Личное мнение: Карельский бизнес губят жадность и лень. Часть первая

Зачастую причиной развала предприятий в республике становятся сугубо внутренние проблемы

Мы уже публиковали размышления известных карельских предпринимателей о том, что мешает развитию бизнеса в нашем регионе. Кто-то считает, что вопрос упирается в отсутствие кадров и невозможность взять кредит, кто-то – в излишнее рвение проверяющих инстанций. Но причина порой кроется в собственном отношении к делу – и есть характерные примеры.

Зачастую причиной развала предприятий в республике становятся сугубо внутренние проблемы

А вот и пузырики…

Буквально на днях, направляясь работать на очередной гирвасский байк-фестиваль, прихватил я с собой литр разливного пива – чтобы не так уж сильно отличаться от брутальных бородатых мужиков в кожаных жилетках.  Напиток был известной марки, разливной, периодически покупал его последние года три. Приезжих друзей угощал – мол, смотрите, не хуже импортного… Но, похоже, эти времена закончились, потому что пиво оказалось невкусным. Вообще.

«А чего же ты хочешь?» - удивились находившиеся со мной в компании два опытных бармена. – «Оно ж газированное!».

Тут надо объяснить, что наличие углекислого газа в пиве, как и в игристом вине, обязательно: СО2 улучшает вкус и выступает в качестве консерванта. Процесс насыщения напитка углекислотой называется карбонизацией. Вопрос в том, как именно она проходит.

В «живом» пиве это обычно делается путем добавления сиропа: сахар или глюкоза вступают в реакцию с дрожжами, и выделяется газ. Этот процесс вторичного брожения - естественный, но долгий, до 3 недель. И затратный. А есть карбонизация принудительная, когда напиток, грубо говоря, прогоняют через сифон. Затраты – копейки, время – пара дней, вкус – соответствующий: искусственно введенные «пузырики» сразу дают о себе знать.

 Вот так выглядит принудительная карбонизация. Фото: braukraft.ru

Именно это, похоже, и произошло в магазине, в который  больше не пойду. Понятно, что владельцы бренда решили удешевить себестоимость продукции, пожертвовав для этого качеством. Вопрос – что заставило преуспевающую компанию пойти на такой шаг? Моя версия основывается на опыте наблюдения за развалом однозначно прибыльных карельских предприятий. Эти примеры хорошо известны в республике.

Уйти по-английски

Начнем опять же с пива: вспомним, что четверть века назад в Карелии начали выпускать собственное пиво, которое уже тогда свободно конкурировало с зарубежными сортами. Привычные советскому обывателю наименования рядом не стояли с «Ричардом», выпускавшемся в Костомукше. Местный  пивзавод был основан в 1993 году как один из цехов Костомукшского ГОКа. Сортов было три – светлое, темное и эль, и продавались они исключительно в розлив. Свое наименование напиток получил в честь сэра Ричарда Шардлоу, который обучил местных специалистов и поначалу варил пиво сам. Качество было настолько отменным, что напиток сравнивали с «Гиннесом». В те времена город горняков практически перестал употреблять крепкое спиртное. Зато лавок и кафе, где продавали и подавали английский «Ричард», на 30-тысячный населенный пункт насчитывалось добрых полтора десятка.

Да что говорить? Владельцы петрозаводского бара, располагавшегося в те времена в Доме культуры ОТЗ, не ленились специально гонять в Костомукшу микроавтобус, чтобы привезти несколько кегов уникального напитка…

 Не пиво было - образ жизни!

Идиллия закончилась неожиданно и необъяснимо. В 1996 году завод выпустил 560 тысяч литров (!) пива, а уже спустя три года предприятие, продукция которого разлеталась без остатка, вдруг стало убыточным. И хотя позже высоколобые аналитики пытались доказать, что не хватило инвестиций - весь город знал: продукт просто «зафаршмачили». «Ричард» изначально производился по технологии верхового брожения, по которой в России тогда варилось не более 4 процентов пива. Судя по всему, технологию изменили – читай, удешевили. И предприятие потерпело крах, потому что продукция перестала быть уникальной, и ее перестали покупать. Правда, менеджеры еще пытались выжать из бренда хоть что-нибудь, начав разливать пиво в бутылки,  предварительно – правильно! – прогоняя его через сифон. Но популярностью продукт не пользовался, а наименование «Ричард» к тому времени давно было отозвано – на этикетке значилось «Костомукшское». В 2003 году завод закрыли. Все, что напоминает старожилам города горняков о знаменитом некогда продукте – бар под названием «Ричард», существующий в городе до сих пор.

Стулья об столы

В те же времена в той же Костомукше процветало еще одно уникальное и сверхприбыльное предприятие: мебельная фабрика «Коспайн». В каждом зажиточном доме должна была стоять мебель этого российско-финляндского производителя. Продукцию гнали в основном за рубеж: кухонные гарнитуры «Коспайн» до сих пор можно встретить в Швеции, Финляндии, а также в Москве и Питере. Массив сосны – он массив сосны и есть… Зарплаты на фабрике были аховые.

Предприятие было учреждено опять же Костомукшским ГОКом, но потом случилась приватизация – а фабрику не включили в какой-то там реестр. В результате она оказалась в собственности государства, то есть правительства Карелии. А еще точнее – в ведении «Кареллеспрома», который передал контрольный пакет акций предприятия коммерческой фирме. По чистому совпадению ее учредителями были два известных бизнесмена, самых близких к тогдашнему руководителю Карелии Сергею Катанандову.

 Продукция фабрики была везде...

Впрочем, сотрудников фабрики вся эта чехарда не должна была коснуться: продукция была востребована, кадры имелись, и все, что требовалось производителю – это сырье, то есть лес. И делянки были выделены, да вот только ушла древесина не туда. Одним росчерком пера лес без конкурса передали той самой фирме, что распоряжалась акциями фабрики. В результате он был продан на корню сторонним компаниям, а фабрике стало не с чем работать. Подмахнул распоряжение о передаче делянок лично Владимир Корниенко, руководитель лесного департамента Карелии, которого наши правоохранительные органы много лет безуспешно пытаются вытащить из Украины - чтобы отсидел свои 5 лет, заочно вынесенные судом…

Фабрика перестала существовать. Было возбуждено дело о преднамеренном банкротстве, но нашелся «стрелочник». Истинные виновники, на мой взгляд, остались ненаказанными. Те, кто интересуется этой историей, могут «погуглить» - 10 лет назад журналисты уделили ей немало внимания. Ключевые слова: фирмы «Костомукшская сосна», «Макром», «Беркана». Нас же сегодня интересует другой вопрос: почему бизнесмены, получившие в руки прибыльное предприятие (за 10 процентов стоимости его активов!), не то что развивать его не стали, а целенаправленно загубили? Ответ тот же: лень и жадность. Работать не хотелось, а денег хотелось, причем быстрых – чтоб поймать не успели.

Читайте далее: "Карельский бизнес губят жадность и лень. Часть вторая".

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №31 от 25 июля 2018

Заголовок в газете: Бизнес "по-быстрому". Часть первая