно никто не слыхивал, поэтому питаться пришлось валдайским фастфудом – пятидесятирублевыми хычинами. Реализовывал продукт живописный пацан, азартно рубившийся в компьютер, по возрасту примерно равный Валдайской возвышенности. Необходимо отметить: хычины были вкусные.

Зато городская набережная бьет все рекорды: небольшая, но полностью обустроенная, с огромной детской площадкой и потрясающим видом на озеро и островной Иверский монастырь.

Имеется здесь и здание Молодежного центра, явно выбивающееся из патриархальной архитектуры города.

valday.com

Ну, если валдайцы не жалуются, то и нам грех. И мы отправились дальше.

«У Пожарского в Торжке»

Тверская область встретила нас Вышним Волочком. Рассматривали мы его из окон машины – я отговорил выходить. Жива еще в памяти история 25-летней давности, случившаяся в Петрозаводске. Два ушлых брата-торговца набрали на местной овощебазе тонны товара на реализацию, за копейки скинули всю партию на городских минирынках, и скрылись с выручкой. Торговое сообщество выяснило, что прячутся братья в Вышнем Волочке, и предложило петрозаводским бандитам за вознаграждение наказать жуликов. Никто не вызвался. Так мы узнали, что в Карелии закончились «лихие 90-е», а я начал с опаской относится к вышневолодцам.

Мы отправились дальше, и по пути проехали поворот на, прости Господи, Выдропужск. Моя жизнь никогда не будет прежней…

На самом деле свернуть под Новгородом на общую трассу нас заставило желание проехать через Торжок, чтобы попробовать пожарских котлет. Именно в Торжке, в трактире Евдокима Пожарского, родился этот рецепт, впоследствии прославленный Пушкиным:

«На досуге отобедай

У Пожарского в Торжке,

Жареных котлет отведай

И отправься налегке».

Поэт не врал, оно того стоило. Блюдо подается в нескольких заведениях города, но я рекомендую то, что на ул.Дзержинского: отсюда открывается потрясающий вид на реку Тверцу — левый приток Волги, по берегам которого и стоит город.

Кстати: если верить вывеске, известный магазин, до недавнего времени находившийся в центре карельской столицы, переехал именно сюда. Ну, или вывеска от него. Сенсация!..

Фото Максима Берштейна, Ирины и Сергея Полиных.

Продолжение следует.